grigvas (grigvas) wrote,
grigvas
grigvas

Categories:

Дети чугунных богов

Дети чугунных богов, 1993 г. - наверное единственный фильм, снятый у нас в жанре технофентези. Техно-панка. А точнее - техногенная фантасмагория, сочетающая в себе, помимо всего прочего, еще и эпическую драму и вестерн. Огромный завод, где происходит львиная часть фильма,  производит мощнейшее впечатление. Это - гигантская, чудовищная Богомашина, только Омниссии не хватает, построенная неизвестно кем, неизвестно когда и неизвестно для чего. Завод - вне времени, вне границ. Тотальный Вархаммер. Бог Металла. Индустриальная эстетика. Люди работают на заводе, исповедуют культ труда, служат своему чугунному Богу. Дети божии пришли в этот мир в спецовках и сапогах, свитерах из грубой шерсти, они пьют спирт, изобретают новый пулемет, катают лучшую броню, не боятся стать за бронем на полигоне. Рабочие выглядят, даже не как люди - это какие-то гулы, гномы, мутанты, в странной одежде и шапках, некоторые локации - чистый Fallout. Сталелитейщик Игнат в исполнении молодого Сидихина - весь фильм представляет его один день. Но, сколько всего в этот день уложилось...

Раньше фильм был доступен только в весьма плохом качестве - теперь есть и в высоком.



Наверху рвануло, и раскаленные осколки, ударяясь о стены, полетели в шахту. В шахте появился человек. Он огляделся. Гарью ему выедало глаза. Наверху снова рвануло. Раскаленный пудовый шар пронесся мимо его лица. Человек быстро перебрался черев шахту и нырнул в щель под огромные железные валы.
Щель была узкая. Тяжелые гаечные ключи и молот, обвязанные вокруг пояса, били его по ногам. Пот из-под каски заливал лицо. Огромные железные валы над его головой с грохотом вращались, и расплавленная окалина летела ему на спину. Человек глох и горел, но, сжав зубы, полз вперед.
Вдруг все задрожало, и прямо перед ним, преградив путь, вправо и влево заходил огромный поршень. Человек замер. Слева от него была стена, справа крутились масляные метровые колеса. Другого пути не было. Перевернувшись на спину, человек отвязал ключи и молот. Он подобрался вплотную к поршню и, выждав момент, перебросил через него инструменты. Подтянув ноги в окованных бутсах, сжался. Вот поршень всего за секунду отошел вправо, и человек змеей скользнул на ту сторону. Двигая перед собой ключи и молот, он упрямо полз дальше…



— В сорок девятом Каганович приехал, — заговорил, занюхивая хлебом, старик Евдюков. — Вдруг вбегает на стан. Оглядел всех вальцовщиков и спрашивает: «Кто броневой секретный лист катал?» Выхожу я вперед и отвечаю спокойно: «Я, товарищ нарком». «Ты?!» — как закричит и вышиб мне, почитай, все передние зубы! Всего же двенадцать штук, так-то.
— Кулаком? — удивился кто-то.
— Нет, медным пестиком. А потом выяснилось, что броню я первейшую раскатал, такую, что сразу и поднять не могли. И приказал товарищ Каганович, чтобы лучшие врачи Москвы мне зубы из той брони вставили. И такие зубы, понимаешь, — Евдюков обнажил тусклые стальные зубы, — нет им износа! Один раз поспорил я с Витькой Колупаевым, что ведро прокушу…
Дверь в подсобку вдруг распахнулась, и влетел мужик, заорал, присев от натуги:
— На третьем этаже нажимные винты сорвало, валы полетели!
Все вскочили, бросились к двери, а мужик, уступая дорогу, звонко захохотал.
Один из вальцовщиков, не размахиваясь, ударил его в нос. Мужик присел от боли и, зажав лицо руками, выбежал.
— Блядина тонкоголосая, — сказал вальцовщик. — Нашел чем шутить…



Дорога пошла вниз с холма, но ничего не было видно, казалось, что кони спускаются по воздуху.
— А ну, стой! — закричал вдруг кто-то страшно.
Прямо перед ними из бурана возник огромный мужик. Раскинув руки, он загородил им дорогу.
— Стой! — он закричал снова и выхватил из-за пазухи обрез. — Кто такие?
— Заводские, едем к башкирам баранов красть! — крикнул Митяй обиженно.
— Баранов? — мужик задумался. — Далеко?
— Да рядом.
— С вами пойду! — решительно сказал мужик, пряча обрез.
Он встал между всадниками, взялся за стремена. Тронулись дальше.
Буран стал слабеть. Ветер поднялся выше, открыв холмы.
— Уговор, братцы! — сказал мужик. — Друг друга держаться и в обиду не давать.
Прямо перед ними открылась темная, занесенная снегом деревня.



Увидев Игната, вальцовщики заревели разом, приветствуя его. Игнат, скинув телогрейку, вышел в круг, худой, перекрученный, как веревка. Навстречу с круглой улыбающейся рожей вышел татарин Бекбулат. Оба голые по пояс, штаны, заправленные в сапоги.
— Бьетесь не на смерть, но по собственной охоте и согласию! — объявил мужик с ястребиным носом.
— Да, — ответил Игнат, дрожа.
— Да, — ответил Бекбулат, улыбаясь.
— Биться будете, пока один на ногах останется!
В круг вышел черный от сажи мужик, держа в руках литую чугунную корону, поднял над головой.
— Кто победит, от литейного цеха — корона! Будет тот чугунный князь!
Все закричали разом...

Tags: (Тяжело) Иллюстрированный обзор, Вархаммер, Кино, Рецензия, Цитата
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments