grigvas (grigvas) wrote,
grigvas
grigvas

Categories:

Пара итальянских отморозков Средних веков (осторожно, мат!)



Балтазар Коста, ёбарь-террорист

Жил-был Балтазар Косса, граф Беланте. Родился он примерно в 1370 году. Семья Косса была аристократами в сороковом поколении, род был богатый, но к XIV веку обеднел, захирел, и осталось у них всего несколько деревенек и остров Искья.

Старший брат Балтазара, Гаспар, заебался так жить, плюнул, да подался в пираты. Прославился многочисленными жестокими набегами на корабли и поселения, и заработал бабла.

— Возьми меня с собой, — попросил 13-летний Балтазар.

— Это тебе, блядь, не детский сад, — ухмыльнулся Гаспар. — Некогда мне там тебе сопли подтирать.

Но Балтазар все же упросил братца, и тот взял его в очередное дело. Увидев, как мальчишка управляется с саблей и бесстрашно лезет на абордаж, Гаспар проникся уважением и принял малыша в команду.

— Эх, заебись, какая жизнь началась! — восхитился мальчик. — Всего-то и надо, что замочить кучу народу, и пожалуйста, есть бабло.

Но больше всего Балтазару понравилось даже не богатство. А бабы, которых брали в плен. Очень уж он был охоч до этого дела. Вот про женщин, которые любят потрахаться, говорят, что у них «бешенство матки». А у Балтазара было бешенство хуя.

Он выбирал нескольких пленниц, трахал по очереди, потом отдавал команде поразвлечься. Всю жизнь главным хобби Балтазара была ебля. Обожал он красивых баб — и совсем юных, подростков, и зрелых женщин. Чтобы заполучить очередную, готов был на все. И до самой смерти Балтазар следовал за желаниями своего бешеного хуя. Даже разговаривал с ним.

Семь лет братья так пиратствовали, потом Балтазар приехал домой, на побывку, к маме.

— Сынок, тебе уж 20 лет, — говорит мудрая мама. — Ну не все ж фрилансером на случайные заработки жить. Надо, блядь, определяться и приобретать профессию, чтоб работать в офисе. Поступай-ка ты в университет.

— Да на кого ж мне учиться, мама? — удивляется Балтазар.

— Дай-ка подумать, какие у тебя способности. Ты творческий человек, любишь бабло, любишь ебаться и убивать, а работать не любишь. А, ну да! Тебе надо в религию двигать!

И Балтазар поступил в Болонский университет, на теолога. Там он проявил блестящие способности, парень был умный. Заодно дрался на дуэлях, замочил кучу народу. Ну и конечно, переебал всех баб, до которых только смог дотянуться.

— Пошли вон к той девчонке, — говорит иной раз бешеный хуй.

— Да ее родители под семью замками держат, — возражает Балтазар.

— И что? Я ее хочу, и все дела.

Балтазар плюнет, да и лезет девчонку добиваться. И всегда у него получалось. Обесчестил всю Болонью, блядь, и все ему мало было.

Однажды бросил он очередную замужнюю любовницу.

— Ах ты, скотина ебливая, — возмутилась дама. — Разве ж можно так с порядочной женщиной поступать? Это просто неприлично!

И наняла убийцу. Тот напал на Балтазара ночью, когда ёбарь-террорист возвращался с очередного свидания. Балтазар умудрился вывернуться и сбежал. А на следующий день пришел к оскорбленной бывшей и говорит:

— Креста на вас, милочка, нет. Какого ж хера вы творите? Я в вас всего лишь хуем тыкал, а вы в меня кинжалом решили? Так не пойдет.

Муж, конечно, бросился жену защищать, Балтазар его шпагой проткнул, а бабу раздел догола, связал и вырезал у нее на груди звезду. Почему звезду, не знаю. Может, он тайным евреем был. Вопли бывшей услыхали слуги, охрана, прибежали на помощь, завязалась драка. Балтазара ранили, пришлось ему в окошко выпрыгивать.

Спасаясь от погони, он забежал в чей-то сад, спрятался в кустах. А потом увидел дом и внаглую зашел. Видит — а там девица красоты необычайной.

— Здравствуйте, — говорит Балтазар.

— Это мы удачно зашли, — замечает бешеный хуй.

— Давайте я вам помогу, — отвечает девица.

И, как ни в чем не бывало, промыла рану, перевязала, дала травок для обезболивания.

Звали девушку Яндра. Она занималась магией, травничеством, предсказывала будущее. И давно бы ее сожгла святая инквизиция, но Яндру защищал кардинал ди Санто Кьяре. Влюбился в девушку по самое не хочу, купил ей дом и навещал тайно.

— Ладно, — говорит Балтазар. — Я еще вернусь.

— Непременно, — подтверждает бешеный хуй.

— Жду, — отвечает Яндра. — Уж больно у вас глаза красивые.

Балтазар свалил, потом вернулся. Только они с Яндрой поцеловались, и собрались в постель, как в дом ворвались люди инквизиции. Все же выследили девчонку.

— Нихуя себе удача, — восхитились они. — Два в одном: и ведьма, и ёбарь еретический.

Балтазар, конечно, ринулся всех пиздить и рубить. Замочил двоих человек, но их все же схватили и бросили в тюрьму.

— Э, а меня-то за что? — обиделся Балтазар. — Я просто трахаться люблю.

— За компанию, — сурово ответили ему. — Трахаться с ведьмой все равно что самому ведьмаком быть.

Их допрашивал сам великий инквизитор Италии Доменико Бранталино. Сел за стол, лампу в глаза Яндре направил, и говорит:

— Признавайтесь, подозреваемая, вы еблись с Сатаной?

— Ой, да какой это Сатана, — скромничает Яндра. — Всего-то Балтазар Косса. Или вы про кого? Про кардинала? Ну он, может быть.

— Смотреть в глаза! На вопросы отвечать! Вы приносили в жертву нечистому новорожденных детей?

— Блядь, да где их взять-то?

— Варили и ели человеческие органы?

— Смотря что под этим подразумевать. Если вы про минет, то грешна. Но не варила, нет, сырыми потребляла.

— Короче, — говорит Доменико. — Все с вами ясно, подозреваемая. На костер.

Балтазар, понятно, был обвинен в убийстве двух агентов инквизиции и связи с Яндрой.

— Довыебывался, — грустно сказал он бешеному хую. — Все из-за баб ведь.

— Нет, это все из-за того, что ты в религию подался, — возразил бешеный хуй. — Опасное это дело. Надо было пиратом оставаться, там спокойнее, и морской воздух полезен для потенции. А щас вот пожалуйста, меня вместе с тобой сожгут.

— Это мы еще посмотрим, — решил Балтазар.

Убил стражника, переоделся в его форму, и сбежал из тюрьмы.

— А теперь давай вытаскивай Яндру, — скомандовал бешеный хуй. — Я ее хочу.

Приходит Балтазар к брату Гаспару, который уже целым пиратским королем стал, и говорит:

— Надо одну бабу выручить.

— Заебал ты со своими бабами, — возмущается брат.

— Наоборот. Не ебал еще. Если бы ебал, так и не жалко, пусть ее жгут. Но вот нет.

— А, ну тогда ясно.

Братья с командой пиратов и сотней наемников устроили в Болонье настоящую войну с осадой тюрьмы. Девушку вытащили, вскочили на лошадей и ускакали прочь из города.

— В университет тебя вряд ли уже возьмут, — сказал Гаспар. — Иди ко мне заместителем. Оклад хороший, процент от добычи, годовая премия, а баб сколько хочешь.

— Нет уж, буду сам себе хозяином, — ответил Балтазар.

Арендовал корабли и стал пиратом. А Яндру с собой взял, на правах лекаря и постоянной любовницы.

Итак, Балтазар на арендованных лодках грабил прибрежные деревни. Но потом ему удалось захватить несколько кораблей, и он стал знаменитым капитаном пиратской флотилии. Тунис, Алжир, Марокко, Сицилия, Сардиния, Корсика, прибрежные области Испании — все это контролировали люди Балтазара. Яндра была с ним, как жена и медработник. Всю добычу Балтазар складировал в родном доме, на острове Искья. Там уже целый Эрмитаж с Алмазным фондом образовались.

Балтазару охуительно везло, никто не мог найти на него управу.

— Похуй мне цари, короли и прочие властители, — говорил он. — Я сам себе король.

Но однажды Балтазар поссорился с богом. Дело было так. На острове Лампедуза, южнее Сицилии, была пещера, где молились пираты, моряки и прочие странники. В одном конце молились христиане, в другом — мусульмане. Все несли туда дары для своих богов. Пещера буквально была завалена золотом и драгоценностями, но ни один пират их не трогал.

Балтазар попал туда впервые, обрадовался, говорит:

— А ну, бля, тащите это все мне на корабль.

Пираты хоть могли кому угодно кишки выпустить, а бога уважали. Наверное, надеялись, что он им за дары простит выпускание кишок добрым людям.

— Нельзя этого делать, — возмутились они. — Бог накажет.

— Я сам себе бог, — пафосно ответил Балтазар. — Так что давайте, жопы в горсть, тащите драгоценности на корабль. Или я вас раньше накажу.

Ограбил он священную пещеру, и довольный попер домой.

— Ну хана вам теперь, — сказал обиженный бог.

И послал на флотилию Балтазара ужасный шторм. Погибло все: корабли, товары, пять сотен чернокожих невольников, драгоценности и пираты. Спаслись только Яндра, Балтазар и два его подручных: Ринери Гуинджи да одноглазый великан Гуиндаччо Буанакорса. Сидят в лодке посреди шторма, охуевают.

— Что-то пошло не так, — сказал бог, почесывая в затылке. — Невинных рабов я утопил, а эти уроды болтаются себе на поверхности. Говно не тонет. Ну да ладно, уже лень переделывать.

И выключил шторм. Плывут пираты по морю, а Гуинджи говорит:

— Видишь, Балтазар, все погибли, а мы выжили. Это промысел божий.

— Точно-точно, — подтверждает Господь. — Хорошо быть богом: все косяки можно на задумку списать.

— В чем же промысел? — удивляется Балтазар.

— А в том, хуй ты тупой, что все хорошие люди в рай отправились, а нас, душегубов, Господь оставил грехи искупать, — поясняет Буанакорса.

— Ишь ты, заебато как, — радуется Балтазар. — То есть, чем больше грешишь, тем дольше живешь?

— Получается так, — соглашается Яндра.

— Э, вы все не так поняли! — огорчился бог. — Я вообще такого не говорил.

Но его, как всегда, не услышали.

— Что же нам теперь делать? — спрашивает Балтазар.

— Надо раскаяться, пообещать богу, что мы станем священнослужителями, — предлагает Гуинджи.

— Не нужны мне такие служители! - протестует бог.

— Даже не знаю, — сомневается Балтазар. — Я, конечно, зверь и чудовище. Не знаю жалости к женщинам и детям, ебу, убиваю все, что шевелится, даже хуй у меня бешеный. Но священником становиться боюсь. Не выдержу такой жестокости.

— Давай не выебывайся, — возражает бешеный хуй. — Мало ли, чего ты не выдержишь? Нам тут что, от жажды погибать посреди моря из-за твоих нежных принципов?

Короче, дали они обет стать священнослужителями. Бог услышал, махнул рукой, говорит:

— Ой, да делайте вы уже, что хотите.

И вывел лодку к берегу. Но немножко пошутил. Пираты попали к деревне, которую недавно ограбили.

— Ох ты, какие заебатые люди, и без охраны! — обрадовались жители деревни, отпиздили их от души, потом взяли в плен, отвезли в ближайший город, сообщили властям.

Пиратов собирались судить и повесить. Но тут вмешалась религия.

Дело происходило во времена Великого Раскола католической церкви. Франция с Италией пиздились за право назначать пап и рулить Церковью. В итоге образовались два церковных совета — в Авиньоне и Ватикане. Потом еще в Пизе. Каждый провозглашал своего папу, и заявлял, что другой незаконный.

Встретятся, бывало, два папы на узкой дорожке, и давай спорить:

— Это я настоящий папа! А ты антипапа поганый!

— Нет, это я папа, а ты антипапа!

— Никакой ты не папа, а мерзкий козлина, и собака неприятная! Анафема тебе!

— Это ты ишак потный, а не папа! И тебе анафема!

Пап регулярно свергали, объявляли антипапами, кардиналы перебегали от одного к другому. Все церковные деятели постоянно друг друга резали, вешали, травили, ходили войной. Святые люди, одним словом.

Вот папа Урбан VI оказался в затруднительном положении, потому что его теснил папа Климент VII. Тут узнал Урбан о Балтазаре Косса. Приходит в тюрьму, говорит:

— Нагрешил ты капитально, сын мой. Не хочешь ли послужить божьему делу?

— Ой, ну я вас умоляю! — заметил Господь, который с любопытством наблюдал за всей этой возней. — С чего вы взяли, что убийство друг друга ради власти — моё дело?

Его, конечно, опять не услышали, а Балтазар спрашивает:

— Что делать-то надо?

— Да как всегда: резать, травить, душить, — поясняет Урбан.

— Ваше святейшество, так я ж раскаялся, — смиренно говорит Балтазар. — Монахом вот стать собирался. Куда мне опять душить и резать?

— Ты приоритеты-то расставь правильно, а то как мудак, — объясняет Урбан. — Одно дело резать и душить ради себя, и совсем другое — во имя божье.

— Так все равно грех же?

— Тебе не похуй? Я папа, я тебе все грехи заранее отпускаю. Ну короче, как хочешь. Или ты завтра на виселицу идешь или служишь господу.

— Мда, прекрасно, — вздохнул Господь. — Служители имени меня нашлись тоже. Зря я человека создал, надо было птичками ограничиться. Или там вомбатами, они милые и какают кубиками. Да хоть медоедами, и то проблем было бы меньше.

Но его опять никто не услышал.

Балтазар, конечно, согласился, стал служить господу. Первым делом возглавил войска Урбана VI, и выступил против войск Климента VII. Отпиздил, разгромил, прогнал до побережья, захватил одиннадцать катапульт.

— Пиздец красота богоугодная, — восхитился Урбан.

Он посвятил Балтазара и его дружков Ринери Гуинджи с Гуиндаччо Буанакорса в церковный сан.

— Обет выполнен, — порадовались пираты. — Теперь мы священники, а господь точно доволен.

Дальше стали они разбираться с кардиналами, которые поддерживали Климента VII. Балтазар их арестовал, пытал собственноручно. В итоге девятерых задушил, девятерых зашил в мешки и утопил. Все во славу божью, конечно.

— Давайте, ребята, теперь собирайте войска, пойдем пиздить французов и венгров, — распорядился Урбан VI.

Балтазар послушно собрал войско отменных головорезов, но тут случилось непредвиденное. Господу надоело смотреть на этот бардак, и папа Урбан VI по дороге из Лукки в Рим наебнулся с мула. Тут же помер.

В Риме выбрали нового папу, Бонифация IX, да так удачно: чувак был абсолютно тупой, почти умственно отсталый да еще безграмотный. Ни читать, ни писать не умел. Тут и пригодился Балтазар, который пять лет отучился в университете на теолога. Бонифаций назначил его архидьяконом собора святого Евстафия в Ватикане. Чтобы всегда под боком был.

Бонифаций IX в Ватикане сидел для красоты. На самом деле, всем заправлял Балтазар Косса. Он проявил прекрасные деловые качества: продавал церковные должности, устраивал за них аукционы, составлял папские буллы, а если кто был против, так моментально писал анафему, отправлял недовольным и тут же их мочил, поясняя:

— Раз анафема, значит, проклят. Именем божьим проклятие надо сразу осуществлять.

Эффективный менеджмент на службе Церкви, короче.

Своим друзьям Гуинджи и Буанакорса он дал выгодные церковные должности, а Яндру поселил в крутом палаццо в Риме, ходил по ночам ее поебывать. Днем Балтазар поебывал других баб.

Потом он разгромил противников Бонифация IX, в награду его посвятили в сан кардинала. Было Балтазару всего 37 лет.

— Ну что, друг? Пришло наше время, — обрадовался бешеный хуй.

И Балтазар развернулся во всю мощь. Он устраивал пиры, достойные Нерона и Калигулы. Не брезговал ни педофилией, ни содомией, ни инцестом. А однажды, поехав по делам в Болонью, выебал более двухсот баб, многие из которых были монахинями. Кто поумнее, те сразу давали Балтазару, расслаблялись и пытались получить удовольствие. А баб, не сориентировавшихся вовремя, Косса просто насиловал.

Господь, наблюдавший за деятельностью своего верного слуги, уже ничего не пытался сказать. Только молчал и разводил руками, мечтая о мире, где вместо людей вомбаты и медоеды.

Итак, Балтазар Косса в 37 лет стал кардиналом и отжигал, как мог. А мог он нехило, осуществляя два любимых хобби — убивать и ебаться. Тут помер папа Бонифаций IХ, к власти пришел папа Иннокентий VII. А Балтазар до мышей уже дотрахался, зажрался до такой степени, что говорит своим слугам:

— А разыщите-ка мне Иму Даверону.

— Это кто, ваше высокопреосвященство? — удивляются слуги.

— А это баба, которую я ебал 18 лет назад.

— Ваше высокопреосвященство, так она небось состарилась!

— И хули? В чем проблема? Мне ее в супе варить, что ли? — вмешивается бешеный хуй. — Я сам уже не корнишон. Давайте, ищите.

Но Иму не нашли. Балтазар расстроился и от огорчения пошел воевать. Завоевал Болонью, Реджо и Парму, стал ими управлять типа от имени папы Иннокентия. А того от счастья хватил апоплексический удар. Так и помер с радостной улыбкой на ебле. Правда, потом выяснилось: это Балтазар его отравил. Но ладно — папой больше, папой меньше, их и так тогда дохуя было. К власти пришел Григорий ХII, тут же Балтазар стал папским легатом, и крутил святейшеством, как хотел.

Но со временем Григорий заебался жить по указке Коссы, назначил новых кардиналов.

— Это чо за хуерга нездравая? — возмутился Балтазар.

— Как ты со мной разговариваешь? — обиделся Григорий. — Я папа!

— Да хоть мама, блядь. Это не повод кардиналов плодить.

— Ах так? Объявляю тебе анафему ко всем ебеням! И жителей Болоньи и Романьи освобождаю от клятвы верности тебе.

— Как же вы заебали, святоши, — откликнулись жители. — Нам похуй на клятвы верности, все равно вы все на одну рожу.

— Ха-ха. — Сказал Балтазар. — Анафема, не подтвержденная убийством, анафемой не считается. А я тогда буду независимым властелином всех земель, которыми правил от твоего имени.

— Это кто ж тебя им объявит? — слегка охуел Григорий.

— А сам себя и объявлю.

Потом Балтазар замутил сходняк всех кардиналов — и римских, и авиньонских. Собрал их в Пизе, предлагает:

— Давайте нового папу изберем.

— Их и так уже, как блох на яйцах, понтификов этих, — говорят кардиналы. — Куда нам еще?

— Говно вопрос. Этих скинем, — ухмыляется Косса.

Короче, папам был сюрприз, когда их обоих объявили вне закона. Стали нового выбирать.

— А давайте, — говорят, — Балтазара Коссу выберем папой.

Тот прикинул свой бешеный хуй к благородному римскому носу, думает: щас если что не так пойдет — кому предъявят бунт против пап? Мне. И отвечает:

— Не-не, я недостоин. Давайте другого выберем, а уж он пусть сразу пишет завещание, что потом папский престол перейдет мне. Потом я буду достоин.

Выбрали нового папу, назвали Александром V, он был таким идиотом, что сразу написал завещание. Чем себе и приговор подписал.

— Ну лады, — сказал бешеный хуй. — Займемся пока личной жизнью.

Тут как раз нашлась та самая Има Даверона, которая любовница 18-летней выдержки. Балтазар раздухарился, снял лучший дворец для ебли — номера и сауны его не устраивали. А в это время его возлюбленная Яндра мило так трахалась с лучшим другом Коссы, епископом Фано. И очень огорчалась в процессе:

— Ой, даже не знаю, что ж я Балтазарчику-то изменяю. Как-то жаль его.

— Не волнуйся за Балтазара, он вон во дворце с Имой кувыркается, — проговорился Фано.

— Хуясе! Дворец снял? Так это ж нецелевое расходование средств, и ущерб семейному бюджету, — обиделась Яндра.

Главное, что Косса половину Европы переебал, ее не смущало. Если второпях, то это не измена, а вроде перекуса перед обедом. А вот как на дворец потратился, так Яндра и оскорбилась. И наняла убийцу. Тот во дворец пришел, Иму натурально кинжалом истыкал. Но ей повезло, она выжила.

— Это так не делается, чтобы кардинальских блядей, как кур, резать! — разозлился Косса и обиженно отравил Яндру.

Помирая, та призналась, кто ей про Иму рассказал. Балтазар вообще опизденел в корень.

— Кто тут главный ебарь и душегуб, я не пойму?

Не простив нарушения своей монополии на блядство и убийство, лучшего друга Фано он тоже отравил. Но осталось еще немножко яда, и чтобы добро не пропадало, Балтазар отравил папу Александра. На нервной почве. Ну заодно сам стал папой, Иоанном ХХIII.

Тут его способности к эффективному менеджменту развернулись во всю мощь. Он открыл торговлю индульгенциями, написал целый прайс. Маму, папу или сестру можно было убить за один дукат, жену — за два, священника — за 4. Самым дорогим был почему-то грех скотоложества. Он стоил аж 12 дукатов. Видимо, Балтазар животных любил или предвидел рождение актера Панина.

Исполнилось Балтазару 45, стало ему скучно. Он совратил свою 14-летнюю внучку Динору. Говорят вообще, он и маму свою трахал, и сестру. Правда, неизвестно, когда. Развлекался с внучкой он недолго, потом девчонка ему надоела. Косса подарил ее своему врагу, неаполитанскому королю Владиславу.

— И хули, мне на ней теперь жениться, что ли? — удивился Владислав.

— Да зачем? Бери в наложницы, — ответил Балтазар.

Владислав обрадовался такому щедрому подарку и предложил Коссе дружбу. Тот согласился, отправил еще один презент, в знак дружбы. С письмом: «Отправляю вам свежую виагру, только что из секс-шопа, примите оба и наслаждайтесь». Наивный король сам сожрал и Динору попотчевал. В итоге оба ласты склеили, виагра оказалась ядом.

В 1414 году Иоанн ХХIII приехал в свободный город Констанц на церковный собор. А там все кардиналы в ахуе. Им кто-то рассказал о преступлениях Балтазара. Ну да, раньше-то они не знали и не догадывались. Слепоглухонемые кардиналы. Проклятая неизвестность.

В общем, Балтазару пришлось съебаться к своему другу, Фридриху Австрийскому. А все заработанное праведными трудами бабло он отдал на хранение другому другу, Джованни Медичи.

Пока Балтазар сидел в Австрии, император Сигизмунд собрал войско, и пошел на них войной. Фридрих с Балтазаром из Австрии сбежали. Через год их поймали, Иоанна ХХIII судили и вынесли приговор:

— Вы, — говорят, — убийца, кровосмеситель, вор и вообще грешник. Даже пират, оказывается, и монашек ебли. Мы вас распапливаем совершенно.

— А раньше вы этого не знали, — пробормотал бешеный хуй.

— Заткнись уже, — попросил Балтазар. — А то нас повесят, и не исключено, что за тебя.

Но суд обошелся с ними мягко: признали Иоанна ХХIII антипапой, и отправили в заключение вместе с хуем. Через пару лет верная Има выкупила его из тюрьмы за 38 тыщ золотых флоринов и устроила побег. Балтазар не унялся, попросил аудиенции у нового папы.

Как ни странно, Мартин V его принял.

— Простите меня, пожалуйста, — говорит Балтазар. — Я больше так не буду. И клянусь не претендовать на папский престол. Но можно мне быть кардиналом?

— Ой, хуйня и мелочи, — отвечает папа. — Подумаешь, беглый зэк, распапленный папа, несколько сотен человек замочил да тыщу-другую баб выеб. Разве ж это повод честного мужика не прощать? Главное, на престол не претендуешь. Дарую тебе сан первого кардинала за все твои страдания. Надевай красную шапочку.

Потом Балтазар отправился к Джованни Медичи, и говорит:

— Отдавай мое бабло.

— Никак не могу, — отвечает Джованни. — Я брал золото у Иоанна ХХIII. Но ты же не он? Или он? Если да, то признавайся, щас стражу позову.

— Не-не, я не папа, — вздохнул Балтазар.

— Ну тогда иди на хуй, пожалуйста. Никакого тебе бабла, ибо ты самозванец и мудак неприличный.

Но денег у Коссы хватило, чтобы жить во дворце, во Флоренции, вместе с Имой. Помер он в 1419 году, в 49 лет. Ему устроили пышные похороны, так что и после смерти с ним было все хорошо.

Мораль: иногда действительно, чем больше человек грешит, тем лучше живет. И кара его не настигает — ни земная, ни небесная. Если же есть тот свет, думаю, Балтазар и там нехило устроился. В аду он небось главный консультант по маркетингу. Или коучер для чертей.

(С) Диана Удовиченко


Великий отморозок Малатеста



Почитала тут про итальянского кондотьера Сиджизмондо Малатесту (1417-1468), правителя Римини и Фано... Вот это был феерический отморозок. 0_0 «Игра престолов» отдыхает, ей такое и не снилось. Кто считает, что Чезаре Борджиа и его семья были злодеями и развратниками — тот просто ничего не слышал о Сиджизмондо Малатесте (говорящая фамилия в его случае, но вообще род Малатеста в Римини существовал с X века). Да Борджиа рядом с ним святые! Достаточно сказать, что это был единственный в истории чувак, удостоившийся от папы римского специально для него изобретённой кары — антиканонизации. То есть официально произвести не в святые, а в полные чудовища, достойные ада по умолчанию.

Надо сказать, у папы была масса причин. Во-первых, Малатеста задолбал его постоянным беспределом и войной со своим старым соперником, кондотьером Федерико да Монтефельтро, в результате которой территории то и дело переходили из рук в руки. Во-вторых, Малатеста задолжал Святому престолу денег и отдавать даже не думал. В-третьих, он нагло наебал город Сиену, а как раз из Сиены нынешний папа был родом. Ну и в-четвёртых, Пий II, в отличие от большинства римских пап 15-16 веков, был человеком хоть и сволочным, но искренне верующим, и повседневная деятельность Малатесты его ужасала. Не то чтобы остальные итальянские кондотьеры и вельможи отличались святостью, но этот отморозок выделялся даже на их фоне — не столько даже тем, что направо и налево грабил, убивал, предавал союзников и трахал всё, что шевелится, невзирая на пол, возраст и родственные связи, — а тем, что, сука, был вопиющим безбожником! Сиджизмондо обожал античных философов и гуманитарные науки, покровительствовал искусствам и откровенно презирал религию. Он даже собор в своём городе Римини (великолепный памятник архитектуры, спасибо Малатесте хотя бы за это) выстроил по образцу античных храмов и посвятил своей любовнице Изотте, на которой (передушив предыдущих жён и захапав их наследство) в итоге женился (а трахнул её впервые, когда ей было 12 лет, так, к слову).

Папа римский трижды присылал к синьору Римини послов, призывая его образумиться и покаяться в злодействах, но, естественно, всё было бесполезно. А Сиджизмондо настолько заколебали папские письма и эмиссары, что очередного посланца, молодого епископа Фано, он связал и поимел в задницу прямо на главной площади Римини, перед своими рукоплещущими войсками. Такого папа римский, конечно, спустить не мог и изобрёл для «кровопийцы, тирана, насильника, кровосмесителя, содомита, еретика» (и так далее) специальную кару, которой ни до, ни после во всей истории католической церкви никто не подвергался. Сиджизмондо, правда, было глубоко посрать на все папские анафемы, он даже не обиделся, потому как был, как уже сказано, полнейшим безбожником.

А ещё он был реально крутым и удачливым полководцем, что есть, то есть. После инцидента с папским прелатом и антиканонизации Пий II собрал войска, выдал им кучу денег (проспонсировали король Неаполя и герцог Миланский, которых Малатеста тоже достал) и приказал раздавить гнусного еретика во что бы то ни стало. 3000 кавалерии и 2000 пехоты двинулись к Римини, надеясь на лёгкую победу, но не тут-то было! Сиджизмондо Малатеста разбил папские войска в пух и прах, несмотря на тройной численный перевес противника. Тогда папа прибегнул к помощи его главного конкурента Монтефельтро, и тот всё-таки разбил армию Малатесты в 1462 году в битве при Чезано. Но ни самому Малатесте, ни его старшему сыну Роберто ничего не было, они благополучно сбежали и укрылись в крепости. В конце концов папская армия, в которой собрались едва ли не все враги Малатесты (а таких было немало, потому что, как вы уже поняли, (сарказм) Малатеста умел располагать к себе людей как никто), заняла почти все его территории, оставив только Римини, и отморозку ничего не оставалось, кроме как отправить к Пию II посла и каяться во всех грехах.

В общем, после войны с Ватиканом Малатеста остался на бобах, и только венецианцы ещё готовы были смотреть в его сторону — больше с надеждой захапать себе Римини после его смерти, чем с чем-либо ещё, но по крайней мере они наняли его для очередной войнушки с турками.

Помер Сиджизмондо Малатеста в 1468 году, неизвестно от чего. Возможно, до него наконец добрался кто-то из врагов и конкурентов, хз. Ах да, а ещё он стихи писал, представляете? :))

Кончилась сия история очень в духе этой семейки: после смерти Малатесты Роберто, его самый старший сын и тоже крутой кондотьер (по прозванию Роберто Великолепный, аж вот как), отравил свою вдовую мачеху Изотту и единокровных братцев, и захапал себе Римини, а потом женился на дочке главного врага своего папаши, Федерико да Монтефельтро. Неизвестно, перевернулся ли папочка в гробу, но, как по мне, он вполне это заслужил. %)

(с) arashi-opera
Tags: Вархаммер, Интересно, История, Конгрегация, Мифы и сказания, сон разума
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments