grigvas (grigvas) wrote,
grigvas
grigvas

Categories:

Наёмник


Август 1971 года. Судан, Хартум. Суд над немецким профессиональным наемником Рольфом Штайнером.
Рольф Штайнер - харизматичная личность, любимец журналистов. Штайнер начал военную карьеру десантником в составе французского Иностранного легиона. Участвовал в боевых действиях во Вьетнаме, Египте, Алжире. В Легионе Штайнер был дважды понижен в звании с сержанта до рядового за неподчинение и дважды повышен в звании. В 1961 году Штайнер принял участие в попытке военного переворота против де Голля. Во время гражданской войны в Нигерии командовал 4-й бригадой коммандос в армии Биафры, в Южном Судане воевал на стороне повстанцев Аньянья.
В армии Биафры Штайнер был известен еще и тем, что часто и сильно понижал или повышал в звании людей, которые, как ему казалось, этому званию не соответствуют. Так, например, он присвоил некому Ибго звание капитана и на жалобы, что этого парня нельзя пускать в офицерскую столовую, потому что он не умеет пользоваться столовыми приборами и ест руками, ответил: «пока он хороший офицер, мне все равно, чем он ест, хоть ногами».
Те, кто постарше, возможно вспомнят интервью с ним - гэдээровский документальный фильм, показанный по советскому ТВ. Как он сидит перед камерой нога на ногу и покачивает армейским высоким ботинком, весь такой спокойный и уверенный в себе. Это интервью было снято как раз в тюрьме в Хартуме. Штайнер говорил, что эти парни из ГДР (вряд ли тележурналисты) купили его за пиво, которое он так любил и которое нельзя было достать в хартумской тюрьме. И не только с пивом были проблемы. В тюрьме Штайнера жестоко пытали, он был приговорен к смертной казни, которую заменили на двадцать лет заключения по «гуманитарным» соображениям. Под давлением правительства ФРГ в марте 1974 года Рольф Штайнер был освобожден.
В армии Биафры деньги, как наемник, Штайнер не получал. Он утверждал, что воевал за Биафру по идейным мотивам, защищал народ, ставший жертвой геноцида. Но вот что пишет на это американский журналист Тед Морган: «В гражданской жизни он был никем. В бою он был экспертом. Война была единственной вещью, которую он делал хорошо. … Где еще он мог получить прилив адреналина, который приносит бой? Где еще сержант может быть повышен в звании в одночасье до полковника?»
Американский режиссер-документалист Аллан Рид так описывает Штайнера в Судане в 1970 году: «Он хотел быть королем. Мы нашли его сидящим на земле в маленькой хижине, и он обрабатывал раны, которые были у детей, там была целая длинная очередь из этих детей. Он сказал, что он счастлив только тогда, когда он идет в бой. Его глаза загорались, когда он говорил об этом. Он сказал, что считает себя человеком 17-го века. Мне показалось, что он строит там себе маленькое царство».

Напоминает полковника Куртца.

(с) karapuzow

Прочит, и... Очень знакомо! Где же я мог это читать ранее? И вспомнил - роман Евгения Коршунова "Наемники":

Ему вспомнилось невыразительное плоское лицо этого немца, редкие светлые волосы, косой челкой налипшие на лоб, бледно-голубые фарфоровые глаза… И вдруг в памяти всплыла фотография, крупная цветная фотография, которую он видел на обложке какого-то западногерманского журнала. Да, фотография Рольфа Штангера — в черном берете со значком — череп и скрещенные кости, в пятнистой куртке десантника…

Ну конечно же, как только Петр его не узнал!

…Журнал со смаком расписывал «незаурядную личность» — Рольфа Штангера. Родился в 1930 году, когда нацисты рвались к власти. Захватив ее, они не жалели сил, чтобы воспитать молодое поколение в нужном им духе. В гитлерюгенде юный Рольф маршировал и горланил «Хорст Вессель», упражнялся в стрельбе и метании гранат. А дома с жадностью читал книги о дальних экзотических странах, об опасностях, подстерегавших храбрых носителей «бремени белого человека» в джунглях Африки и Азии. Ему нравились записки немецких миссионеров, с крестом в руках пытавшихся исподволь подготовить туземцев к мысли о неизбежности их подчинения фатерлянду. И хотя мысли о боге в гитлерюгенде не поощрялись, ибо у нацистов оказались старые счеты со многими священниками, юный Рольф тайком мечтал о том, как он будет миссионером.

Началась вторая мировая война. Наставники Рольфа твердили, что она должна послужить испытанием для сильных личностей и средством утверждения превосходства германской расы.

Юный Штангер пытался бежать на фронт: один раз, другой, третий… Третья попытка была в 1944 году и закончилась тем, что его соблазнила истеричка монахиня, тронутая патриотизмом еще совсем зеленого юнца.

Рольф воспринял это как трагедию. Теперь уже, впавший в смертный грех, он не сможет стать миссионером, не сможет нести божье слово и цивилизацию в далекие джунгли, теперь до конца своей жизни он должен будет стремиться заслужить прощение неба. И лучший путь к этому — борьба с большевистскими ордами, рвущимися на священную землю фатерлянда.

В дни, когда фашистские бонзы, пытаясь оттянуть неизбежный конец и выиграть время для спасения собственных шкур, бросили на фронт стариков и мальчишек, вооруженных фаустпатронами, Рольф Штангер был под Берлином, на Зееловских высотах.

Бог, видимо, не слишком гневался на него за истеричку монахиню: в отличие от многих своих сверстников он остался жив… жив и полон бессильной ненависти. Много лет спустя он рассказывал журналисту, которого направил к нему большой западногерманский журнал, решивший заняться «патриотическим воспитанием» молодежи:

«Когда война окончилась, я был в отчаянии, потому что психологически и физически был готов к бою. Я стал бы драться, даже когда союзники уже контролировали всю страну. Но я не мог воевать в одиночку».

Зверенышем, затаившим злобу, смотрел он на тех, кто сокрушил рейх, кто растоптал его мечты стать героем фатерлянда. Он едва дождался, когда ему исполнилось шестнадцать: рослый, крепкий, он выглядел старше своих лет и нелегально пробрался во Францию. Его мечта — иностранный легион!

Он знал, чего хотел. Французские колонии жаждали независимости. В Алжире и на Мадагаскаре то и дело вспыхивали волнения, а французские солдаты, еще недавно сражавшиеся против фашистов, были заражены левыми идеями и ненадежны, в армии немало бывших партизан-коммунистов…

Иностранный легион — вот кто должен навести порядок в колониях. И вербовочное бюро в Марселе, куда явился Штангер, работает день и ночь, вербовка ведется без ограничений, легиону нужны люди без морали и убеждений. В казармах легиона не спрашивают документов, можешь назваться любым именем. Подпиши контракт, поклянись на верность французскому флагу и не пытайся сбежать. И тогда никому не будет дела до твоего прошлого: будь ты убийца, растлитель малолетних или вор.

Пять лет, полный срок контракта: кровавое умиротворение Мадагаскара, зверские расправы в Алжире… Когда контракт кончается, легион награждает Рольфа — теперь уже профессионала высшей квалификации — кругленькой суммой, вполне достаточной, чтобы начать жизнь респектабельного буржуа. Но хищник, однажды отведавший человеческой крови, навсегда останется людоедом. И в послужном списке профессионального наемника появляются Корея (обучение командос для Сеула), Вьетнам (поражение в Дьенбьенфу), снова Алжир (изощренные пытки патриотов), Конго (служба у Чомбе и попытка отколоть Катангу)…

(с) Е.А. Коршунов.

Tags: Вархаммер, Интересно, История, Литература, Современность, Цитата
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment