grigvas (grigvas) wrote,
grigvas
grigvas

Categories:

Адмиралъ II

Великая Октябрьская социалистическая революция 1917 года и последовавшая за ней Гражданская война до сих пор остаются, пожалуй, самыми неоднозначными событиями русской истории. Даже сейчас, спустя век после тех громовых событий, похоронивших старый мир и потрясших весь мир, не утихают ожесточённые споры о сути революции, о сути конфликта, о сути политических сил, так или иначе вовлечённых в ураган событий 1917-1922 годов. Представляется совершенно логичным появление на ниве фундаментальных изменений в России того времени большого количества героев, антигероев и лжегероев, романтиков, авантюристов и идеалистов, воевавших за разные стороны Гражданской войны. Парадокс, но и сейчас, через сто с лишним лет после конфликта, продолжаются жесточайшие пикировки при оценке того или иного деятеля революции. Одной из таких неоднозначных персон стал «адмирал» Алексей Михайлович Щастный, начальник морских сил Балтийского моря, расстрелянный 22 июня 1918 года по приговору Революционного трибунала при ВЦИК Советов рабочих, крестьянских, солдатских и казачьих депутатов. Поскольку расстрел Щастного стал первым приведением в исполнение высшей меры наказания в РСФСР, оценка его личности немедленно свелась к определению Щастного исключительно как «сакральной жертве кровавого коммунистического режима». Впервые так описывать этого морского офицера стали ещё белоэмигранты, теперь его всячески обеляют (уж простите за каламбур) антикоммунисты и прочие необелогвардейцы.
Однако петь дифирамбы безвинно загубленному моряку - дело нехитрое. Разумное зерно сомнения должно вырастить вопрос: а может, герой и организатор Ледового похода Балтфлота 1918 года был расстрелян вовсе не за спасение этого самого флота?

Давайте разберёмся.

Алексей Щастный в чине лейтенанта (1905-1910 гг.)

Для начала ознакомимся с досье на расстрелянного. Итак, Щастный Алексей Михайлович, 3 октября 1881 года рождения. Из потомственных дворян Волынской губернии. Отец - Щастный Михаил Михайлович, офицер артиллерии, с 1906 года - генерал-майор, с 1908 года в отставке с чином генерал-лейтенанта. Мать - Щастная Александра Константиновна, урождённая Дубровина. Алексей Щастный был не единственным ребёнком в семье генерал-лейтенанта Щастного: у него была сестра Анна Михайловна. Она стала женой композитора Ильи Александровича Саца, в браке родились две дочери - поэтесса Нина Сац и театральный режиссёр Наталья Сац.
В 1914 году Алексей Щастный женился на разведённой Антонине Николаевне Приемской (в первом браке Сердюковой). У пары родились двое детей Галина (1913-1982) и Лев (1915-2002).

Военная карьера Алексея Щастного была, в принципе, заурядной. В 1892-1896 годах он учился во Владимирском Киевском кадетском корпусе. В 1896 же году поступил в петербургский Морской корпус (в который, как известно, принимали только дворян). Окончил это учебное заведение вторым по успеваемости в 1901 году. 6 мая 1901 года Щастный получает чин мичмана и назначение на Балтийский флот. Тут он служит сначала на деревянной канонерской лодке береговой обороны «Бурун» (тип «Дождь» 1880 года постройки), затем переводится на парусно-винтовой клипер «Пластун» (4-я серия клиперов, тип «Крейсер» 1879 года постройки), где исполняет обязанности ротного командира и вахтенного начальника. После службы на этих устаревших вымпелах Щастный получает назначение на боевой корабль первой линии: с 1903 года он - вахтенный офицер на эскадренном броненосце «Севастополь» (тип «Полтава») на Тихом океане. В 1903-1904 годах - минный офицер мореходной канонерской лодки «Манджур» (однотипной со знаменитой канонеркой «Кореец»). С 15 апреля 1904 года - вахтенный начальник крейсера 1-го ранга «Диана» (систершип крейсера «Аврора»).

Крейсер 1-го ранга «Диана»

Во время службы Щастного на этом крейсере началась Русско-японская война, в ходе которой Алексей Михайлович проявил себя храбрым и решительным офицером. Мичман Щастный находился на борту «Дианы» во время боя в Жёлтом море - неудачной попытки запертой в Порт-Артуре русской эскадры вырваться в океан. После дневного боя (в ходе которого эскадра рассыпалась, флагман контр-адмирал Витгефт погиб, а часть вышедших кораблей ушла в нейтральные порты) «Диана» получила пробоины ниже ватерлинии и после боя с японскими миноносцами направилась в Сайгон, где была интернирована. По итогам боя командир «Дианы» капитан 2-го ранга светлейший князь А. А. Ливен характеризовал Алексея Щастного так: «…мичман Щастный особенно отличился. Он по смерти заведующего средним плутонгом принял под свое командование, и этот плутонг и своей бодростью, быстрой распорядительностью, присутствием духа, и полными распоряжениями высказал боевые способности, какие трудно ожидать при его молодости. Прошу обратить особенное внимание на мичмана Щастного. Это высокого качества боевой офицер, он ив обыкновенное время хорошо служил, но не всякий служака в мирное время оказывается и в бою на высоте признания, как он».

После «маленькой победоносной» войны 11 апреля 1905 года мичман Щастный произведён в чин лейтенанта. В 1905 году - младший минный офицер учебного судна «Европа», затем командир миноносца № 217. В 1905-1906 годах служит офицером морского отдела штаба Кронштадтской крепости. В 1906-1909 годах лейтенант Щастный преподаёт радиотелеграфное дело в Минном офицерском классе, так как является признанным специалистом по вопросам связи в военно-морском флоте. Один из выпускников этого класса Гарольд Карлович Граф (впоследствии белоэмигрант) назвал Щастного в своих мемуарах «Революция и флот» «выдающимся преподавателем». В 1906-1907 годах - старший минный офицер учебного судна «Николаев». В 1907-1909 годах - 2-й флагманский минный офицер походного штаба начальника минного учебного отряда. В 1908 году участвовал в V Всероссийском электротехническом съезде в Москве. В 1909-1912 годах - и. д. 2-го флагманского минного офицера (по радиотелеграфному делу) штаба командующего Морскими силами Балтийского моря. 6 декабря 1910 года произведён в чин старшего лейтенанта. В 1912-1914 годах - постоянный член межведомственного радиотелеграфного комитета от Морского министерства. В 1913 году был командирован на Каспийское море для выбора мест береговых радиостанций на острове Ашур-Ада и в Энзели. 14 апреля 1913 года произведён в чин капитана 2-го ранга.

Учебное судно «Николаев»

В принципе, фигура Алексея Щастного до начала Первой Мировой войны ничем не выделяется из массы прочих офицеров Российского Императорского флота. Специалист-радиотелеграфист, боевой офицер, не обойдён наградами (за Русско-японскую войну получил орден Святой Анны 3-й степени с мечами и бантом), преподаватель. Заурядный офицер, нечего более сказать. Однако Первая Мировая война способствовала дальнейшему подъёму кавторанга Щастного по карьерной лестнице. В 1914 году Щастный получает назначение на должность старшего офицера дредноута Балтийского флота «Полтава» (тот самый несостоявшийся «линейный крейсер «Михаил Фрунзе», он же «самый длинный линкор в мире»- кто надо, тот поймёт, о чём речь). В 1916-1917 годах - командир эскадренного миноносца «Пограничник». За боевые действия на Балтике к 1917 году Щастный награждается орденом Святой Анны 2-й степени с мечами, а также мечами к ордену Святого Святослава 2-й степени, полученному в мирное время.

Эсминец «Пограничник»

Втягивание кавторанга Щастного в политику произошло в мае 1917 года, когда он был назначен флаг-капитаном по распорядительной части штаба Балтфлота. Здесь он немедленно втягивается в деятельность офицерского кружка, исповедовавшего интересные взгляды на будущее России: офицеры считали возможным (но необязательным) установление в России конституционной монархии - при этом больше склоняясь к республике, разделяли взгляды октябристов, тяготели к демократизации общества. Двумя лидировавшими в этой организации фигурами были капитан 1-го ранга князь Михаил Борисович Черкасский (с 28 июля контр-адмирал, начальник штаба командующего флотом) и капитан 2-го ранга Иван Иванович Ренгартен (с 28 июля капитан 1-го ранга, флаг-офицер по оперативной части штаба командующего Балтфлота, основатель флотской радиоразведки).

Командующий Балтийским флотом адмирал Канин и его штаб на палубе штабного корабля «Кречет» (июль 1916). В первом ряду второй справа капитан 2-го ранга Федор Юльевич Довконт; во втором ряду слева направо: капитан 1-го ранга Василий Михайлович Альтфатер, начальник штаба контр-адмирал Николай Митрофанович Григоров, вице-адмирал Василий Александрович Канин, контр-адмирал Александр Васильевич Колчак, капитан 1-го ранга князь Михаил Борисович Черкасский, неизвестный; в третьем ряду второй справа капитан 1-го ранга Иван Иванович Ренгартен

В атмосфере «кружка Ренгартена - Черкасского» карьерист Щастный неимоверно быстро поднялся к вершинам власти. Уже к осени 1917 года он превратился в серого кардинала Балтфлота, удивительно юрко и профессионально маневрируя между офицерами и революционной матросской массой, всячески упрочняя своё положение начальника и оборачивая ситуацию на флоте в свою пользу. Щастный - уже капитан 1-го ранга - прекрасно понимал, что матросы-балтийцы теперь мощная политическая сила, с которой необходимо считаться. Игнорирование мнения «низов» летом 1917 года было уже невозможно - убийства офицеров рядовыми моряками в марте 1917 года заставили прислушиваться к мнению матросской массы даже самых упрямых командиров. При этом руководящий матросами Центробалт зависит от авторитета конкретных лидеров типа Павла Дыбенко. В итоге Щастный добился расположения Центробалта и стал вести собственную политическую игру. Первым его ходом было поднятие красных флагов на кораблях во время мятежа генерала Корнилова. Такое революционное предложение из уст офицера и дворянина было встречено членами Центробалта овацией.

Дальше - больше. Вечером 24 октября 1917 года Алексей Щастный собрал штаб Балтфлота. Офицерам он заявил, что в беспорядки в столице есть кризис Временного правительства и большевики гарантированно возьмут власть (причём Ленин в эти же часы ещё сомневался в победе!). На следующее утро, когда из Петрограда пришло сообщение о занятии большевиками Зимнего дворца и прекращения деятельности Временного правительства, в штаб Балтфлота пришла телеграмма от командования Северным фронтом с требованием отправить в Петроград силы для борьбы с большевиками. Щастный в приватном разговоре с Черкасским и Ренгартеном посоветовал ответить, что телеграмму не удалось расшифровать. То есть в случае реванша сторонников Временного правительства Балтфлот оставался как бы ни при чём из-за своего «бездействия». Технические трудности, бывает. Логично, что и большевиков штаб флота открыто не поддержал, де-факто заявив о своей политическом нейтралитете (а это, понятное дело, позиция-с). За такой ход Иван Ренгартен одарил Щастного эпитетом «хитрейший из хитрейших».

Патруль моряков Балтийского флота в Петрограде. октябрь 1917 года. Вооружены матросы японскими винтовками «Арисака»

Щастный продолжал вести свою политическую игру, оставаясь формально нейтральным должностным лицом, но при этом, несомненно, являлся искренним антикоммунистом. Немало способствовала его игре и ситуация со сменой Центробалтом командующего Балтфлотом контр-адмирала Александра Владимировича Развозова «за нежелание считать для себя обязательными декреты Совета Народных Комиссаров и за отказ подчиниться Коллегии Морского Комиссариата». После ухода Развозова в марте 1918 года капитан 1-го ранга Алексей Михайлович Щастный стал командующим Балтийским флотом.

Естественно, никаким адмиралом Щастный не стал. Не стал хотя бы потому, что такое звание в 1918 году советское правительство никому не давало. Если бы Щастный по собственному почину пришил к кителю адмиральские погоны, то тут же потерял бы поддержку как офицерства, так и Центробалта. Поскольку идиотом Щастный не был, то до конца своих дней - а жить ему оставалось 4 месяца - он оставался каперангом. Однако авторитет его весною 1918 года поднялся до космических вершин по причине организации им Ледового похода Балтийского флота из Гельсингфорса в Кронштадт.

С февраля 1918 года, в связи с угрозой захвата немцами Ревеля, корабли Балтийского флота перебазировались из этой базы в Гельсингфорс, на противоположный берег Финского залива. Согласно подписанному 3 марта 1918 года Брестскому миру (статья 6), все русские корабли должны были покинуть финляндские порты, причём предусматривалось, что до тех пор, пока лёд не позволяет осуществить переход, на кораблях должны были оставаться лишь «незначительные команды», которые легко могли быть нейтрализованы немцами. Однако уже 5-го марта немцы внезапно оккупировали Аландские острова, а их флот стал приближаться к Гельсингфорсу. Балтфлот же был заперт в базе - уйти в Кронштадт он не мог, так как восточная часть Финского залива была ещё скована льдом, а ледоколов катастрофически не хватало. Руководство советской России попало в крайне тяжёлую ситуацию: оставить флот в Гельсингфорсе означало лишиться его без единого выстрела. 3 апреля на полуострове Ханко высадилась немецкая Балтийская дивизия (12 тысяч бойцов), а 7 апреля в районе Ловиисы высадился отряд полковника Бранденштейна (около 3000 штыков и 12 орудий). Осложнившаяся оперативная обстановка, а заодно открытая поддержка немцами белофиннов не оставили времени на размышления - флот надо было уводить из Гельсингфорса во что бы то ни стало. Ещё 12 марта в сопровождении двух ледоколов ушли из Гельсингфорса четыре линейных корабля и три крейсера. 4 апреля из Гельсингфорса вышел второй отряд Балтийского флота (два линкора, два крейсера, две подводные лодки), который прибыл в Кронштадт 10 апреля (исключая одну из подводных лодок, получившую повреждение и вернувшуюся в Гельсингфорс). Таким образом, крупнейшие корабли флота оказались вне опасности захвата противником.

Начало Ледового похода: дредноут типа «Севастополь» проходит сквозь льды. За ним идёт крейсер «Адмирал Макаров»

5 апреля Щастный был официально назначен начальником Морских сил Балтийского моря. В это время он готовил к выходу последний, третий отряд кораблей (45 эсминцев, 3 миноносца, 10 подводных лодок, 5 минных заградителей, 6 тральщиков, 11 сторожевых кораблей, 81 вспомогательное судно), который был отправлен из Гельсингфорса пятью эшелонами в период с 7 по 11 апреля. Позднее эти корабли соединились в один эшелон при поддержке четырёх ледоколов. Сам Щастный покинул Гельсингфорс на штабном корабле «Кречет» 11 апреля, когда на подступах к городу уже шли бои с наступающими немецкими войсками (город был взят 14 апреля). 20 апреля отряд кораблей под командованием наморси Щастного прибыл в Кронштадт. За время похода не было потеряно ни одно судно, несмотря на резкое ослабление дисциплины, связанное с революционными событиями. Спасение флота сделало Алексея Щастного популярнейшим лидером.

Падение Щастного началось через 9 дней после вывода остатков флота в Кронштадт. 29 апреля открылся 3-й съезд моряков Балтийского флота. Выступая перед делегатами. Щастный разгласил совершенно секретную директиву Наркомата по морским делам о проработке плана по уничтожению Кронштадтской крепости и Балтийского флота в случае дальнейшего продвижения немцев к Петрограду. Дело в том, что в эти же дни немцы оккупировали Крым и беспрепятственно военно-морскую базу Севастополь. Потеря стала тяжёлым ударом по обороноспособности России и для предотвращения гипотетической сдачи ещё и Кронштадта надлежало подготовить укрепления и корабли к взрыву.

Директива вызвала бурю эмоций. Как это, моряки, «краса и гордость Октября», сами должны уничтожить свой флот?! Да вы что, комиссары, рехнулись?! За Советы без коммунистов!..
Антисоветские настроения на Балтийском флоте росли с каждым днём. Щастный же был в своей стихии, в море интриг и политических сговоров. 11 мая возмутилась Минная дивизия, базировавшаяся на Петроград. В итоговой резолюции после митинга матросы и офицеры потребовали «Петроградскую коммуну ввиду её полной недееспособности и несостоятельности предпринять что-либо для спасения родины и Петрограда распустить… власть в обороне… вручить морской диктатуре Балтийского флота». 12 мая состоялся митинг в Морском корпусе, на котором нарком просвещения Анатолий Васильевич Луначарский и лейтенант флота Фёдор Фёдорович Раскольников пытались переубедить собравшихся моряков. В итоге, когда стали раздаваться призывы вручить полномочия диктатора лично наморси Щастному, Луначарский и Раскольников ушли с митинга. Ситуация в Петрограде становилась критической.
В течении следующих дней работы 3-го съезд моряков Балтийского флота «хитрейший из хитрейших» Щастный вёл свою игру, опираясь на рядовых вопросов и офицеров. Правительство ничего не делает для флота и обороны, готовится сдать Петроград, флот хотят уничтожить! А как же защита родины? Мы что, четыре года зря воевали с немцами? Ещё и финны наступают вместе с немцами! Если Москва не решится оборонять Петроград, то мы это сделаем без её решения!..
Была в речах Щастного и хлёсткая критика «Временного положения об управлении Балтийским флотом», которое разработал контр-адмирал Альтфаттер. В этом документе содержались положения о возвращении на флот дисциплины и субординации. укрепления роли офицеров и прочие меры по явному повышению боеготовности флота. Щастный, ещё пару лет назад сам бывший ревнителем дисциплины и «вашеблагородия» со стороны матросов, теперь вдруг начал громогласно заявлять об «антидемократичности утверждённого СНК и ЦИК Положения об управлении флотом». Итогом пропаганды Щастного стало включение в в итоговые документы 3-го съезда положения, прямо покушавшегося на полномочия правительства - установления демаркационной линии с немцами в Финском заливе при участии Совета комиссаров Балтийского флота. Такого в Москве стерпеть уже не смогли.

27 мая приехавшего с флотской делегацией в Москву капитана 1-го ранга Алексея Щастного арестовали. Последним гвоздём в гроб Щастного стали обнаруженные при нём бумаги. То были пять машинописных документов, якобы подтверждавших связь большевиков с немецкой разведкой. Автором этих подделок был, как установлено исследователями, польский литератор Фердинанд Оссендовский, который наляпал почти две сотни таких фальшивок, «доказывавших» верную службу большевиков немцам с 1914 года. Поскольку документы составлял не профессиональный военный моряк или аналитик, то они изобилуют понятными современному человеку грубейшими ошибками. Например, в документе №1427 от 09.04.1918 года говорится о вербовке немецкой агентурой моряков, которые заминируют наиболее мощные корабли Балтфлота, что могут помешать быстрому захвату Кронштадта. В список этих кораблей попали броненосцы «Андрей Первозванный» и «Пётр Великий». Первый из них был последним классическим додредноутом русского флота и в артиллерийской дуэли с немецкими дредноутами в 1918 году не имел практически никаких шансов на выживание. «Пётр Великий» же действительно был броненосцем. Первым русским полноценным броненосцем и построен был аж 1877 году! С 1917 года он числился плавбазой подводных лодок и явно не был в числе сильнейших кораблей Балтфлота. Оссендовский вписал названия кораблей от балды, просто скопировав из какого-то справочника наиболее громкие имена. Однако именно эти фальшивки, кстати, до сих пор многие запускают в оборот как доказательства тезиса «большевики - агенты германской разведки».

Непонятно, верил ли Алексей Щастный в подлинность этих бумаг, но вот факт плетения им интриг до последнего момента был налицо: он не передал их по приезду в СНК вместе с документами 3-го съезда моряков, а оставил у себя - видимо, в надежде передать кому-то из высокопоставленных моряков в правительстве. Уж не Дыбенко ли?..

Судебный процесс над капитаном 1-го ранга Щастным начался в июне 1918 года. Ему припомнили всё: и двойную политическую игру, и фактическую попытку установления диктатуры флота в Петрограде, и рассекречивание директивы о подготовке плана уничтожения Кронштадтской крепости, и невыполнение распоряжений правительства. Вскрылась и игра Щастного против флота: Лев Троцкий на суде свидетельствовал, что Щастный в докладах «рисовал положение флота в крайне странном виде, называя флот не иначе как «железный лом». Никто не утверждает, что Балтийский флот 1918 года представлял собой бледную тень Балтийского флота 1914 года. Но от спасавшего этот самый флот человека такое слышать несколько странно.

Смертный приговор каперангу Щастному был вынесен 21 июня 1918 года. По той причине, что данный приговор часто растаскивается на вырванные из контекста цитаты и распространяется под соусом «убили патриота России только за то, что он стал популярнее коммунистов!», привожу текст полностью:
«Именем Российской Социалистической Федеративной Советской Республики Революционный трибунал при ВЦИК Советов рабочих, крестьянских, солдатских и казачьих депутатов, заслушав в открытых заседаниях своих от 20 и 21 июня 1918 года и рассмотрев дело по обвинению бывшего начальника морских сил Балтийского флота гр. Алексея Михайловича Щастного, 37 лет, признал доказанным, что он, Щастный, сознательно и явно подготовлял условия для контрреволюционного государственного переворота, стремясь своею деятельностью восстановить матросов флота и их организации против постановлений и распоряжений, утверждённых Советом Народных Комиссаров и Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом. С этой целью, воспользовавшись тяжким и тревожным состоянием флота, в связи с возможной необходимостью, в интересах революции, уничтожения его и кронштадтских крепостей, вёл контрреволюционную агитацию в Совете комиссаров флота и в Совете флагманов: то предъявлением в их среде провокационных документов, явно подложных, об якобы имеющемся у Советской власти секретном соглашении с немецким командованием об уничтожении флота или о сдаче его немцам, каковые подложные документы отобраны у него при обыске; то лживо внушал, что Советская власть безучастно относится к спасению флота и жертвам контрреволюционного террора; то разглашая секретные документы относительно подготовки на случай необходимости взрыва Кронштадта и флота; то ссылаясь на якобы антидемократичность утверждённого СНК и ЦИК Положения об управлении флотом, внося, вопреки этому Положению, в Совет комиссаров флота на разрешение вопросы военно-оперативного характера, стремясь этим путём снять с себя ответственность за разрешение таких вопросов; то попустительствовал своему подчинённому Зелёному в неисполнении распоряжений Советской власти, направленных к облегчению положения флота, и замедлил установление демаркационной линии в Финском заливе, не исполняя своей прямой обязанности отстранения таких подчинённых от должности; то под различными предлогами на случай намеченного им, Щастным, переворота задерживал минную дивизию в Петрограде; и всей этой деятельностью своей питал и поддерживал во флоте тревожное состояние и возможность противосоветских выступлений. Принимая во внимание, что вся эта деятельность Щастного проявлялась им в то время, когда он занимал высокий военный пост и располагал широкими правами во флоте Республики, Трибунал постановил: считая его виновным во всём изложенном, расстрелять. Приговор привести в исполнение в течение 24 часов»

В 4 часа 40 минут 22 июня Алексей Щастный был расстрелян в скверике Александровского военного училища в Москве.

Естественно, гибель столь крупной политической фигуры, в которой видели своего человека антикоммунисты, не могла не повлечь за собой дифирамбов, славословий в адрес Щастного и проклятий в адрес кровавых большевиков. Историк-белоэмигрант Сергей Мельгунов писал: «капитан Щастный спас остаток русского флота в Балтийском море от сдачи немецкой эскадре и привёл его в Кронштадт. Он был обвинён, тем не менее, в измене. Обвинение было сформулировано так: «Щастный, совершая геройский подвиг, тем самым создавал себе популярность, намереваясь впоследствии использовать её против советской власти». Главным и единственным свидетелем против Щастного выступил Троцкий. Щастный был расстрелян «за спасение Балтийского флота».

До сих пор, к нашему удивлению, в литературе нет распространённого большим тиражом материала о подлинной причине расстрела Щастного. Исключение из правил - книга К.Б. Назаренко «Под Андреевским и красным флагом», где фигуре Щастного уделено значительное внимание. Периодика же потчует обывателя той самой «правдой» про политическое убийство «спасителя флота». Посему не следует удивляться, что статья о капитане 1-го ранга Алексее Михайловиче Щастном в Википедии содержит такие выверты словесности:

Палачи, жертвы и Герои России…

Надеюсь, что этот материал найдёт своего читателя и сведения о противоречивой и - будем честны - скользкой фигуре Алексея Щастного получат широкое распространение, а панегирики «несчастному адмиралу Щастному» всё же снизят свой градус неадеквата.

(с) radio-rhodesia
Tags: Интересно, История, Настоящий интектив, Первая Мировая
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments