grigvas (grigvas) wrote,
grigvas
grigvas

Category:

Живая душа

Картинка из жизни русской деревни. Русской деревни Будущего. Параллельного Будущего.



01

- Слышь Петрович, тут это...

Охрим запнулся, замялся было под пристальным, внимательным взглядом старосты. Затем, собравшись с духом, махнул огромной, заскорузлой ладонью и бухнул:

- Там ребятишки у болота... Вегана они видели, в общем.

Мужики переглянулись. Кузнец Василий Ипатьевич Котенький крякнул, повел чудовищными плечами и медленно поднялся из-за стола.

- Ты куда это собрался, Васенька? - прищурившись, спросил староста Алексей Егорович Вдругорядов.
- Так известно куда, - прогудел кузнец. - Домой, за ружжом. Не руками же его давить.
- Ты сядь пока, Вася, - ласково сказал староста.
- А чего садиться-то? - набычился кузнец.
- Сядь, я сказал, - вдруг негромко, но как-то очень значительно рявкнул Алексей Егорович.
- Ну, положим, сел, - потупился кузнец, опускаясь обратно на лавку.



Седобородый староста с белой, как снег, головой значительно постучал узловатым пальцем по столу.

- Хоть и веган - а все живая душа! А ты за ружье сразу. Креста на тебе нет, что ли!
- А чего креста, - исподлобья посмотрел на старосту кузнец, - Или забыл, как они Гришку-то в прошлом годе? А?

В избе воцарилась гнетущая тишина. В горницу вошла Алена, внучка старосты. Девушка молча, со значительным стуком поставила на стол ведерный кувшин квасу и несколько здоровенных деревянных кружек. Резко повернувшись, Алена вышла из комнаты. Мужики, хоть и были женаты, проводили ее задумчивыми взглядами, сконцентрированными чуть пониже спины. Когда девушка хлопнула дверью, тракторист Святослав Магомедович Мбого, как самый молодой, разлил квас по кружкам. Мужчины крякнули и враз осушили посуду. Святослав снова наполнил кружки, а затем сказал:

- Вы, Василий Ипатьевич, путаете. Гришу, упокой его Господи, не веганы... Это дауншифтеры были. И один инфлюэнсер.
- А то разница есть, - скривился, как при виде медведки, кузнец.
- Есть разница, - значительно сказал Алексей Егорович, - Веган - он когда-то человеком был. Может еще и не все для него потеряно. Охрим, вы ведь в понедельник хряка забили?
- Забили, - степенно кивнул немолодой, но все еще крепкий, тракторист Охрим Хангельдыевич Батурханов.
- Колбасы накрутили?
- Накрутили.
- Вот прихвати одно колечко.

Охрим в волнении сжал кулаки, затем вытер вспотевший лоб и неуверенно спросил:

- Так мы что же, значит...
- Да, - твердо ответил староста, - Так, не так, а, может, живую душу спасем. Васенька, у тебя, я знаю, полгуся со вчерашнего осталось - тоже прихвати. Да заверните все в полиэтилен, возьми там у меня пакет с пакетами. И руки помойте с мылом. Дегтярным. Ты, Слава, сходи к Петру Игнатьевичу, скажи, я велел кланяться, пусть он нам сеть одолжит. Она у него хоть и капроновая, да толстой вязки, не поранит. И Пекку позови, он Коровье Слово знает. Алена!
- Что? - отозвалась из другой комнаты девушка.
- Сходи на огород, нарви латука.
- Хорошо.

Быстрые девичьи ноги протопотали по деревянному полу, хлопнула дверь.

- В первый раз этой весной посадил, - негромко сказал Алексей Егорович. - Вот как знал...

Староста встал и расправил плечи, сразу показавшись моложе своих лет и выше обычного роста. Вслед за ним поднялись остальные мужики.

- Не за славой идем, - сурово сказал Алексей Егорович. - Не на драке потешиться. Человека идем спасать. Хоть и веган, а все живая душа.

Он перекрестился на иконы. Мужчины кивнули и тоже осенили себя крестным знамением.

- Жду всех через десять минут на околице. Бабам не говорите. Кто знает, как оно обернется. Не пугайте раньше времени.

Мужики снова кивнули и направились к выходу.


**********************************************************************************************************************


- Ты сматтри, каккой маттерый, - пробормотал, осторожно выглядывая из кустов, зоотехник Пекка Михайлович Пилибереза, - Та он, паххоше, еще и сыроетт.

Веган пасся на краю болота. Его могучие челюсти легко перемалывали лебеду и пырей. Весь перемазанный, словно кровью, зеленым соком, веган снова и снова с утробным урчанием набрасывался на несчастную траву, безжалостно перегрызая тонкие стройные стебли. Время от времени веган поднимал голову и тревожно оглядывался. Убедившись, что поблизости нет никого, кому можно было бы рассказать о вреде мясоедения, он всхрапывал и снова принимался за свою мрачную трапезу.

- В общем, слушайте, мужики, - зашептал Алексей Егорович. - Я сейчас выйду и буду его салатом подманивать. Веган - он до салата сам не свой, это мне еще дед говорил. Как он подойдет, ты, Васенька, на него сеть набрасывай. Как набросишь - сразу отходи. Ты своей силы не ведаешь, не заметишь, как задавишь. Как его сетью-то накроет, мы с тобой, Слава, его к земле прижмем, а Пекка ему Коровье Слово скажет. Веган-то, знамое дело, от того ослабнет. Тут уж, Охримушка, не зевай, пихай ему в рот колбасу. А как его от колбасы разберет, тут и ты, Вася, гусем накормишь. Ну, помогай нам Никола Угодник. Я пошел.

Когда из кустов вышел высокий седобородый старец, веган прекратил терзать траву и настороженно застыл.

00

- Куть-куть-куть, - ласково заворковал Алексей Егорович, протягивая вегану пучок салата.
- Я веган и прекрасно себя чувствую, - забормотал, принюхиваясь, измазанный зеленой кровью растений пожиратель травы.
- Ку-у-уть-куть-куть, - продолжал староста. - "Приходили сыроеды на веселую беседу, пожевали бересты, сами тонки, как глисты".
- Все необходимые микроэлементы и витамины, - продолжал бормотать веган.

Как завороженный, он смотрел на пучок латука. Осторожно, веган сделал шаг по направлению к Алексею Егоровичу, затем другой. Староста поднес латук к носу, шумно втянул воздух, и закатил глаза, показывая высшую степень блаженства. Веган заволновался. Он перебирал передними лапами, то опуская голову к земле, то снова поднимая ее и огладываясь.

- Куть-куть-куть, - продолжал щебетать Алексей Егорович. - Говорил веган вегану: "Я котлету есть не стану, тот кто мясо любит - сам себя погубит!"

Веган, наконец, решился. Тряхнув головой, он мелкой рысью напрвился к старосте.

- Вы такой агрессивный, потому что едите мясо, - возбужденно бормотал веган. - Есть животных - это преступление!

Он был уже в трех шагах от Алексей Егоровича, когда старик спрятал салат за спину. Веган ошеломленно закрутил головой, пытаясь понять, куда пропало желанное лакомство.

- Пошли, ребятушки! - громовым голосом вкричал Вдругорядов.

Подобно черной молнии из кустов выскочил Святослав и, ловко подкатившись под ноги вегану, схватил того под колени. Кузнец Василий выскочил следом. Пусть и великан саженного роста, Котенький двигался быстро и собранно. Он ловко набросил на вегана сеть и отпрыгнул в сторону. Алексей Егорович рухнул на вегана сверху, прижимая опасного травояда к земле. Веган яростно вырывался, трубно блекотил и щелкал на все стороны страшными белыми зубами, но тут зоотехник Тойво подбежал и громко выкрикнул Коровье Слово. Веган обмяк, и замер на месте, широко открыв рот. А от кустов уже спешил, доставая из пакета в пакете благоухающую чесноком свиную колбасу, верный Охрим Батурханов...


**********************************************************************************************************************

02

- Ну как он, Аленушка? - ласково спросил внучку Алексей Егорович.
- Ну чего "как"? - буркнула, глядя в сторону, Алена. - Щей с говядиной тарелку съел, потом гуся остатки прибрал. Потом бургер попросил.
- Да ладно? - поразился Охрим. - А ты что?
- Ну а что, - пожала плечами девушка. - Краюху разрезала, две котлеты внутрь положила, пару огурцов, поллуковицы, ну и горчицы еще. Все сожрал, не подавился.
- А дальше что? - подмигнул товарищам староста, поглаживая замотанное свежим бинтом плечо.
- Ну а что? - слегка покраснела Алена. - Благодарить начал, руки целовать пытался, дурак.
- Эвона, - ухмыльнулся Василий. - Ну а ты?
- А чего я? - хмыкнула Алена. - Как дедушка велел, я ему Пушкина дала, "Сказку о Царе Салтане". Он читал-читал, потом заплакал. Потом пошел в красный угол, крестился, на колени упал, опять заплакал. Я ему тогда еще Лермонтова дала, "Бородино". Он аж совсем разревелся, а потом упал.
- Упал? - ахнули мужики. - И что?
- Ну а что, - улыбнулась девушка. - Я думала - не помер ли? А потом смотрю - спит он. Он так-то ничего, хороший вроде.

Хихикнув, девушка повернулась и высочила из горницы. Мужики некоторое время молчали. Затем Василий, глядя в сторону, пробормотал:

- Как твое плечо-то, Егорыч?
- Да чего там, - махнул рукой староста. - Не сильно он укусил, не глубоко. Да и не болит уже. Вот, Васенька, видишь, я же говорил - человек он. Теперь приживется у нас, работать начнет, женится. А ты в него из ружья стрельнуть хотел.
- Да я чего?

Кузнец бурно, словно могучий тяжеловоз, вздохнул, а потом вдруг широко улыбнулся и осторожно похлопал Другорядова по здоровому плечу:

- Вот потому ты у нас и староста, Алексей Егорович.
- Харашшо ситтим, - заметил Пекка. - Но мошно еще лутше.

С этими словами зоотехник, оглянувшись по сторонам, достал из-под стола литровую бутыль прозрачного самогона.

- Ппа маленькой?

Алексей Егорович прислушался, и, убедившись, что Алена вышла из дома, решительно махнул рукой.

- По маленькой. Сегодня самую малость можно. Хорошее мы дело сделали, мужики!


(с) bigfatcat19
Tags: Забавно, Литература, Цитата, Юмор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment