grigvas (grigvas) wrote,
grigvas
grigvas

Categories:

Warhammer40: как правильно подать персонажа IV

nFfHTJ-aNrs

... Дед, наверно, пытался подкрасться к Ольгерду незаметно, но тяжелые шаги и стук наконечника палки об кирпичи выдавали его приближение. К тому же, широкие плечи и голова Старого Генерала торчали поверх кустов точно башня танка.
Ольгерд спустился со ступеней и встал, прислонившись к перилам.
- Приперся, опёздол.
Ольгерд не выдержал и хмыкнул. Николай фон Робур в своем репертуаре. Мол, говорить правду - удел смелых, так что утритесь и слушайте, нечего тут кудахтать.
Деда терпеть не могли, деда обожали, деда ненавидели, дедом восхищались, однако Старый Генерал никого не оставлял равнодушным. Он это прекрасно осознавал и делал все для того, чтобы поддерживать образ любителя резких высказываний, строгого, но справедливого.
Опираясь на тяжелую трость, увенчанную набалдашником в виде черепа с аквилой на лбу, дед подошел к крыльцу. Он по-прежнему был на голову выше внука, а вот трубок, торчавших из аугментированных портов в шее и на затылке, стало еще больше, как и морщин на тонкой старческой коже, покрытой старыми рубцами и пятнами от огромных ожогов. Сколько раз он горел в танке, дед не считал и только отмахивался от подобных вопросов. Голова его была, как обычно, выбрита налысо, а на темени красовалась инсигния «Стальной Ярости»: аквила в окружении двух колосьев. Татуировку давно не обновляли, чернила выцвели, однако символ имперского могущества и власти Бога-Императора продолжал украшать лоб, которым, как утверждала бабушка Фрида, было впору рокритовые стены проламывать.
Со стороны посмотреть, так никто и не догадается, что они родственники. А Ольгерд вдруг подумал, что в гнезде фон Робуров он теперь точно подкидыш. Ему даже захотелось сравнить свою ДНК с ДНК деда. Или Эльзы. Есть ли у них вообще что-то общее?
- Ну и моль же ты бледная, патлатая, - критическим взглядом Николай фон Робур окинул Ольгерда, давая понять, что не особо доволен увиденным.
- Здравствуй, дедушка, - сказал Ольгерд.
Почему-то его тянуло улыбнуться. А еще ему казалось, что если бы дед вознамерился указать ему на порог, он бы сделал это сразу.
- Поднасрал ты мне тогда, конечно, знатно, - продолжил дед. – С корпусом-то. Но тебе хотя бы хватило ума не носиться у всех на виду. А вот вернуться домой вовремя ума не хватило. Бабка вся извелась, а потом ночами не спала, когда выяснилось, что в Форштадте случилась заварушка. А потом в Форштадте случилась Инквизиция… - тут дед внимательно посмотрел Ольгерду прямо в глаза своим Самым Пристальным И Суровым Взглядом.
Под этим взглядом терялись даже самые отъявленные наглецы что из числа чиновников Муниторума и столичной аристократии, что из столичных же отбросов, не особо знакомых с не то, что с героями пропаганды Империума, а с календарем и алфавитом. Ольгерд же все-таки поймал себя на том, что смотрит в ответ и не отводит глаз, а надо бы, наверно, попробовать таращиться хотя бы поверх дедова плеча. Но было уже поздно. Дед прищурился и продолжил изучать Ольгерда, остановив внимание на его тяжелых ботинках с магнитными подошвами и коваными носами, типичную обувь докеров и прочих работяг с космических станций и кораблей.
Поэтому Ольгерд просто промолчал. Однако ему все равно было интересно, допускает ли дед саму вероятность того, что его непутевый внук таки прибился к ненавистной Инквизиции.
- Говоришь, на пустотнике в капитановых помощниках ходишь?
- Есть такое.
- Значит, потомок фон Робуров гоняет сраных крыс по корабельному нужнику.
- Грязную работу тоже кто-то должен делать.
- Ну-ну.
А ведь дед прав, подумал Ольгерд. Если сравнить Империум человечества с огромным кораблем, который прорывается сквозь варп... куда бы он там не прорывался, то Инквизиция на борту этого самого корабля выполняет именно что грязную работу. А он, Ольгерд фон Робур, выполняет работу и того грязнее.
Ну хотя бы дед прямо сразу не стал расспрашивать его, точно в старые времена, как там жопа, не болит ли. Ну и все такое прочее.
- Жрать-то будешь? - осведомился дед, засовывая свободную руку в карман формы.
Разумеется, он никогда не ходил в гражданском.
- Буду!
Внезапный топот, хрюканье и пронзительный визг, все это заглушило ответ Ольгерда.
Сначала по подстриженной траве, потом прямо по клумбам с петуньями и дальше по кирпичной дорожке пронеслась свинья. Вернее , упитанный хряк, чистенький, рыжий с черными пятнами. Хряк громко верещал, всхрюкивал и задорно топал копытцами что твой скакун на параде, а в загривок его вцепился оседлавший свинтуса мальчишка, загорелый, в потрепанной одежке.
- Йи-и-и! Деда! Смотри! Я опять!
«Опять». Ольгерд в этом возрасте успел покататься на телятах и гроксятах, совсем-совсем в детстве седлал крупных собак, но вот мысль прогарцевать на кабанчике ему в голову не приходила...
- Опять он, как же! - сначала Ольгерду показалось, что дед зашелся в приступе сухого кашля, но тут же он понял, что это смех. - Ну все, теперь точно засекут. Ну, Алекс, охальник, выдал!
- Он не нарочно, - Ольгерд немедля встал на сторону племянника, хоть и не понял, о чем речь.
Впрочем, причина дедовых опасений выяснилась уже очень скоро. Быстрой походкой из розовых зарослей вышла женщина в форме госпитальерки: строгая темная мантия, белый передник с карманами и огромный накрахмаленный чепец, колыхавшийся в такт уверенным широким шагам. Судя по откровенно военной выправке, сорорите довелось служить Богу-Императору не только в лечебницах ордена Госпитальер, но и в рядах Сестер Битвы. Лик ее был суров, всем своим видом и существом она призывала к порядку.
- Сестра Василиса, - сказал дед, обеими руками опираясь на трость. - Тиран мой домашний. Сейчас выдаст мне пиздюлей, почему не в кресле и почему без шляпы, как будто мне сквозь лысину мозги напечет. Было бы что напечь... И тебе достанется. На вшей, например, провериться предложит.
- Ну хоть не на глистов.
Дед одобрительно хмыкнул.
- Вот Алексу сейчас опять за порося достанется, - сказал он, глядя на мрачную Эльзу, которая идет по розовому саду по направлению к ним. - И за клумбы.
А Ольгерд смотрел на то, как рука в высокой перчатке из плотной гроксовой кожи сжимает и разжимает ручки большого и наверняка очень острого секатора, и что-то ему подсказывало, что причина тревог сестры - вовсе не юный наездник Алекс. А что-то еще, и куда серьезнее...

(с) Страсти по Ольгерду: Инцидент на Красных Озерах / автор Аликс Альберти

Часть 1: https://grigvas.livejournal.com/549910.html

Часть 2: https://grigvas.livejournal.com/696239.html

Часть 3:  https://grigvas.livejournal.com/708901.html
Tags: Вархаммер, Интересно, Литература, Психология, Цитата
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments