grigvas (grigvas) wrote,
grigvas
grigvas

Category:

Князь Щербатов про архиепископа Лазаря: «Пускай себе сосёт лапы!»


Был ли Щербатов отстранен от командования Смоленским полком?

20 февраля 1668 г. стольникам и воеводам Константину Осиповичу Щербатову и Ивану Петровичу Лихареву были посланы царские грамоты «о походе и чинении над неприятелем всяких поисков». Им было приказано выехать из Москвы в Смоленск, получить под свою команду ратных людей Смоленского разряда и выступить против украинских казаков Стародубского полка, поддержавших мятеж гетмана Ивана Брюховецкого.
В состав воинского отряда вошли: рейтарский полк, полк смоленской шляхты и казаков, а также полк солдат.

12 марта с указанным воеводским полком, взяв с собой пять полевых пушек, воеводы выступили из Смоленска. 21 числа они были в Рославле. На указанную дату в полку налицо значилось 1684 конных и пеших ратных людей.

14 апреля Щербатов и Лихарев вышли из Рославля к Почепу, где встали обозом в трех верстах от города и более месяца вели бои с казаками Стародубского полка, выходившими на вылазки из города.
22 мая воеводы отошли к Брянску, получив приказ встать с полком «меж Брянска и Трубчевска подле реки Десны и  тех городов и уездов оберегать и на изменники черкасы  промыслы и поиски чинить ходя с того места».
Вероятно, воспользовавшись общим, расплывчатым, указанием «промыслы и поиски чинить», обычно всегда деятельный и энергичный князь Щербатов решил самостоятельно отправиться в глубокий рейд к Новгороду-Северскому.
По дорогам это более 200 км (!).
Царского указа о таком дальнем походе в архиве не обнаружено, т.е. скорее всего это была личная инициатива первого воеводы Щербатова.
24 июня полк Щербатова выступил из Трубчевска. Воевода Трубчевска Савелов «послал от себя … конных и пеших салдат и уездных людей тысячю триста человек», которые присоединились к Смоленскому полку.
Итого, под началом двух воевод шёл примерно 3-тысячный полк конных и пеших ратных людей.

26 июня русские уже были под Новгородом-Северским. Украинские казаки вышли из города,  произошло сражение,  в котором «многих людей черкас побили и около Новагородка посад выжгли». Противника загнали в крепость, бой шёл «под самою стеною на посаде».
Позднее Щербатов сообщал, что когда они пришли в Спасский монастырь, в котором жил епископ Лазарь Баранович, то  «ево епископа в монастыре не застали, ушел перед нашим … приходом в город».

К слову, с 1667 г. Лазарь Баранович был уже архиепископом Черниговским и Новгород-Северским, хотя в  отписках воевод он именуется «епископом». Во время событий 1668 г. он проживал в Новгород-Северском Спасо-Преображенском монастыре.

Архиепископ Лазарь Баранович

Достаточных сил для взятия сильной Новгород-Северской крепости штурмом у воевод не было.
Согласно замечательному русскому историку Виталию Осиповичу Эйнгорну («Очерки из истории Малороссии…»), Щербатов, «не будучи в состоянии взять города, ограничился тем, что выжег посад, а затем отправился в Спасский монастырь. Не застав там Барановича и узнав, что он незадолго перед тем ушел в город, Щербатов почти уверился в неблагонамеренности (фактически: измене! – И.Б.) епископа и приказал схватить и отправить в качестве пленных в Брянск бывших в Спасском монастыре его людей.
Раздраженный тем, что не смог схватить архепископа, князь сказал: «Пускай себе сосёт лапы»!
Данное выражение вероятно означало то, что опустошением земель беглеца воеводы хотели оставить его без всяких средств к существованию, типа: пусть поголодает, меньше бегать будет!
Возвращаясь к Трубчевску, Щербатов и Лихарев «в Новгородцом уезде разорили около дороги верст по двадцать и болши многие села и деревни выжгли».
Епископ, каким-то образом, узнал об оскорблении и пожаловался лично знавшему его царю Алексею Михайловичу. 

Петропавловская церковь Спасо-Преображенского монастыря (Новгород-Северский)

Эйнгорн считает, что Щербатов был отозван от командования Смоленским полком по этой причине (буквально: Правительство высказало неодобрение Щербатову и он отозван), хотя пишет, что жалоба Барановича на князя пришла в Москву позднее отзыва Щербатова.
На место полкового воеводы был назначен генерал-майор Филипп Альберт Фанбуковен, Щербатов же стал осадным воеводой Брянска. Лихареву приказали выехать в Москву.
Вроде всё логично,  нечего оскорблять высокое духовное лицо с большими личными связями в столице…
Но, прав ли Виталий Осипович?
Из документов следует, что формирование собственного полка генерал-майора Фанбуковена началось ещё 24 мая. Возможно Разряд уже тогда планировал обычную замену Щербатова на Фанбуковена,  соединение двух полков вместе, но прямых указаний на это я не нашел.
Смоленский полк был передан под начало  Фанбуковена 3 июля и, соответственно, указ о назначении Щербатова в Брянск пришел в то же число.
Учитывая, что с момента инцидента с епископом (26 июня) до 3 июля прошла неделя, возможно до царя дошли слухи об этом деле и до получения непосредственной жалобы от Барановича.
Вообщем, прямого указания царя о том, что слишком инициативный (и грубоватый) Щербатов был отстранен от командования Смоленским полком по причине оскорбления архиепископа я не нашел.
Хотя, может быть, о таких вещах в то время публично не распространялись?

(с) von-buddenbrock


Tags: Вархаммер, Военное дело, Интересно, История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments