grigvas (grigvas) wrote,
grigvas
grigvas

Category:

Основа продовольственной безопасности Империума




- Ойбля! - только и смог вымолвить Брод, придерживая шляпу, чтобы не унесло: ветер здесь был сильный, а шляпа – новая, модная, давеча на Митраграде купленная. Расставаться с ней так скоро Меркадеру не хотелось.
Правда, выругался тихо: мешал платок, которым другой рукой он пытался зажать нос. Впрочем, безуспешно.
- Это, Меркадер, не «ойбля», а грокс, - заржал Ольгерд, привычный к вони вокруг загона – и над загоном. - Когда грокс не спит, он жрет, срет и пердит. Когда грокс спит, он переваривает то, что сожрал и - правильно! - пердит. Если грокс не пердит, он заболел или умер.
В подтверждении его слов грокс громогласно, иначе и не скажешь, испортил воздух.
- А тише он пердеть не может? - поинтересовался Брод, глядя сверху вниз на огромную тушу, разлегшуюся в углу загона.
Грокс спал и сопел. Так, что было слышно на десятки метров вокруг. И эти звуки были отнюдь не преисполненными гармонии.
Брод и Ольгерд стояли на смотровой площадке на вершине холма, под которым и располагался загон-откормочник, обнесенный стеной в десяток метров высотой, собранной из толстых феррокритовых плит. Местами стена шли трещинами: как объяснил Ольгерд, когда у гроксов гон, особо ретивые самцы начинают биться башкой об стену, чуя поблизости волю и самок, загон с которыми находится чуть ли не в километре от откормочника с самцами. Гормональная буря сносит голову напрочь, даром что в голове этой не слишком тесно после лоботомии, которой подвергаются все гроксы накануне достижения случного возраста. А во время гона особо ретивым самцам делают внушение электрошоком, который пропускают через вживленные в голову электроды, потому как ничто другое не в состоянии добраться до мозга размером с орех, надежно защищенного костью толщиной в десяток сантиметров.
- Не, не может. Ты представляешь, какого размера у него оба желудка? И общая длина прямой кишки?
- Это ты предлагаешь мне оценить акустические характеристики?
Разумеется, Брод знал, что грокс - огромная тупая живородящая рептилия, крайне неприхотливая в содержании и способная регулярно нагуливать вес и плодиться даже в самых суровых условиях. Гроксов разводили по всему Империуму, консервами из гроксятины комплектовались солдатские пайки, мороженые гроксовые отрубы десятилетиями хранились в корабельных пищеблоках. Знать-то он знал, но воочию увидел основу продовольственной безопасности Империума только здесь, на Эрнтерии, которая была не только ведущим поставщиком зерна и сухого молока, но и ведущим поставщиком мяса гроксов во всех видах.
- Вот теперь я понимаю, почему их на Митраграде не держат, - сказал Брод, глядя на огромные туши, медленно топающие внутри загона. - Негде.
- Ну да, разве что в подулье, на синтетическом белке. Но там даже мелким тесно будет. Да и что из него в таких условиях вырастет? Из такого мяса не котлеты получаются, а подошвы. Хотя если неправильно мясо морозить, тоже подошвы получаются.
- Жрать захочешь — и подошву сожрешь, - хмыкнул Брод, которому часто приходилось питаться содержимым солдатских пайков да и просто чем попало.
Необходимость утолять голод чем придется еще больше укрепила его любовь к хорошей кухне. Вот, например, «Бернардин», любимый ресторан, жемчужина митраградской кулинарии...
- Адамец, кстати, поставляет мясо прямиком на Митраград, - Ольгерд как будто прочитал его мысли. - Грокс, конечно, жрет все, что не прибито, а все, что прибито, отрывает и жрет. А тут они на зерновом откорме. Мы Адамцам зерно и отходы зернооочистки на фураж продаем. Видишь, как они тут жируют? Чешуя прямо светится, если от говна отмыть, конечно.
Говна здесь было в достатке. Притом, что в этом загоне грокс был один-одинешенек. Племенной, на продажу, в ожидании нового хозяина. Что творится в дальних загонах, которые уходили за горизонт, где содержались десятки гроксов, Брод старался даже не думать. Зато отметил «мы» в речи Ольгерда: похоже, фон Робур наконец расстался с мыслью о том, что он никто из ниоткуда и снова воспринимает себя как часть небольшой, но дружной семьи. Которая во многих отношениях лучше семьи, многочисленные члены которой пытаются всеми правдами и неправдами урвать друг у друга кусок наследства пожирнее…
По дороге, идущей мимо холма, прогромыхал трактор с огромным прицепом.
- Навоз повезли. В отстойник, а потом когда он в жижу превратится и перебродит – на поля пойдет как удобрение. Адамец хитрый, он и гроксами торгует, и мясом, и говном. Молодец.
- А как его… выгребают? Бульдозерами? - поинтересовался Георг.
- Ага.
Грокс в загоне шумно заворочался. Перевернулся на другой бок. Махнул толстым хвостом и медленно поднялся: сначала вскинул задницу, потом выпрямился и вытянул толстую мощную шею. Душераздирающе зевнул, похваставшись огромными клыками, встряхнулся так, что шипастый гребень вдоль спины заходил ходуном. А потом задрал башку с подрезанными рогами и заорал протяжно, загребая землю с навозом пополам когтистой лапищей.
- Бабу хочет поди, - на редкость участливо и понимающе заметил Рокрит.
- Почему сразу бабу-то, - хмыкнул Ольгерд.
Рокрит метнул в его сторону очень, очень осуждающий взгляд. Ольгерд заржал.
- Ладно, - сказал он. – Пойдемте уже отсюда. А то Адамец будет топать ногами и орать что твой грокс во время гона. Гостей ждут, стол накрыт, еда стынет, ну нельзя же так!

(с) "Танки, гроксы, урожай или Колхозный панк 40000", Автор Аликс Альберти
Tags: Вархаммер, Забавно, Клип, Литература, Цитата, Экономика
Subscribe

  • Кое что не меняется...

    Соперничавшие с одрисами сапеи вели двойную игру. Правившие ими братья, сыновья Котиса I Раск и Рескупорид, каждый с 3000 всадников направились в оба…

  • Почему важна редактура.

    Настолько косноязычно что уже прекрасноПривлекательность Хоа-Бинь обуславливалась двумя причинами: Хоа-Бинь представлял собой ключевое звено в…

  • От улыбки хмурый день светлей!

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments