grigvas (grigvas) wrote,
grigvas
grigvas

Category:

Большие сражения и судьбы стран


Неискоренимая мода на хороводы вокруг «великих битв» побуждает написать очередной соответствующий пост. И речь не о самих по себе чествованиях – как раз тут неприятий как таковых нет, ибо конкретная дата очень удобная для публичных мероприятий по напоминанию о прошлом. Дело в том, что даже в исторических исследованиях модно рассматривать «великие битвы» как переломные моменты военной истории...
Возник вопрос о роли крупных полевых сражений в деле «создания державы, великих завоеваний». Всё и вся рассмотреть – это не одну книгу написать нужно. Можно, например, вспомнить нормандское завоевание Англии и македонское завоевание Персидской империи – там роль «генерального сражения» прослеживается хорошо. Но тогда и «политический фон» в завоеванной стране нужно рассмотреть – фон, на котором чужеземец стал королем Англии и царем Азии.
В ходе внутренних войн роль крупных сражений хорошо заметна. Предварительно можно сделать утверждение, что полевое сражение в первую очередь имеет психологической значение, этакий «суд божий», почему и встречается традиция замещать сражение личным поединком.

Битвы в войнах России 16-17в. Был уже пост о характере войн России 15-16 вв. Крупные сражение являлись исключениями. Захват городов, набеги, строительство крепостей и укрепленных линий, активная их оборона (с вылазками), рейдовые нападения на войска вторжения. Действовать приходилось обычно сразу на два и более фронтов. Для достижения успеха часто вели несколько кампаний подряд, не смотря на неудачи. Крупные сражения были характеры только для периода 1604-12г., т. е. в условиях Смуты. Путем серии крупных полевых боёв подавлялось восстание Разина. Отдельно можно сказать про серию сражений 1658-62гг. (с польско-литовскими, крымскими и казачьими войсками), которые при этом решали исход кампаний (можно заметить, что такая роль сражений была на фоне смуты, политического брожения новых царских подданных).
Обычно крупное сражение было лишь вариантом действия против армии вторжения – альтернатива ему были рейдовые атаки и опора на укрепления. Объективной проблемой была полноценная осадная операция (с использованием тяжелой артиллерии) – тогда, если противник хотел деблокировать крепость путем полевого сражения, нельзя было просто уйти (как это было при «лёгких» осадах), т.к. пришлось бы бросить артиллерию и тяжелый обоз. Однако таких случаев очень мало: Венден 1578, Смоленск 1633-34гг. Решением этого было развитие полевых укреплений осадного войска и системы их обороны. Если под Венденом укрепленный лагерь был быстро взят, то под Смоленском «сражение» вылилось в многомесячную осаду русских укреплений (в итоге, не смотря на поражение, польско-литовское контрнаступление было сорвано – довоенная граница так и не была пересечена, а общий результат войны – некоторое продвижение границы, юридическое оформления окончания Смуту – оказался в пользу России).
Показательная «Московская битва 1591 г. с крымским войском», которая собственно сражение не включала – дело было осуществлено травлей и угрозой выдвижения войск. Даже Молодинская кампания – это не стратегия «победу путем разгрома противника в большой битве». Главным моментом было создание угрозы тылу ханскому войску (арьергардные бои с опорой на быстро возведённый укреплённый лагерь), которое и сорвало поход хана на Москву с опустошением окрестностей – вместо этого хан вынужден был заняться осадой внезапно появившейся «крепости» (с классическим 3-дневным сроком).
Проигранная битва в контексте общей стратегии могла давать положительные результаты. Так Судбищенская битва, в которой, по разрядной оценке, воеводы были «побиты», имело важный стратегический эффект – был на дальних подступах остановлен поход хана, предотвращён очередной опустошительный рейд. Отчасти так же можно сказать про Оршанскую битву – литовские города, где не было государевых гарнизонов, вернулись под власть Сигизмунда, но порыв наступления польско-литовского войска были серьезно подорван, и Смоленск был удержан.

Войны русских княжеств. В войнах за престолы русских княжеств, от Владимир Святославовича до Василия Темного, роль сражений была ярко выражена. Но если взглянуть, например, на сражения 1430-х гг., видим, что проигравший в сражении мог всё равно оказаться победителем через политическую игру. Все крупных сражения московского войска второй половины 15 в. – битва у Руссы 1456 г., Шелонская битва и битва на Шиленге 1471 г. – были сражениями с новгородцами, в войнах, которые так же можно назвать усобными (это если не считать Ведрошскую битву, т. к. 1500 г. относится к 15 в.).
Войны Новгорода после 1268 г. с немцами, шведами, литовцами и норвежцами включали только одно относительно крупное полевое сражение (битва на Жабце поле со шведами в 1348 г.). Несколько относительно крупных битв можно увидеть во время псковско-ливонских войн 14-15 вв. (битва у Малого Борка 1343г., битва у Кирьипиги 1406 – во время походов псковичей; Каменское побоище 1407г., сражение у Колпино 1463, битва наУстьях 1480 – во время ливонских вторжений). Однако на общем фоне «стратегии набегов и рейдовой обороны», предполагающие частые, но скоротечные столкновения, роль этих сражений была небольшой.
Войны Польши и Литвы. Уже были заметки по характеру войн Польско-Литовского государства 15-16 вв. ; пост про Золотой век Польши; про польско-литовские войны 14-15 вв.; про войны ВКЛ с русскими княжествами ; в целом про войны ВКЛ 14-15 вв. Поэтому удобно обобщенно взглянуть на роль «великих побед» в становлении Польской державы. Пример тем более показателен, что «великие польские победы 15-17 вв.» основательно популяризованы.

Реальный Золотой век Польши. На вопрос – когда Польша достигла своего могущества обычно называют период между 1577 и 1648г. Именно к этому периоду относятся большинство хрестоматийных «великих польских побед». Тогда в результате походов Батория и вмешательства в Смуту были захвачены у России значительные территории. Однако…
Вторая половина 15 в. Литва полностью перестала вести самостоятельную внешнюю политику и больше не пыталась уйти из-под династической унии с Польшей (Люблинскую унию 1569 г. нельзя назвать переломным моментом, т. к. являлась следствием давно начавшихся процессов, т. е. это было знаковой, но только ступенькой, причем не последней). ВКЛ в 1460-е имело максимальную территорию. После разгрома Хаджи Гиреем орды Саид Ахмада в 1455 г. была максимально расширена сфера влияния в степном пограничье (территория «семеновых детей» на левобережье Днепра южнее р. Воркслы), а в правление Витовта были основаны торгово-промысловые фактории у черноморского побережья. По соглашению 1449 г. к ВКЛ отходил Козельск, Рязань и Тверь находились под совместным московско-литовским влиянием.
В 1466 г. территория Орденского государства частично вошло в состав Польши, частично стало его вассалом (уже в 1490-е гг. участвовало в походах против молдован). С 1387 г. молдавские господари периодически признают сюзеренитет польского короля. Ягелоны с 1471 г. сидели на чешском престоле, а с 1491 г. - на венгерском престоле (ещё польско-венгерский договор 1479 г. нормализовал отношения). Это обеспечивали безопасность юго-западных южных границ коренных польских границ, а наёмники из Чехии и Венгрии в большом числе беспрепятственно служили в польско-литовском войске.

Закат Золотого века. В 1478 г. начался «откат» Польши-Литвы. В первую очередь это относилась к Литве, большая часть границ которой на тот момент, в отличии от Польши, имела угрозу от активных соседей. За период 1478-1514. Москва захватила у Литвы треть её владений, ликвидировала влияние Литвы в Твери и Рязани. В 1480-90-х крымский хан подчинили себе территорию литовских черноморских факторий. Затем там появились и постоянно усиливались крепости и обосновались постоянные кочевья.
На Венском конгрессе 1515 г. польский король отказался от претензий на Чехию и Венгрию в обмен на отказ Габсбургов от союза с Россией (в 1526 г. Венгрия и Чехия отошли к Габсбургам).
В 1489 г. Молдавия вышла из-под влияния Польши и окончательно стала данником Османов. 1490-1535 гг. были наполнены опустошительными молдавскими набегами.
Первая половина 16 в. в пантеоне польских побед отмечена Оршанской битвой 1514 г. и битвой при Обертыне 1531 г. Касательно последней, даже если не касаться данных по численности и потерь проигравших молдаван, то следует заметить, что эта была битва на польской территории (Покутье), которые господарь Петр Рареш занял в прошедшем году, а по итогу битвы вынужден был оставить (что и до этого бывало в польско-молдавских войнах без всяких сражений). Т. е. это битва войны, которую Польша не выиграла. Оршу до сих пор называют рубежной битвой, после чего прекратился захват литовских территорий Москвой. Однако «откусывание» кусков происходил и позднее. Да, больше не было такого победного шествия, как в 1500. Но рубежным событием в этом контексте следует назвать Мстиславскую кампанию 1501, когда перед государевой ратью не капитулировал Мстиславль, а в 1502 – Смоленск. Приобретения в 16 в. Москве уже давались не быстрыми капитуляциями, а многократными осадами и организацией строительства крепостей на территории противника. И причины этого– совокупность привилегий городам и жолнёры в гарнизонах.
Ведрошская битва -  единственное сражение между главными силами за время войн между Литвой и Москвой 14-16 вв. Можно заметить, что непосредственно после сражения наступление государевой рати на центральном направлении, где это событие случилось, не продолжилось. Приобретения потом, в августе, были, но на других направлениях: Северная рать заняла Торопец, а на юге был взять Путивль и верховские города – территорию, отрезанные обширными землями, занятые ещё до битвы.
Вармийская война 1478-79гг. и Прусская война 1519-21гг. лишь удержали под польской властью прежние вассальные владения в Пруссии, не упрочнив там королевскую власть. Первая война заключалась в осаде Браунсберга. Вторая война состояла из осад, дополненных рейдами.
Среди польско-литовских побед конца 15 – 17 вв. много побед над татарами. Из-за сложности с источниками сложно говорить, какая часть этих «побед», а какие реальные победы. Увеличение защиты от набегов обеспечивали не «победы», а строительство крепостей.

Польские успехи 2-й половины 16 – начала 17 вв. В 1580-90-х в Приднепровье, в пограничной зоне, были основаны много крепостей (Чигирин, Корсунь, Полтава, Лубны и др.), утвердилась Сечь. Это означало некоторое выдвижение фактической границы. Но это только частично компенсировало то, что к тому времени османские крепости и татарские кочевья прочно обосновались в низовьях Днепра и Днестра, в литовской буферной зоне на конец 15 в.
Победы в сражениях обеспечили подавление казачьих восстаний 1591-1638, но ликвидировать эту «бунтующую автономию» не удалось (при том, что она и возникла-то фактически только в 1570-е, уже после образования Речи Посполитой).
Бесспорным успехом Польши-Литвы было присоединение части Ливонии по договору 1561. Но этот успех был не военным, а политическим. С защитой новых подданных возникли непреодолимые проблемы, и в 1562-77 значительная часть Польской Ливонии была захвачена Россией и Швеций (которые попутно вели войны на других направлениях). Походы Батория – выдающийся военный успех, удалось отбить не только потери 1563-77 гг., но и присоединить большую часть Русской Ливонии. Однако по итогу государственная граница по русским землям с небольшими изменения вернулась к ситуации 1514.
Успехи Батория были обеспечены не полевыми битвами, а последовательными осадными кампаниями и набеговыми действиями на широком фронте. Победы над небольшими русскими ратями под Венденом 1578 и Торопцом 1580терялись на общем фоне военных операций.
С 1551 польские магнаты или королевская власть делали попытки вмешиваться в борьбу за молдавский престол с целью посадить своих ставленников. Но даже когда это получалось, зависимость от Польши была номинальной, а господари оставались османскими данниками. Хотинская битва 1621 г. поставила точку в этих попытках. Это тем более показательно, что Хотинская битва упорно называют великой победой (хотя фактически – польско-казачье войско только смогло удержать позиции).
Польско-шведские войны (1562-68, 1600-11, 1617-18, 1621-22, 1625-29, 1655-60) наполнены «эпическими победами», но по факту ни одной войны Польша не выиграла. Даже война 1600-11, где наиболее сконцентрированы «великие победы» не привела к территориальным изменениям (при этом Польская Ливония, на которой в основном и велись боевые действия, была разорена). Во всех остальных случаях несла территориальные потери в Ливонии, а по итогам последней войны потеряла вассальную Пруссию.
Сражение при Любишеве 1577 – «первая великая победа польской гусарии». Однако после этого Данциг 6месяцев держал оборону, и в итоге город взят не был и остался при прежнем статусе. Также и победа при Бычине 1588 г. над австрийским войском Максимилиана – претендента на польский престол -  безусловно великая победа. Но Речи Пополитой она приобретений не дала. Более того, ничего бы принципиально не поменялось, если бы её не было, или даже если был бы проигрыш – Максимилиан имел недостаточно влияния среди поляков для приобретения короны.
Даже вмешательство в Русскую Смуту лишь частично компенсировала потери ВКЛ 1478-1514 гг. 1619 г., как пик расширения Речи Посполитой, не достиг уровня границ и сфер влияния Польши-Литвы на 1478 или 1491 г. После 1619 г. у польско-литовских войск было ещё немало побед в полевых сражениях, но Речь Посполитая теперь по итогам войн только отступала (единственная выигранная – польско-османская война 1683-99 гг., да и то, победа заключалась в возвращение потерянного в недавних войнах).

Войны Золотого Века. Как же Польша к концу 15 в. могла достигнуть границ и сфер влияния, которые потом ещё два столетия растрачивала? Какова была система войн Польши и Литвы 14-15 вв.?
В 13 в. – начале 14 вв. было дюжина крупных сражений между литовцами и крестоносцами, в большинстве которых немецкие хроники признали победу язычников (от битвы на Сауле 1236 г. до битвы у Медников 1320 г.). Во время Гедимина и Ольгерда немецкие хроники отмечают только два сражения с литовцами (битва на Стреве 1348 г. и битва у Рудау 1370 г.), причем оба раза победа приписаны немцам (русские летописи также отмечают эти два сражения, но о поражении литвы говорится только в первом случае, во втором отмечается только факт «сечи», польские хронисты оценивают последнюю битву как частичное поражение литвы). Хотя Хроника Быховца представляла деятельность Гедимина и Ольгерда как серию крупных побед в битвах, ни одно из них не подтверждается хотя бы косвенно более ранними источниками. Огромная держава расширялась и оборонялась без «великих побед в великих боях», а путём грамотной стратегии и политики, с важным значением набеговых действий, быстрых походах на большие расстояния. Из полевых сражений, отмеченных современниками, можно назвать Тросненское сражение 1368 г., в которой Ольгерд разгромил передовое московское войско. Но больше в войнах Ольгерда (1367-72) и Витовта (1406-1408) с Москвой значительных сражений не было; при этом было несколько «стояний» главных сил.
Во время войн Литовской Смуты 1381-95 крупные сражения были редкостью: можно назвать сражение на р. Вихре 1386 г., когда литовское войско разгромило смоленское войско, осадившее Мстиславль (результат – смоленским князем стал литовский ставленник), и Докудовская битву 1392 г., под Лидой, великого литовского Витовта с северским князем Корибутом Ольгердовием (в итоге Витовт в последующем походе занял Северскую землю). В добавок к этому можно назвать сражение у Любутска 1402 г., в котором литовского войско разгромило рязанское, пленив возглавлявшего его сына рязанского князя (он шёл на Брянское княжество, т. е. это также была битва в борьбе за княжеский престол).

Если Литва постоянно воевала с крестоносцами, а также вела войны на востоке с русскими княжествами, то для Польши в 1349-92 гг. литовско-русское направление было чуть ли не единственным «фронтом». В 14 в. отмечен только одним большим сражением польского войска – битва под Пловцами 1331 г. между поляками и крестоносцами (тактические результаты сражения можно назвать ничейными, а войну эту Польша проиграла). Характер польско-литовских войн заключался в том, что польские войска планомерно наступали, осаждали и брали города, оставляли в них гарнизоны, вели строительство укреплений. Так были захвачены Галиция (1349) и белзско-холмская земля (1377 г.), проводились наступления 1340, 1352 и 1366 гг. Литовско-русские войска совершали набеги на галичские и польские земли, но осадные операции не проводили (только в 1370 г. осаждали и принудили к капитуляции без боя польский гарнизон Владимира-Волынского, взятого в 1366 г. – при этом литовцы разрушили построенные поляками каменные укрепления). Венгрия участвовала в походах 1340, 1352, 1377 гг. (также она, как и Литва, в 1320-40-е гг. выступала союзников в войнах с Чехией и Орденом). Платой за это был переход польского трона к венгерскому королю, но после смерти Людовика Венгерского в 1382 г. венгерские короли больше не имели власть над Польшей (у них было слишком много иных, внутренних и внешних, проблем). А очистить Галицию от венгерских гарнизонов в 1387 г. помогли литовские войска.
Можно заметить, что путем вторжения польского войска в соседнюю страну добыть престол для польского короля не получалось. Ягайло, который стал польским королём в 1386 г., потерял литовский престол в борьбе с Витовтом в 1389-92 гг. Личная польско-литовская уния возобновилась только в 1447 г., когда литовский князь Казимир был приглашён на польский престол, а окончательно установилась в 1501 г., когда на польский престол был приглашён великий литовский князь Александр Казимирович. Польская интервенция в Чехию в 1438 г. не увенчалась успехом (поляки были приглашены гуситами, но были вытеснены войсками чешско-венгерского короля и австрийского герцога Альбрехта). Провалился и поход польско-чешского войска в Венгрию в 1471 г. (венгерские магнаты составили заговор и пригласили Казимира, сына польского короля Казимира IV). В 1491 г. в борьбе за престол Ян Ольбрахт, другой сын Казимира IV, с польским войском вторгся в Венгрию, но был разбит (в битве 1 января 1492 г. с венгерским войском), и на престол вошёл его брат – чешский король Владислав (в итоге Венгрия всё равно досталась Ягелонам). Сам Владислав стал королём Чехии в 1471 г. по приглашению, вступив на престоле без осуществления военной операции (хотя с ним и прибыли польские войска). По приглашению стал венгерским королем в 1440 г. польский король Владислав

Участие Польши в войне между Ягайло и Витовтом 1390-92 гг. заключилось в обороне (от литовско-русских войск Витовта и союзных ему крестоносцев) Вильно и ряда других городов и в осаде городов (захват принадлежавших Витовту Подляшья и Гродненского княжества).
Однако сохранялась ситуация, когда Литве приходилось вести войны на разных направлениях, а у Польши границы были относительно спокойны (только в 1396 г. польский король провёл войну против Владислава Опольчика, вторгнувшись в его владения в Польше и Силезии). В таких условиях Литва была заинтересована в польской помощи. Уже в 1394 г. польские войска помогли Витовту защитить Вильно от крестоносцев. В 1399 г. польский контингент в составе армии Витовта участвовал в битве при Ворскле против ордынцев. Справедливо утверждают, что разгром в этой битве серьезно пошатнул его позиции, побудили к укреплению союзу с Польшей (уния 1401 г.). Это можно сравнить с Люблинской унией 1569 г., вызванной поражением ВКЛ с Россией. Однако всё это было не отдельными «случайными» явлениями, а общим процессом, когда тяжесть постоянных войн Литва пыталась компенсировать военным союзом со своим западным соседом, силы которого в основном были свободны. Витовт вступал в союз и с Орденом, также получая помощь (против Орды в 1399, против Москвы и Пскова в 1406-09 гг.). Получал помощь и от союзных ханов. В 1399 г. в войске Витовта были одновременно и поляки, и орденцы, и татары. В 1406 г. в стоянии на Плаве (в войне с Москвой) одновременно были и поляки, и орденцы. В походах против Пскова 1426 и Новгорода в 1428 г. были одновременно польский (вместе с чешскими и молдавскими наёмниками), и татарский корпус (проводились осадные операции, а литовско-татарская конница на Псковщине осуществляла рейдовые операции). Польские отряды были в войске Витовта в его войнах 1401-04 гг.: присоединение Смоленской земли (посредством продолжительных осад) и в войне с Орденом (традиционные взаимные набеги).
После 1408 г. Витовту уже не приходилось воевать одновременно на двух направлениях. Это позволило сосредоточиться на Ордене. В Тевтонских войнах 1409-11, 1414, 1422 гг. Польша и Литва выступали вместе в официальном союзе (практически во всех остальных войнах, вплоть до образования Речи Посполитой, официально воевало одно государство, а другое могло оказывать ему помощь наёмниками, добровольцами и материально). Можно отметить, что в первой войне Польша имела два «опасных направления» (союзником Ордена выступила Венгрия, но дело ограничилось небольшими вторжениями в начале 1411 г.). Грюнвальдская битва, которая по праву стоит в пантеоне великих польских побед, определила победный для Польши и Литвы исход войны 1409-11 гг., однако последовавшая за битвой успешная оборона Мальборка существенно ограничили успех – Польша не смогла вести затяжную войну. Короткие (по 2-4 месяца) войны 1414, 1422, 1431 (польско-тевтонская), 1433 (польско-гуситский поход в Пруссию) состояли из осад, дополненных отдельными столкновениями. В последнем случае для Польши это была война на два фронта – она одновременно воевала с литовским князем Свидригайло.
Прямое столкновение Витовта с Ордой привело к катастрофе 1399 г. В письме великому магистру от 1 января 1425 г. Витовт говорил о победе в Верховьях Оки над ханом Куйдадатом: «Мы тем более сильно обрадовались, что небесный пастух, наш любимый Господь Бог, нам и нашим людям дал такую удачу, что они так значительно в большом бою победили татар, чего раньше никогда не было, хотя между собой часто воевали». Т. е. до конца правления Витовта литва не могла похвастаться победами в сражениях с татарами (да и до Витовта этим похвастаться не могла, если только не принимать во внимание поздние легенды). И при этого Литва на южном направление добилась заметных успехов, расширив сферу влияния до черноморского побережья. Причиной этого была грамотная политика по союзу с ханами, ведущих борьбу за власть в Орде: после неудачи с Тохтамышем, литовские войска уже не оказывали прямой поддержки - с 1411 г. литовская территория стала использоваться как исходная база в борьбе за престол. Правда за это пришлось поплатиться опустошительным Киевским походом Едигея в 1416 г.

Польша активно вмешивалась в Литовскую Смуту 1430-38 гг. В 1432-35 гг. она оказывала помощь Сигизмунду против Свидригайло, которому помогал Ливонский орден. Тогда было отмечено два крупных сражениях. В Ошмянской битве 1432 г. Свидригайло потерпел поражение, и был вынужден временно покинуть территорию, подвластную Сигизмунду. Вилькомирская битва 1435 г. стала ключевым событием конфликта – войско Свидригайло было атаковано, когда переправлялось через речку, и было разгромлено, Свидригайло бежал в Киев и потерял контроль над землями на севере ВКЛ. В первом сражении в составе войска Сизизмунда был и отряд польской (мазовецкой) кавалерии, но она не сыграла существенную роль (русские летописи о поляках в сражении не упоминают). В Вилькомирской битве поляки составляли значительную часть войска Сигизмунда (были и литовские татары), а в войске Свидригайло были ливонцы и иностранные наёмники. Но роль поляков в победе не ясна. Также поляки находились в составе гарнизонов Вильно и ряда других городов собственно Литвы. В 1433 г. польско-литовское войско Сигизмунда 3 недели осаждало Мстиславль. Войска Свидригайло продолжительные (больше 4 дней) осады городов не осуществляли.
Частью Литовской Смуты было польско-литовская война за Подолию и Волынь. Она напоминала польско-литовские войны 14 в. В конце 1430 г., на фоне смерти Витовта, поляки без боя заняли города Западной Подолии. В июле-августе 1431 и в сентябре-ноябре 1432 г. поляки провели наступления, с разной степенью успеха осаждая города Волыни и Подолии (в ряде случаев литва оставляла города, сжигая их); литовско-русские войска при поддержке молдаван и ордынцев совершали рейды на наступающие польские войска и (в 1431-34, 1436 гг.) на подконтрольные Польше территории (было ряд полевых столкновений, в которых обычно каждая сторона приписывала себе победу). По итогам за Польшей осталось Западная Подолия и ряд волынских городов.
Из событий Литовской Смуты так же можно отметить, что в 1437 г. посланное Сигизмундом занять Киев литовское войско было разгромлено силами киевского воеводы и союзных ордынцев (но в 1438 г. Киев был занят). В целом мы можем уверенно говорить о трёх названных битвах Литовской Смуты – остальные упоминаемые в источниках «сражения» с большой долей вероятностью являлись небольшими или скоротечными столкновениями. И все три битвы влияли на исход кампаний, а Вилькомирская битва по праву считается центральным военным событием всей войны.
Примечательно, что московско-литовская война 1444-45 гг. прошла без помощи Польши, а в 1444 г. даже произошла польско-литовская война из-за Подляшья (тогда состоялся последний литовский набег в Польшу). Во время прекращения династической унии (правление в Польше Яна Альбрахта в 1492-1501 гг.) Польша также не оказывала Литве помощи в войне с Москвой. Это объективно подталкивала Литву к постоянной династической унии.

В 1435 и 1438 гг. союзный Свидригайло хан Саид Ахмат совершил набеги на Западную Подолию и Галицию. Этим, впервые с 1352 г., были открыты серии набегов татар на Польшу. Саид Ахмат осуществлял походы на коронные земли в 1442 (в итоге за Подолию ему стали выплачивать дань). Затем он совершал походы на Литву и Польшу в 1447-57 гг. (одновременно воюя с Московским княжеством). Польские источники говорят о нескольких победах в сражениях татар над поляками во время этих походов. Война закончилась тем, что союзный Литве хан Хаджи Гирей разгромил Саид Гирея в 1455 г. (к 1460 г. были разгромлены его сыновья). Тогда к Литве и отошли ряд приграничных территорий. До 1480 г. серий крупных татарских набегов больше не было (были набеги «казаков»).
Одновременно с татарской опасностью возникло и молдавское направление. С 1433 г. Польша стала вмешиваться в борьбу за престол Молдавии, заключая договор с одним из претендентов и предоставляя ему убежище. Однако, когда в 1450 г. польское войско пыталось посадить на престол своего ставленника Александра, то в битве у села Красный было разгромлено. Это сражение можно поставить рядом с разгромом в Молдавии в 1497 г. (при схожей тактики молдаван). В 1457-58 гг. новый молдавский господарь Стефан осуществлял опустошительные набеги на польские земли, а в 1459 г. заключил союзный договор. Т. е. Польша сохраняла вассалитет в Молдавии, несмотря на то, что одержать военную победу не могла. Иногда она оказывала ей военную помощь – в 1475 г. в войске Стефана Великого, сражавшего с османской армией, был и польский, и венгерский отряды (был двойной вассалитет); Польша оказала помощь против османов и в 1484 г.

Во вторую очередь, после Грюнвальда, из польских побед 15 в., вспоминают битву 1462 г. под Жарновцами, где поляки победили крестоносцев. Но при этом в паре с ней идёт поражение поляков в той же войне в битве под Хойницей в 1454 г. Тринадцатилетняя польско-тевтонская война 1454-66, кроме названных двух сражений, состояла из многочисленных осад и рейдов. На стороне Польши выступила объединённая антиорденская прусская оппозиция. ВКЛ в Тринадцатилетней войне прямое участие не приняло, но присылало наёмников и добровольцев (в т. ч. татар). При этом до 1459 г. Польша с юга подвергалась набегам татар и молдаван. Можно сказать, что Польша одержала победу, т. к. смогла провести продолжительную напряженную войну, проводя одну за другой масштабные наступательные кампании, несмотря на неудачи. На тот момент Польша оказалась политически сильнее Ордена. Однако ценой успехов в Тевтонских войнах были привелеи шляхты (Червинский привелей 1422 г., Нешавские статуты 1454 г.). Больше Польша повторить подобную наступательную войну не могла.
В войне с Венгрией 1471-74 гг. Польша смогла провести только две наступательные кампании (поход чешско-польского войска в Венгрию в октябре 1471 – январе 1472 гг.; поход в Силезию польско-литовско-чешского войска в октябре-ноябре 1474 гг.) – со стороны венгерского короля Матьяша действовала стратегия обороны крепостей и рейдов (в итоги поляки занять ничего не смогли). Во время последней кампании венгры совершали рейды на западные земли Польши, вплоть до Кракова, а ранее, в 1473 г., венгерские войска совершили набеги в Прикарпатье и на западнопольские земли; противостоять этим набегам поляки не смогли. В итоге за Матьяшем сохранились занятые им в 1468-69 гг. Силезия и Моравия. Результат войны по факту был успешным для Польши – королевский сын удержался на чешском престоле; хотя польские земли подверглись опустошительным набегам, но основные военные действия шли во владениях Матьяша и в Чехии. Однако, воевать дальше, противостоя набегам и собирая средства на походы, правящая польская элита буквально не захотела. Это при том, что воевать Польше на два фронта не нужно было, в союзе была Чехия, а Матьяш одновременно воевал с Османами и Габсбургами, боролся с внутренней оппозицией. Потерянная полтора века назад Силезия так и не была отвоевана хотя бы частично.

Если обобщить, как Польша добилась создания в середине 14 – середине второй половины 15 вв. обширного политического образования, то можно сделать следующие выводы. Она эффективно воспользовалась внешнеполитической ситуаций. В данный период активной завоевательной агрессии соседей противостоять практически не нужно было, что давало возможность выбора направления внешней политики. Большинство кампаний проводилась при наличии действующих союзников. В военном плане Польша достигала успехов путем планомерного наступления, достаточно развитой системы осады городов, возможности находить ресурсы, строительства современных крепостей и их обороны. Польское войско (вместе с союзниками и наёмникам) могло побеждать орденские силы в крупном сражении, но за общий период конфликтов 1390-1466 г. крупные сражения были всего лишь яркими моментами – победа Польши далась через напряжение сил и большое количество походов. Эффективно противостоять набегам литовцев, татар, молдаван и венгров не получались, сами поляки набеговые операции практически не осуществляли. В крупных столкновениях с татарами и молдаванами польское войско зачастую терпело тяжелое поражение. Однако набеговые войны со стороны Орды были только в начале и в конце данного периода, а крупные набеги со стороны Литвы, Молдавии и Венгрии, занятые другими делами, были эпизодическим явлением. Статистический вывод про сражения с литовско-русскими войсками сделать нельзя, т. к. можно вычленить только Вилькомирскую битву, но там не меньше поляков было литвы и литовских татар, при том, что характер битвы – внезапная атака противника на переправе – был скорее чертой «литовско-татарской тактики» в отличии от «правильных» Грюнвальда и Жарновец.
Если посмотреть на Литву эпохи Ольгерда, Гедимина и Витовта, т. е. эпохи создания большой Литовско-Русской державы, то приходилось противостоять постоянной агрессивной политики крестоносцев, а также Польши и Литвы, вступать в конфронтации с татарами, т. е. действовать не на одном направлении. Большое значение имела грамотная политика – вмешательство во внутреннюю борьбу в ряде русских княжеств, а затем и в Орде. Основой наступательной стратегии Гедимина и Ольгерда были набеговые действия. При Витовте, когда появилась возможность сосредотачиваться на одном направлении, значительная часть походов основывались на долговременных осадах, которые раньше были относительно редким явлением. Крупные сражения были исключениями. Только Ворксла и Грюнвальд были сражениями, решившими исход войн. Существенную роль сражения играли также в ряде кампаний эпохи Смут 1380-90-х и 1430-х гг., когда шла борьба за княжеские престолы.
Первая династическая уния Польши и Литвы 1386-92 гг. стала постепенно перерастать в поглощение Польши Литвой на фоне того обстоятельства, что границы Литвы несравненно больше были вовлечены в войны, чем Польша, а в Литве утвердилась практика активно использовать иностранную помощь. Т. е. ступенькой к Люблинской унии было уже привлечение польских войск к войне с Орденом в 1394 г.

В 16-17 вв. Польша уже не могла организовать хотя бы две массированные, с полноценными осадами, наступательные кампании подряд. Исключением были три похода Батория, а также ряд кампаний 2-й пол. 17 в. по отвоеванию городов, недавно захваченных Россий, Швеций и Османами (т. е. в случаях, когда агрессия противника уж слишком сильно ощущалась, заставляя правящую элиту Речи Посполитой хотя бы временно мобилизоваться). При этом можно говорить о качественном развитии польско-литовского войска в определённых направлениях. Даже, если сделать скидку на активную пропаганду, всё равно остаётся факт, что польско-литовские войска могли успешно вступать в крупное сражение со всеми противниками. Уже в начале 16 в. польско-литовские отряды успешно совершали конные набеги в Молдавию и османо-татарские причерноморские поселения и кочевья. В соответствии с современным уровнем были крепости. Однако с осадным делом, т. е. тем, что давал успех Польши в 14-15 вв., было серьезное проседание – осадная артиллерия была слабой, особенно на фоне бурного развития осадной артиллерии в России.

Какой вывод о роли крупных сражений можно сделать на основе рассмотренного? Их роль в первую очередь была психологическая – «зримый поединок». Поэтому часто они играли ключевую роль, когда шла «война за престол». При неустойчивых политических позициях уклонение от боя могло означать серьезные политические потери, что также ускоряло поражение. Однако в достаточно крепкой политической системе такие «поединком» дело не решалось. Ему было множество альтернатив: крепостная война, рейдовые столкновения, маневрирование; причем к этом можно было успешно перейти и после проигранной битвы, ибо даже полный разгром в очень крупной битве очень редко лишал большую часть военных ресурсов (при том, что победившая армия также в определённой степени обычно было дезорганизована). При наличии достаточно развитой системы крепостей (и при достаточной «политической крепости») крепостная война становилась ключевой. Она же была наиболее затратной частью военных расходов. Второй по значимости выступала «набеговая стратегия». Сама по себе она могла привести только к победе «по очкам» - кто кого больше разорил. Однако такими действиями можно было держать противника в напряжении на большом протяжении «фронта», сосредоточено действуя на необходимом направлении. Поэтому она очень важна была, когда были войны на нескольких фронтах, либо была коалиционная война (один союзник отвлекал противника от сосредоточения усилий на другом союзнике). Этим и объясняется большую роль набегов при расширении Литовско-Русского государства в 14 в., и России 15-16 вв. При войне на несколько фронтов и в войнах из множества последовательных кампаний «стратегия генеральных сражений» была менее всего актуальной.

(с) oleggg888
Tags: Вархаммер, Военное дело, Интересно, История, Политика, геополитика
Subscribe

  • Видео по Warhammer 40000

    Почувствуй себя комиссаром Каиным! Раптор. / замечание - почему такой наплечник грязный? Или это специально сделано-сохранено? / Последний…

  • «На стене висит болтер». Чеховское ружьё в романах по Warhammer 40000

    На сцене висит ружьё. Дэн Абнетт: ружье стреляет в конце произведения Бен Каунтер: герой в самом начале снимает ружье и начинает отстреливать…

  • Медичи XI: дела церковные

    Мы оставили нашего кардинальчика в тот драматический момент, когда он, переодетый в монашескую рясу, выбрался из Флоренции и поскакал в Пизу…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments