grigvas (grigvas) wrote,
grigvas
grigvas

Category:

А этой высоте, две семерки, одна шесть, девяносто человек...

Диорама "Высота 776". Студия военных художников им.М.Б. Грекова, 2020 г. Находится в Музее истории воздушно-десантных войск, г.Рязань.

Посвящена бою у высоты 776 в ходе Второй чеченской войны, в ходе которого 29.02 - 01.03.2000 г. 6-я рота 2-го батальона 104-го гвардейского парашютно-десантного полка 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии (Псковской) под командованием гвардии подполковника М.Н. Евтюхина вступила в бой со значительно превосходящим по численности отрядом чеченских боевиков и арабских наёмников, руководимых Хаттабом, под Аргуном в Чечне, на рубеже Улус-Керт - Сельментаузен.















(с) leib-hussar

Высота 776. 6-я рота 104-го полка ВДВ в Чечне, 2000 г.
Сразу же после боя основные силы Хаттаба двинулись на Сельментаузен. Часть отряда оставалась в районе села, чтобы рассредоточиться и перейти к партизанским действиям. Другая ушла дальше на восток.
Наутро к позициям одной из рот вышли два солдата, уцелевших в ночном бою. Они и стали первыми вестни-ками гибели 6-й роты. Днем 1 марта артиллерия и авиация активно обстреливала район прорыва боевиков. Эти удары нашли цель, однако помочь 6-й роте уже не могли. На высоте нашли 84 тела. Шестеро солдат разными путями вышли к своим.
Потери боевиков определить точно достаточно сложно. Официально российская сторона заявила о гибели пя-ти-шести сотен сепаратистов. Такой результат, конечно, несколько подсластил бы пилюлю, однако приходит-ся признать эти данные завышенными. Если боевиков погибло так много, непонятно, кто же все-таки добил 6-ю роту — у Хаттаба, если учесть обычное соотношение убитых и раненых, при таких потерях не осталось бы бойцов на ногах.
Действительные потери противника, вероятно, скромнее. По данным боевиков (в том числе по показаниям пленных), непосредственно в бою с 6-й пдр «стали шахидами» 25 человек, убитых на месте. Открытым остал-ся вопрос о том, включены ли в это число иностранцы — их в отряде Хаттаба было много. Кроме того, Хаттаб озвучил потери от артиллерийских ударов по идущим на прорыв — примерно 30 убитых. Еще примерно столько же умерших, раненых и умирающих насчитала на своем пути разведгруппа 45-го полка, шедшая по следам хаттабовцев после гибели 6-й роты.
Наконец, преследуя чеченцев, русские пленили по разным данным от двухсот до четырехсот боевиков, значи-тельная часть которых была ранена. В частности, организованно капитулировал полевой командир Махмуд Адаев, сдавший весь свой отряд в тридцать человек и указавший, где находятся его раненые подчиненные. Та-ким образом, потери чеченцев непосредственно на высоте 776 оказались умеренными, но в целом прорыв в районе Сельментаузена стоил Хаттабу дорого и хорошо проредил его людей, прежде чем им удалось рассе-яться по лесам и поселкам.

Анатомия катастрофы
6-й роте не удалось остановить выход отряда Хаттаба из окружения. Потери чеченцев оказались ощутимыми, но умеренными, и основные силы выбрались из ловушки. Заявленные 500 боевиков десантники точно не пере-били хотя бы потому, что 500 трупов невозможно потерять. Утверждения федеральных властей о выносе та-кой массы убитых и раненых на руках звучат откровенной натяжкой: кроме тел боевики тащили оружие, бое-припасы и снаряжение, и просто не имели возможности волочь за собой массу покойников. Все это, однако, не имеет ни малейшего значения. 6-я рота 104-го пдп до конца выполнила свой долг, несмотря на катастрофиче-ское развитие событий, легла костьми на пути противника и нанесла ему такие потери, какие смогла. Однако мертвыми героями не стоит прикрывать промахи живых.
Основной причиной трагедии 6-й роты оказались ошибки в организации операции и общие пороки тогдашней Российской армии. Во-первых, РА не имела навыков и технических средств для эффективного ведения ночной войны, а основные события на высоте произошли как раз в темное время суток. Во-вторых, полностью прова-лили разведку: движение нескольких сот боевиков оказалось никак не отслежено.
Конечно, сыграл свою роль и неприятель. Не следует забывать, что Хаттаб имел огромный опыт и отличные навыки партизанских действий, и маскировку марша организовывал целенаправленно и эффективно, а чеченцы действовали в бою решительно и умело. Вообще, боевики времен начала Второй чеченской — это, без пре-увеличения, самый хорошо подготовленный и мотивированный враг из всех, с кем русским пришлось сталки-ваться за всю постсоветскую историю.
Однако в реальности мы имеем то, что имеем: 6 рота и все наши силы в этом районе оказались «слепыми», в то время как противник, напротив, был неплохо осведомлен о силах и расположении русских частей. Никто кроме командования Объединенной группировки и непосредственных командиров десанта за это, конечно, не может отвечать. Позже говорили, что основные усилия по разведке местности и противника были брошены на Шатой и Итум-Кале, а возможные собственные усилия десантников оказались парализованы распоряжениями свыше. Распоряжениями, заметим, отданными из самых лучших побуждений: не давать разведчикам отрывать-ся от прикрытия артогнем. Поддержка с воздуха не могла прийти из-за чудовищных проблем взаимодействия авиации с войсками на местах и тех же самых ночных условий боя. Ни ночных, ни всепогодных вертолетов русские не имели.
Кроме того, никто кроме командования ОГВ не может отвечать за то, в каком виде 6-я пдр убыла на театр бо-евых действий. Комплектование роты закончилось буквально перед вылетом, командир получил роту под начало тоже буквально перед отправкой на войну. Ни солдаты, ни офицеры не прошли ничего, что могло бы походить на боевое слаживание, и командир попросту не имел — и не мог иметь! — четкого понимания воз-можностей своей части.
Да, естественно, возникают вопросы о том, почему управление ротой оказалось так быстро потеряно, но ведь невозможно ожидать от только-только назначенного ротного, что он сможет мгновенно освоиться в незнако-мой части и покажет свои лучшие качества в острой ситуации. А ситуация оказалась не просто острой, а со-пряженной с чудовищной опасностью: на порядок численно превосходящий противник, ночь, отсутствие эф-фективной поддержки.
Наконец, не следует забывать о том, как развивались события с точки зрения командиров операции. А они объективно до самой ночи не имели вообще никаких данных о том, что происходит на высоте 776. А когда начался бой, положение из штаба не выглядело критическим. В сущности, катастрофа стала полностью оче-видной только на следующий день — когда 6-й роты уже несколько часов не было.
Наконец, по причинам и субъективного, и объективного свойства, события на высоте развивались очень быст-ро. Рота оказалась взята врасплох, один из взводов перебит на марше еще на склоне — тяжелые потери нача-лись даже не в первые минуты, а в первые секунды боя. При этих условиях действительные потери боевиков в несколько десятков убитых и неизвестное число раненых непосредственно в бою с 6-й пдр — не умаление по-двига, а напротив, свидетельство отчаянного сопротивления русских солдат.
В ситуации, когда события стремительно развивались от плохого к худшему, а управление ротой рухнуло, де-сантники продолжали отстреливаться и делать то, что еще можно было сделать. При этом рук не поднял во-обще ни один человек. Десантники продемонстрировали как минимум личное мужество и готовность защи-щаться до последней капли крови. Остается только сожалеть, что лучшего применения этой храбрости — например, похоронить Хаттаба прямо в окрестностях Улус-Керта — так и не нашлось.

(с) Е. Норин "Чеченская война"
Tags: Вархаммер, Военное дело, Интересно, История, Картинная галерея, Цитата
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments