grigvas (grigvas) wrote,
grigvas
grigvas

Categories:

Север, воля, надежда, страна без границ...



Великолепные книги от Михаила Кречмера (kiowa-mike.livejournal.com).
Сибирская книга: история погони за "мягким золотом".  Книга ценна тем, что приведены персоналии и характеристики наших и ненаших героев того времени, хорошо описана тактика действий первопроходцев и местных. Хорошо рассказано о соболе :)
Настоящая энциклопедия "Русской конкисты". Особенно хорошо то, что тут нет никаких легенд и приукрашиваний: приведены факты и беспредела наших наместников и самих первопроходцев (например, Ерофея Хабарова), секс-преступления, продажа местным огнестрела (несмотря на строжайшие запреты) и т.д.

Береговой клиф (или - Юрий Маканин I): книга о Севере, точнее - о побережье Охотского моря ("Речное море") - о людях, которые там живут, о суровой природе, фактически - о Иной Планете. О том крае, где медведей, возможно, больше, чем людей; Клондайке, который никто грабить не будет, ибо чрезмерно затратно; о Разрушенном после 1991 года Береге, алкоголе, оружии, ножах, людях, рабстве и свободе...
В книгу вошли:
I. Приключенческая повесть "Береговой клиф" - о студенте-охотоведе Юрии Маканине, который попал... Просто попал. На тот самый Север. И получил по полной: "золотую лихорадку", пулю, подружился с магическим лисом, попал в рабство...
II. Повесть "Хроники Разрушенного берега" - о примерно таком же студенте Вадиме, но уже ихтиологе, который на катере бывалого капитана Василича, как в "Апокалипсисе сегодня", идет вдоль этого самого берега, где закон - что-то такое далекое; где 40 тонн красной рыбы идут в утиль, потому что 2 тонны икры - ценнее в десятки раз; где у каждого камня, мыса, острова есть множество интересных историй...
III. Повесть "Про охотника Фому".  Захватывающие истории про РЕАЛЬНУЮ природу, выживание в тайге, постройку дома... Разборки с местным "королем" (не надо в тайге борзеть - чревато!), да и про взаимоотношения с органами власти (отправить в глухой медвежий угол и подождать - сами коньки отбросят)...

Большой побег (или - Юрий Маканин II): отряды первопроходцев состояли из русских где-то на четверть. Половина была местной татарвой или крщеными черкесами. Другую четверть составляли бывшие пленные, взятые на войнах с Литвой и Польшей. Пленных верстали в служивые люди и отправляли в самый большой на планете концлагерь - Сибирь. Оттуда не сбежишь...  После Полтавы пол Сибири заговорили по шведски. Некоторые бежали аж к джунгарам... Так вот - описан гипотетический успешный побег группы бывших литовцев (и примкнувших к ним казаков) - и параллельный поиск следов этих беглецов уже в наше время.

Отличный язык, прекрасные, отточенные формулировки, яркие персонажи (от бывалого охотоведа Соловья, до охотника-инвалида, доживающего с вой век в компании таких же стариков-калек), местные реалии... В общем - книги являются прекрасными представителями ныне вымирающего жанра приключенческой литературы.

Они не менее отлично проиллюстрированы художником Николаем Фоминым.



Кургузая серая посудина ткнулась в гальку, с носа ее упали деревянные дощатые сходни, и с борта судна посыпались коренастые мужики в камуфляже.
Двое сразу схватили Мусу и заломили ему руки за спину, трое побежали к производственному зданию, еще двое не торопясь пошли в дом.
– Рыбсобаки, – безразлично проговорил подошедший рядом невысокий крепыш в штанах «адидас» и черном рваном свитере, со шрамом на левой скуле. – Сейчас икру отбирать будут.
В подтверждение его слов один из державших Мусу размахнулся и ударил его под дых. Тут же подбежали двое других, схватили его за руки. Маканин дернулся вперед, но сзади кто-то схватил за плечи.
Обернулся.
Юра-Тюрьма.
– Не лезь, не твое это, – просипел он ему на ухо. – Это рыбнадзоры, покуражатся, несколько бочек с икрой отберут и уйдут.
– А что же Муса?
– Муса привычный, – продолжал сипеть Тюрьма. – Он потом всех зарежет. Только они того не знают…
– Это почему? – удивился Юрий.
– Потому что каждый раз новые. Эти опергруппы набирают из всякой сволочи – обычно менты уволенные, отсидевшие там, хулиганье местное. Они прошерстят берег, икры награбят, половину отдают начальству, половину пропивают. Потом в Город возвращаются рыбаки и потихоньку их кончают – то там, то здесь, то в сугроб вниз головой сунут, то в прорубь. Весной опять надо новые опергруппы набирать…
– А откуда их набирать-то, если все равно знают, что их зимой зарежут?
– Да молодые, сильные, тупые, сразу после армии обычно. Им кажется, что это с другими все случается, а с ними – нет. Ну уж куй им, – мечтательно сказал Тюрьма. – Помню, Семен Кибер как-то такого к печке проволокой привязал и печку под ним растопил. Несло потом по всему берегу, как свининой паленой.
От засольного цеха несколько фигур в камуфляже потащили белые кубики – контейнеры с икрой.
– Вот видишь, все обошлось, – успокаивающе сказал Тюрьма Юрию. – Полтонны где-то забрали, что снаружи лежало…
– А что – нельзя их здесь сразу зарезать? – возмущенно спросил Юрий.
– Ну что ты, – одновременно возразили Тюрьма с Батоном, – тогда сюда, на точку, инспектора поставят, он весь промысел нам спортит. А зимой – кто знает, кто их там порешил, то ли Муса, то ли Коблик, то ли тот же Сеня Кибер. А то, может, они и сами себя зарезали, так тоже бывает…

Tags: Интересно, Литература, Первопроходцы, Рецензия, Цитата
Subscribe

  • Именно сейчас

    И что бы это должно было значить? А что важно сейчас для вас?

  • Кое что не меняется...

    Соперничавшие с одрисами сапеи вели двойную игру. Правившие ими братья, сыновья Котиса I Раск и Рескупорид, каждый с 3000 всадников направились в оба…

  • Почему важна редактура.

    Настолько косноязычно что уже прекрасноПривлекательность Хоа-Бинь обуславливалась двумя причинами: Хоа-Бинь представлял собой ключевое звено в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments