Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Кардинал

Медичи X: Пьеро Невезучий







Ну а теперь на арене нашего цирка – Пьеро ди Лоренцо де Медичи, старший сын Лоренцо Великолепного и следующий некоронованный властитель Флоренции.

Современники окрестили его Piero il Fatuo или Piero lo Sfortunato – Пьеро Злосчастный или Пьеро Невезучий, кому как больше нравится. Ему действительно не сильно подфартило в жизни, однако главное невезение (и для него самого, и для Флоренции) заключалось в том, что Пьеро, сын одного из умнейших людей Италии, был попросту круглый дурак.

Не то чтобы Лоренцо сильно заблуждался насчет умственных способностей своего наследника - но выбирать было просто не из кого. Из двенадцати детей, которых ему родила Клариче Орсини, до более-менее зрелого возраста дожили только шестеро. Самой старшей была Лукреция, которой на момент смерти отца исполнилось двадцать два года, – тетка на редкость умная и пробивная, но, увы, даже просвещенная Флоренция не приняла бы в качестве главы клана Медичи женщину. По тем же причинам отпадали ее младшие сестры Маддалена и Контессина.

Второй сын, восемнадцатилетний кардинальчик Джованни, тоже был парень весьма мозговитый, но, папенькиною волею, еще сызмальства пошел по церковной стезе – как и его кузен Джулио, бастард покойного Джулиано, воспитывавшийся вместе с детьми Лоренцо.

Оставался последний отпрыск Лоренцо – Джулиано-младший, но этот только-только перестал ходить пешком под стол, и, стало быть, с него вообще были взятки гладки.

В итоге по всему выходило, что преемника придется делать из Пьеро. Нельзя сказать, чтобы Лоренцо не старался: образование старшенькому он дал по высшему разряду (впрочем, как и всем остальным детям), к политическим делам начал приучать, едва у Пьеро молоко на губах обсохло, – но эффект неизменно стремился к нулю. К концу жизни Лоренцо с огорчением убедился, что дурак – он и есть дурак, хоть сколько наук в него не впихни.

Пьеро де Медичи в детстве (Гирландайо, «Утверждение устава святого Франциска»):


И во взрослом возрасте – у Бронзино и у Герардо дель Фора:

Agnolo Bronzino - Piero il Fatuo.jpg 501 Piero de Medici 02.JPG

Однако худшая из бед состояла в том, что Пьеро был не просто дурак, а дурак с заоблачным ЧСВ. Как же ж, папа у него – сам Лоренцо Великолепный, мама – потомица императоров Юлиев-Клавдиев (чистой воды вранье, но Орсини упорно в это верили), сам он весь из себя красавец (говорили, что Пьеро здорово похож на своего покойного дядюшку Джулиано)! Выводы: Пьеро – звезда, а все кругом – убогие смерды, обязанные при его появлении падать ниц.






Collapse )








Кардинал

Медичи III: Козимо Старый и его Олимпиада-80. Апофеоз

Ну что, давайте еще раз поаплодируем возвращению Козимо во Флоренцию…

…и перейдем к делам насущным. Козимо, во всяком случае, так и сделал – сразу, не отходя от кассы.

Ринальдо дельи Альбицци и все его сторонники были немедленно вышвырнуты пинком под зад из Флоренции. На прощание Ринальдо заочно обругал обманувшего его папу Евгения: «И как я мог подумать, что мне поможет удержаться в моем городе тот, кто не смог удержаться в своем!»

Имущество изгнанников частично было конфисковано, частично прибрано к рукам под различными благовидными предлогами.

Богатые семейства, способные потенциально стать новыми Альбицци, получили от налоговой инспекции тонкий намек: или они уменьшают свой живой капитал, вложив его, скажем, в сельскую недвижимость, или… ну, в общем, вы понимаете, что может сделать налоговая.

Цирк с вытаскиванием наугад восковых шариков из избирательного мешка был отменен. Теперь членов Синьории и прочих госслужащих первого звена выбирала так называемая Комиссия Десяти.

И, конечно, Козимо тут был совершенно ни при чем! Он вообще всю жизнь обожал быть ни при чем – какие там должности, какие титулы, о чем вы говорите! Скромный рядовой гражданин, тише воды, ниже травы, жила бы Фьоренца родная, и нету других забот. Ну а что всякие достойные люди оказывают ему честь, советуясь с ним насчет государственных дел – так что ж их, взашей гнать, что ли? Сами, все сами: сами приходят, сами советуются, Синьория сама по собственной инициативе Альбицци из города вышибла, налоговая сама неугодных прессует… Что, узурпация, говорите? Тирания? Окститесь, уважаемые, какая тирания – да у нас демократия, это вам каждый флорентиец скажет!

Кстати, на счет демократии Козимо был прав. Трогать эту любимую игрушку флорентийцев было ни в коем случае нельзя. Пофигу, что на самом деле демократией там уже сто лет как не пахло (это если считать, что она вообще когда-то была), пофигу, что местные олигархи в тех или иных комбинациях всю жизнь вертели городом, как хотели. Зато любой флорентиец при встрече с каким-нибудь неаполитанцем или миланцем мог гордо приосаниться: у вас там, мол, тиран сидит, а у нас ГОРОДСКОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ!

Козимо уважал человеческие слабости, поэтому холил и лелеял местный демократический декорум как зеницу ока. Сложилась парадоксальная ситуация: вся власть во Флоренции по факту сосредоточилась в руках одного человека – но при этом формально все это продолжало называться республикой.

Collapse )
Кардинал

Медичи II / Козимо Старый и его друзья. Часть политическая /

...Итак, на дворе у нас 1431 год. У Козимо все хорошо, а вот у Флоренции не очень. У Флоренции как раз начинается период, который можно политкорректно обозначить как «некоторая жопа».

Началось все с войны с Луккой. Независимый город Лукка имел наглость вступить в НАТО союз с герцогом Миланским, а ведь всем известно, что Милан с Флоренцией злейшие враги!

Понятное дело, флорентийские патриоты подняли хай, что надо немедленно начинать наступление… нет, не на Милан – в Милане в это время сидел герцогом старый психопат Филиппо Мария Висконти, дядя весьма и весьма серьезный и способный выдать любому врагу такой мзды, что мало бы не показалось. Наступать, естественно, надо было на Лукку.

Громче всех разорялся товарищ Ринальдо дельи Альбицци – член одного из самых старых и уважаемых флорентийских семейств и по совместительству главарь партии, которую можно было бы назвать аристократической, если бы во Флоренции в силу местных традиций слово «аристократ» не было синонимом слова «лишенец». Ринальдо указывал, что от грабежа Лукки флорентийской демократии будет сплошная польза – можно будет, наконец, снизить налоги, вздернутые до небес еще хрен его знает сколько лет назад (в основном как раз из-за непрекращающихся военных срачей с Миланом).

Синьория радостно согласилась – и тут же взвинтила налоги еще выше: ну, надо же на что-то содержать будущую победоносную армию!

Мнения партии Медичи на этот счет, судя по всему, разделились. Макиавелли пишет, что «именно партия Козимо была ярой сторонницей войны», и в какой-то мере так оно и было: в частности, кузен Козимо, Аверардо Медичи так драл глотку за наступление на Лукку, что даже самолично возглавил один из военных отрядов.

Сам Козимо отнесся к этой затее с несколько меньшим энтузиазмом: то ли потому что вообще войну не любил – он любил деньги и искусство, а и то, и другое в военное время плохо себя чувствует, – то ли потому что прагматично прозревал, что с горлохватами вроде Ринальдо дело закончится жопой. Во всяком случае, в личной переписке (правда, чуть позже) Козимо высказывался следующим образом: «Я не верю, что война закончится успешно, поэтому предпочел бы держаться от нее подальше».

Однако быть пацифистом в это время было не модно (и даже опасно), поэтому Козимо временно засунул свое миролюбие куда подальше и даже согласился войти в Совет Десяти – своего рода временное военное министерство, которое флорентийцы собирали каждый раз, когда им приспичивало повоевать.

Прогнозируемая жопа не заставила себя долго ждать. Правительство Лукки, узрев в своих владениях флорентийских миротворцев, немедленно кинулось бить челом в Милан. Миланский герцог (сам имевший дальний прицел захапать Лукку в личное владение) послал им на помощь молодого, но очень перспективного кондотьера Франческо Сфорцу. Вот он:

Francesco Sforza after Mantegna Washington

Ну, или вот, из Нюрнбергской хроники:

Nuremberg chronicles f 248v 3 (Franciscus sforcia)

Молодой и перспективный кондотьер стремительно навалял противнику люлей, отчего во Флоренции сильно приуныли. Сообразив, что против лома нет приема, Синьория почесала репу и решила прибегнуть к старому испытанному средству: предложить кондотьеру взятку.

Collapse )
Кардинал

Особенности полярного быта...

Трезвость - норма жизни!

Есть одна история, идеальная в качестве тоста как на День Трезвости, так и на День Граненого Стакана.

Первую в мире долговременную экспедицию на дрейфующей льдине «Северный полюс-1» планировали опытные зимовщики. Они знали, как сурово Арктика испытывает на прочность людей и оборудование — и готовились к большим нагрузкам. Еще они были умны и изобретательны. Просто для примера: в их самодельной гидрологической лебедке (пять километров троса, однако) стоял вал из обрезанного пушечного ствола. А радиостанцию для знаменитого «короля эфира» Кренкеля делала лаборатория НКВД по принципу "минимум веса, максимум надежности" — и родила такую штуку, что Кренкель за всю зимовку (девять месяцев) не заглядывал внутрь. Хотя условия работы рации были дикие просто: в палатке бешеная влажность, нехватка кислорода и максимум плюс пять. А обынчо минус пять. Если сравнивать дрейф "СП-1" с чем-нибудь из нынешнего контекста, то, поверьте на слово, космическая экспедиция такой же протяженности — чистый курорт.

В общем, они хорошо готовились. Но будь ты хоть снежный человек, Арктика тебя удивит. И она внесла коррективы в процесс высадки на льдину: непогода, аварии, непредвиденные ситуации и непреодолимые обстоятельства... (это отдельный триллер длиной в несколько суток, когда для начала над самым полюсом сдохла связь, и Большая Земля двенадцать часов не знала, экспедиция села на полюс или убилась об него; а потом — гулять так гулять, — потерялся один самолет; причем, люди вели себя идеально, не подкопаешься, все молодцы, просто так вышло, это же Север).
Как результат — бешеная нервотрепка и постоянная суматоха.

Collapse )
Кардинал

Сэр Витёк, рыцарь Круглого Стола или о чём умолчал Мэллори

Легенды Артуровского цикла хранят предание о рыцаре Персивале.



Hacker_Arthur_Percival_with_the_Grail_Cup

Воспитанный мамкой-разведенкой в деревне, прицеп бегал без штанов по лесополосам до пятнадцати лет, пока не повстречал возвращавшихся то ли с Принуждения Кого-то к Миру, то ли с Отрывания Конечностей Не Имеющим Национальностей, рыцарей. Лязг топового шмота произвел на юношу такое впечатление, что он сразу захотел, как дяденьки. На дяденек, в свою очередь, произвела впечатление бицуха юного бачи, особенного когда тот забожился, что синтол не принимает и даже не знает, что это такое. Мужики взяли бачу с собой в Камелот с неизвестно какой целью, но как бы то ни было, пацанчик, несмотря на отсутствие штанов и прокачанность только джавелина, чисто на физике ухитрился пописать одного не имеющего национальности, после чего сразу стал не бача, а очень даже ВэДэВэ или даже СэСэО. Его приключения, а также нравственная и физическая чистота составили основу целого раздела Артурианы, но нам они сейчас не интересны. А интересны нам приключения другого молодого рыцаря Круглого Стола.

Collapse )
Кардинал

Герои на службе Добра. Часть II. Варвар

варвар

В одном племени Северных Мародеров-Варваров жил молодой Мародер-Варвар, которого племя очень и очень стыдилось. Нет, наш герой был смелым, хорошо подкачанным, парнем, никогда не пропускавшим священные Дни Ног. Кожано-меховые семейные труселя с заклепками на нем сидели как влитые (кожано-меховые стринги с заклепками в племени не носили, потому что когда среднегодовая температура за окном редко поднимается выше минус пяти по Цельсию, стринги, пусть даже с полосками меха - это чересчур экстремально). Огромные наплечники с шипами совершенно не мешали юному убийце двигаться и даже делать широкие, поистине варварские движения двуручным топором.
Collapse )
Кардинал

Прототип Уолдера Фрея?



Однажды ее отец сказал об Уолдере Фрее, что это единственный лорд во всех Семи Королевствах, который может извлечь целую армию из своих штанов. Когда лорд Переправы приветствовал Кейтлин в огромном зале восточного замка в окружении двадцати живых сыновей (за вычетом сэра Первина, который был двадцать первым), тридцати шести внуков, девятнадцати правнуков и бесчисленного числа дочерей, внучек, бастардов и детей бастардов, она поняла, что имел в виду отец.  (с) Д. Мартин "Игра Престолов", глава 59.


Сэр Эндрю де Лесли из Балкейна, что к северо-западу от Абердина, был одним из наиболее одиозных шотландских дворян своего времени. Он потерял в легендарной битве при Харлоу (1411 год) по меньшей мере шестерых своих сыновей, а согласно другим источником – даже больше. В любом случае, участь остаться бездетным ему не грозила, потому что у Лесли, если верить сведениям современников, было семьдесят отпрысков, большинство из которых были незаконнорожденными. В частности, летописец сообщал: «За одну ночь он зачал семерых детей в различных местах, и и все их матери оказались на родильном ложе одновременно, и его леди (супруга) в милости своей послала каждой из них половину бочонка муки, половину бочонка солода, барана и пять шиллингов денег».

Существовало поверье, что ни одна женщина не могла чувствовать себя в безопасности, пока сэр Эндрю находился среди живых, и, согласно современникам, он похитил многих «честных дев», спровоцировав тем самым вражду с несколькими влиятельными семьями, включая клан Форбс. В конце концов, в январе 1420 года по его душу был отправлен шериф из Ангуса, е@арь-террорист, впрочем, не пожелал сдаваться, и между его людьми и людьми шерифа разгорелся жаркий бой, в ходе которого сэр Эндрю сложил свою буйную голову. Вдова, которая каким-то удивительным образом оставалась верной такому распутному супругу, забрала его труп с поля брани и захоронила в родовой часовне, щедро платя священнику за ежедневную мессу в честь покойного. (с) А. Свистунов "Добрые соседи: кровавые распри шотландских кланов".

Похищения "честных дев" - вспоминается еще и безбожный Гуго Баскервиль из "Шерлока Холмса".

Кардинал

Однажды, в студеную зимнюю пору...

Карелия. Западный берег озера Мяндуярви. Область ответственности 73-го Кразнознаменного погранотряда



01

- Здесь?
- Да вроде здесь.
- Да тут дорог-то...
- Все равно без навигатора стремно.
- Диды как-то обходились.
- Диды ваивали.
- А то ж.
- Завалите.
- Есть.
- Есть.
- Батар, что думаешь?
- Это дорога, точно. Не просека. И старая.
- Значит, наша. У нас карта две тысячи двадцать восьмого.
- Товарищ лейтенант, а дайте я еще бумагу посмотрю.
- Вместе посмотрим.

Collapse )
Кардинал

Очень злые сказочки

Самый Главный Герой

Его выволокли на площадь и швырнули на эшафот. Ойкнув для приличия, Самый Главный Герой тяжело поднялся и огляделся. В принципе, все было довольно стандартно – безликая толпа на площади, недвижная фигура палача, огромный топор в заляпанной засохшей кровью колоде и грозная, но несомненно рассеянная стража. Вот только Темный Властелин на черном троне выглядел несколько молодо – видимо совсем недавно получил назначение.
"В общем, будем действовать по обычной схеме", подумал СГГ, делая шаг к топору.
Взревели трубы и воплощение мирового зла поднялось на ноги.
- Верный мои подданные, - вскричал Темный Властелин, - я никогда не занимался сексом с этой женщиной!
У СГГ вытянулось лицо.
- Не то, Ваше Величество, - яростно зашептал откуда-то сбоку гоблин-секретарь.
- Действительно, чего это я? - смутилось Зло. - Добрый вечер, буду краток.
А то, как и впрямь, будет, ужаснулся Самый Главный Герой.
- Теплее, - подбодрил хозяина гоблин, - гораздо теплее. Но все равно не то.
Темный Властелин задумался.
- А, ну конечно! Прежде чем я убью, я должен рассказать тебе о моих грядущих зловещих планах...
Вздохнув с облегчением и зная, что у него в запасе не менее получаса, СГГ прислонился к топору и принялся тереться путами о зазубренное лезвие.

Collapse )