grigvas (grigvas) wrote,
grigvas
grigvas

Categories:

Warhammer40: как правильно подать персонажа III

ufm2MAf

Предчувствие неминуемой беды становилось чуть ли не осязаемым, казалось, еще немного, и у него появится вкус, кисловатая горечь которого осядет на языке и гортани. Нечто подобное Ингвару в первый и до сего дня последний раз доводилось испытывать давно, задолго до того, как он был призван в Караул Смерти. Пожалуй… пожалуй, да, это был первый раз, когда Ингвар столкнулся с космодесантниками-предателями. Гвардия Смерти, вот как называется этот проклятый чумной легион, несущий не только смерть и разрушение, но и смертельную заразу, что губит и тела, и души. Сигнал о помощи подали сестры Августейшей Стражи, одного из орденов Пронатус, хранительниц священных свидетельств мощи Всеотца и его верных слуг. Саму планету, почти все жители которой обратились в чумных зомби, могло очистить лишь священное пламя Экстерминатуса. Но прежде чем начинать орбитальную бомбардировку, необходимо было спасти имперские реликвии, и не от уничтожения, а от осквернения, что много хуже и страшнее.
Сестры Августейшей Стражи сражались мужественно и самоотверженно, Стая оценила их упорство и волю. Но сороритас было слишком мало, а Гвардейцев Смерти с их чумными рабами – слишком много. Собор, где хранились мощи трех имперских святых, собор, который помнил еще те времена, когда сам Всеотец вел в бой своих сыновей, был окружен, и с каждым часом кольцо сужалось все сильнее. Гвардейцы Смерти, чья изуродованная демоническими болезнями плоть выпирала из-под проржавевшей брони, вели в бой полчища зомби, нечувствительных к боли, одержимых лишь жаждой убийства. Воздух, мутный и омерзительно смердящий, вибрировал от жужжания миллиардов насекомых, которые ежесекундно вылуплялись из яиц, отложенных в огромные гниющие язвы, сочащиеся слизью и трупным ядом...
Призвав на помощь силу родного мира, Ингвар, поднявшись из укрытия, обрушил огненный смерч на предателя, раздутую тушу которого защищали остатки брони на руках и ногах. Нагрудника на нем не было, и дырявый гофрошланг из маски, скрывавшей его лицо, уходил прямо в глубокую рану, рассекавшую грудину и живот, откуда наружу вываливались осклизлые кишки. Впрочем, это обстоятельство Гвардейца Смерти не останавливало. Он подгонял в атаку медленно шаркающих зомби, между которыми довольно проворно скакали меньшие демоны, покрытые нарывами и струпьями жирные тушки на коротких, но сильных конечностях. Их пакостное, почти детское хихиканье почему-то казалось особенно неуместным и оттого вдвойне поганым. Пламя касалось чумного Гвардейца и его свиту с какой-то неохотой, точно брезгуя оскверненной Хаосом плотью, однако объятые им слуги Повелителя Разложения замедлили продвижение. И в этот момент на них обрушился шквал болтерного огня. Казалось, вместе с гниющими телами взрывался и сам воздух, настолько сильна была плотность и скорость обстрела…
Стае удалось спасти реликвии и эвакуировать с планеты оставшихся в живых сестер Августейшей Стражи, которых не успела тронуть зараза. Но Ингвар шел в тот бой, с трудом скрывая острый приступ беспокойства, обуявший его накануне высадки. Он раскинул руны – и не получил в ответ ничего определенного. И жутко стыдился своей тревоги, пытаясь списать ее на обычное волнение. Все-таки тогда он был рунный жрец совсем уж без году неделя, сопляк малолетний, впервые направленный в этом качестве в Стаю к опытным воинам.
…однако предчувствие его не подвело.
Первым делом они с величайшими предосторожностями погрузили на борт «Громового ястреба» ящики, в которых, завернутые в табарды павших в бою сестер Августейшей Стражи лежали реликвии: в общей сложности, дюжина разного размера и формы рак с мощами трех святых, а также древний силовой меч, который, по преданию, принадлежал одному из сподвижников самого Себастьяна Тора. Казалось бы, остается только подняться на орбиту, туда, где ждет, готовый нести огненное очищение этому миру «Удар Мьёльнира». Но в тот момент, когда аппарель поднялась и «Громовой ястреб», двигатели которого уже давно рычали в нетерпении, начал набирать высоту, одна из сестер, охранявших ящики с реликвиями, забилась в конвульсиях. Она упала на колени, опершись руками об ближайший к ней ящик, и ее вырвало густой черно-зеленой слизью, пенящейся, шевелящейся. Вонь была отвратительной настолько, что на миг перебила даже обоняние Ингвара, который бросился к сестре, понимая, что спасти ее уже все равно не удастся, а вот спасти и реликвии, и всех остальных еще можно попытаться.
Он сам потом удивлялся, как ему удалось ударить так точно, а главное, вовремя. До того, как из слизи, выблеванной на ящик с мощами, выберутся мухи или еще какая чумная нечисть, готовая осквернить святыню безвозвратно и уничтожить тех, кто попытается ей помешать. Ингвар до сих пор помнил ощущение, как откуда-то изнутри подымается и окатывает с головой ледяная волна. Тогда он еще не привык к подобному, и всякий раз потом поражался, насколько же это… наверно, все-таки потрясающе. Быть проводником силы Фенриса, которая хлещет из тебя, уничтожая врагов Всеотца и человечества. Быть тем, кто пропускает сквозь себя и направляет мощь родного мира в любой точке Галактики. Быть частью Фенриса.
Расползшуюся по отсеку вонь перекрыл морозный запах, свежий и соленый, который приносит ветер с моря. Изморозь покрыла оскверненное тело сестры и заблеванный ею ящик, вымораживая заразу. Еще одна сестра с хрипом упала на четвереньки, но больше ничего не успела сделать: ее сковал лед, и несколькими мгновениями спустя обе сестры, внутри которых смогла угнездиться нечисть, превратились в иссохшие мумии.
От пинка Ингвара ящик с мощами разлетелся в щепы. Две раки, надежно запрятанные в футляры, перевитые пергаментными свитками, закрепленными печатями чистоты, откатились в сторону. Часть печатей треснула, свитки дымилась: благодаря усилиям сестер Августейшей Стражи ценный груз был защищен священными словами. Однако опоздай Ингвар хотя бы на немного и еще неизвестно, во что бы могли превратиться оскверненная реликвия, которые им удалось спасти такими усилиями…
- Жгите! Жгите, Моркаи вас дери! – рявкнул Игнвар, бросаясь к реликвиям, чтобы выхватить их и закинуть подальше. Да, ему пришлось действовать грубо, зато эффективно.
Сестра Ефания вскинула огнемет первой. Очищающее пламя охватило ящики и заиндевелые мумии, достаточно оказалось совсем немного прометия, освященного покойными священниками местной Экклезиархии.
Ингвар честно извинялся перед сестрами за свой грубый и невоздержанный язык. Сестры были действительно удивлены и растроганы…
- Не все может быть предопределено раз и навсегда, - говорил потом Ингвару Хакон Одноглазый Ворон, его наставник, проживший не один век рунный жрец великой силы и мудрости. - Некоторые события предугадать нельзя, но их приближение можно почувствовать. Так что надо просто доверять себе и быть готовым к тому, что победа может обернуться поражением. Как, впрочем, и наоборот. Слушай себя и не теряй бдительности.

(с) Fit Tempestas!


Часть 1: https://grigvas.livejournal.com/549910.html

Часть 2: https://grigvas.livejournal.com/696239.html
Tags: Вархаммер, Интересно, Литература, Цитата
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments