grigvas (grigvas) wrote,
grigvas
grigvas

Category:

Warhammer40: как правильно подать персонажа




Она должна держаться до последнего.
Она должна видеть, чем все это закончится. Должна, несмотря ни на что, выполнить приказ.
Она не должна подвести Дацита.
Она не должна пропустить самое главное.
Так странно думать сейчас именно об этом, а не о своих переломанных костях. Не о том, что дышать почти невозможно, а кровь идет горлом, и сгустки ее застревают в гортани.
…Дацит выдернул Эрну из-под стражи прямо во время заседания военно-полевого трибунала, третьего по счету за не такую уж и долгую на тот момент жизнь рядовой Савицкой.
Поскольку комиссар Вессен, мудила, не пристрелил ее на месте, Эрна сразу поняла: либо ей светит что-то поинтереснее 20-го Штрафного легиона, либо придется послужить Империуму уже в качестве боевого сервитора – рефлексы у нее были отличные, грех таким пропадать. Ну, это в лучшем случае. Про варианты похуже просто не получалось, потому что Эрна не очень хорошо представляла себе эти варианты в конкретике. А думать про что-то абстрактное у нее получалось... да никак не получалось. Что до конкретики, то вернуться в родной полк Эрна не рассчитывала, а уж вернуться на Катачан – тем более, слишком далеко забросила ее судьба – в субсектор Финис, на окраину Империума.
И вряд ли ее очередное дело будет рассматриваться долго, что тут рассматривать…
Первый раз она попала под трибунал за то, что отказалась выполнять приказ, отданный какой-то штабной гнидой за десятки километров от передовой. Вместо того, чтобы отправиться на корм тиранидам, прорвавшим периметр, скомандовала своему отряду отходить, прикрывая эвакуацию воспитанников Схола Прогениум. Что-то около сотни сирот, чьи родители отдали жизнь за Империум. Потому что это были дети, из которых вырастут сестры Адепта Сороритас, служители Лекс Империалис – Адептус Арбитрес, и, может статься, хоть среди нескольких из комиссар-кадет получатся действительно хорошие комиссары, а не говно в черной шинели. Как только окончательно стало ясно, что тиранидов не остановить, а вот шанс спасти детей и спастись самим имеется, Эрна скомандовала отступать. Ей удалось вывести из окружения своих бойцов и прикрыть эвакуацию Схолы. На первый раз ее разжаловали из лейтенантов в рядовые и вместе с еще несколькими такими же везунчиками отправили в штрафной сборный полк. Женский полк. Первое время Эрна проводила очень насыщенно. Ну, грязно драться она тоже умела, а еще умела доступно объяснить, что лучше бы с ней не связываться для своего же блага. Конечно, штрафникам терять было нечего, но инстинкты у девок были здоровые, тем более, почти все они были родом из индустриальных ульев и подульев – а там чутье на тех, с кем лучше не связываться, отрастало само, иначе никак. Единственное, о чем Эрна жалела, так это о своей длинной косе, с которой пришлось расстаться в блоке санобработки. Теперь придется ходить бритой наголо, и больше не получится успокаиваться, расчесывая и заплетая волосы.
Во второй раз трибунал случился с Эрной потому, что она убила комиссара. Говно в черной шинели, комиссар Шенгер была та еще сука. Шенгер пробовала подкатывать к Эрне вроде как по-хорошему, а когда та более чем явно намекнула, что Шенгер не в ее вкусе, затаила злобу. Решила поразвлечься, а не сразу всаживать болт промеж глаз. С благословления комиссара Шенгер полковник фон Унверт выдавала одно за другим задания, наверняка рассчитанные на то, что Эрна Савицка либо сдохнет, либо сломается и все провалит. Но Шенгер, похоже, никак не могла взять в толк, на что способны катачанцы – не приходилось раньше сталкиваться, надо полагать. Зато в отличие от Шенгер и фон Унверт, до остальных быстро дошло, что Эрна возвращается живой всегда, в какую бы жопу ада ее не отправили. Так что от нее стали держаться подальше еще сильнее, чтобы не отправили в эту самую жопу ада за компанию. И назвали Счастливой.
Ну, Эрна давно уяснила, что не бывать ей всеобщей любимицей. Она рано привыкла к тому, что ее сторонится даже родня, да и с друзьями как-то не ладится, а из чужой постели нужно сваливать как можно скорее. Ей было обидно, да, особенно поначалу, когда она еще надеялась, что сможет научиться ладить с людьми. Порой обидно было до слез, главное, чтобы никто не видел. Но у нее не было времени разбираться, что же с ней не так. Она родилась на Катачане, чтобы убивать и умереть за Империум.
Шенгер Эрна убила, когда та вконец потеряла берега. Полковник фон Унверт к этому времени валялась в лазарете контуженная на всю голову, так что командование перешло к Шенгер. Все бы ничего, но Шенгер в режиме самоуправления оказалась командиром настолько никудышным, что умудрилась загнать полк под дружеский огонь. И вместо того, чтобы отменить приказ о наступлении и отдать приказ отступать, Шенгер, дабы не пятнать свою комиссарскую карьеру, уперлась, уже не выкрикивая, а хрипя по воксу один идиотский лозунг за другим. Вперед, только вперед. За Императора.
Кажется, именно это Эрну и доконало. Идиотка, позорящая Имперскую Гвардию и офицерское звание, отправляла на смерть, может быть, не самых лучших и верных, но все-таки солдат Империума. Эрна безо всякого сожаления заехала ей в висок прикладом лазгана и добавила пару раз для верности. А потом наклонилась к микрофону вокса и, не обращая внимания на брызги крови, приняла командование на себя. Странно, она тогда не думала, последует ли полк, точнее, то, что осталось от полка, ее приказу. Она просто делала то, что должна была делать. А поскольку она же была Счастливая, ей поверили. Точнее, поверили в то, что спасутся вместе с ней.
И спаслись.
Более того, они закрепились на господствующей высоте — метеорологической станции на вершине горы, и смогли сдерживать атаку мутантов-культистов до подхода основных сил, да так, что чуть ли не половина атакующих полегла в безуспешных попытках штурма. Ведь засевшие там остатки штрафного полка давили любое продвижение противника по единственной дороге, петлявшей по дну ущелья...
По завершению операции Эрна отправилась в 20-й штрафной легион. Смешанный. Для рецидивистов вроде нее. Тут к ней уже никто не лез. Тут все были такие же. Тут все понимали, что не надо искать себе врагов рядом – враги и так вокруг. И лучше не трогать того, кто здесь поблизости, потому что еще неизвестно, что он может с тобой сделать.
Но, как обычно, получилось то, что получилось.
К этому времени Эрна уже не думала ни о ком, кроме себя. У нее была одна задача: выжить. Вот только одна проблема: всякий раз, когда предоставлялась такая возможность, Эрна по непонятной самой себе причине пыталась прихватить с собой еще кого-нибудь. Просто они были бойцами Империума, и она не могла позволить себе бросить тех, кто рядом. Пусть ее и терпеть не могут, да и она особой любви ни к кому не испытывает.
…она стояла почти что по стойке «смирно», вот только руки ее были скованы за спиной. Глаз на затылке у нее не было, но Эрна знала, что сейчас дергаться смысла нет. Но если ее не устроит приговор, то дергаться можно. Тогда, если повезет, можно умереть быстро. Конвоиры долго думать не будут, просто откроют огонь на поражение.
В третий раз ее судили, в общем-то, за то же самое. Штрафников кинули на убой - расчищать дорогу спецназу, в задачу которого входило уничтожение орочьего военачальника и освобождение сына генерала Террачини, полковника Террачини, которого оркам хватило ума взять в заложники и даже известить об этом генерала. Кстати, прорыв орков на этом участке стал возможен прежде всего благодаря тактическому гению Террачини-младшего, который знакомился с оперативными сводками с передовой не иначе как жопой. Зеленорожие мрази положили почти всех, но Эрне и еще нескольким штрафникам повезло. Им удалось избежать общей участи и укрыться среди груды искореженного металлолома, в которую превратились сошедшиеся в убийственном поединке титан класса «Гончая войны» и чужацкий гаргант — гнусная пародия на божественную махину Коллегия Титаника. Пресловутый спецназ уже был на подходе, и тут прямо на солдат внезапно свалился орочий шаман, обрушив огненный шквал своим проклятым колдовством. В тот день Эрне действительно повезло. Уцелела она не иначе как чудом, и шаман, огромное вонючее чудовище, замешкался, вытаращив на нее злобные бельмастые зенки. Как будто присутствие Эрны выбесило его до крайней степени. Ткнув в нее когтистым пальцем, шаман принялся плеваться и подскакивать на месте. На его грязной вонючей туше запрыгали, дрожа, многочисленные цацки — от дикарских орочьих подвесок до явно человеческих, явно дамских украшений. В этой куче драгоценностей мелькала золотая цепь, ранее украшавшая церемониальное одеяния некого иерарха Экклезиархии, и веревка, на которой болтались сразу три венца Имперского Лавра, награды Космодесанта.
Рыча одно и то же слово, разобрать которое не представлялось возможности, поскольку в нижней его челюсти торчал обломок штыка, орк кинулся на Эрну, размахивая занесенным над головой ятаганом. Кажется, в предыдущей жизни ятаган был куском рельсы. Эрна уже еле-еле держалась на ногах и действовала исключительно на рефлексах. А рефлексы подсказывали, что сейчас самое время бросить гранату, не обращая внимания на Террачини-младшего. Тот был привязан к шамановой спине и выглядывал из-за нее, мыча то ли молитвы, то ли проклятия. Рот пленнику заткнули какой-то ссаной тряпкой, но если честно, Эрну не особо интересовало, чем именно он пытается поделиться с окружающим миром.
...комиссар начал зачитывать материалы обвинения, особенно упирая на то, что Савицка не просто штрафник, но и, вдобавок ко всему, рецидивист. Равнодушно глядя на лица офицеров, выполнявших обязанности судей, Эрна с тщательно скрываемой тревогой думала о том, что же за приговор ей светит при таком раскладе. В сервиторы или опять в штрафбат? Или все-таки смертная казнь?..
И тут в разрушенной часовне, в обгорелых стенах которой проходило заседание на скорую руку собранного трибунала, раздались тяжелые шаги и бряцанье брони.
Небольшой отряд возглавлял низкорослый, плотного сложения мужчина в черном силовом доспехе и красном табарде поверх. Отряд был разношерстный. Несколько человек в гражданском выглядели не менее опасно, а то и повнушительнее гвардейцев в незнакомой Эрне багровой форме. И у всех на броне красовалась трижды перечеркнутая литера I.
- Ордо Ксенос, инквизитор Иоахим Дацит. Именем Священной Имперской Инквизиции я освобождаю рядовую Савицку из-под стражи и забираю с собой. Надеюсь, возражений не последует.
Среди присутствующих невольно пробежал тревожный шепоток. Тем не менее, Вессену хватило наглости, или, скорее, не хватило мозгов. Он попытался возражать, но инквизитор отмахнулся от него, точно от назойливой мухи.
- Рядовой Савицка уничтожила шамана, предоставив возможность ликвидировать орочьего командира. А эта тварь уже растоптала несколько имперских миров и остановить ее было непросто. Раз уж вы не в состоянии использовать способности Савицкой, хоть бы к награде ее представили, - хмыкнул Дацит. - На вашем месте я бы так и сделал. Кстати, комиссар Вессен, мои коллеги из Ордо Милитум уже совсем скоро с большим интересом узнают, что у вас, оказывается, появилась новая приоритетная задача - вместо выполнения священного долга перед Империумом спасать генеральскую родню. Так что мой вам совет: молчите. Просто молчите.
С одной стороны, Эрна не могла не насладиться тем, как перекосило морду Вессена, да и еще кое-кого из судейского офицерья. С другой — она была всерьез напугана, что бывало с ней весьма нечасто. Хоть виду и не показывала. Эрне уже приходилось видеть, на что способны агенты одного из самых могущественных ведомств Империума. Знакомиться с их деятельностью поближе желания не возникало. Или же теперь штрафники — это тоже по их ведомству?..
Однако все оказалось не так уж плохо.
Ее поставили перед выбором: вернуться под стражу или присоединиться к команде инквизитора Дацита. Разумеется, Эрна выбрала второй вариант. О чем ни разу потом не пожалела.
Даже сейчас, изогнувшись в приступе немыслимой боли, кусая губы в кровь, лишь бы не закричать, она ни о чем не жалела. Не жалела о том, что уже никогда не вернется на Катачан, и вовсе не потому, что слишком далеко родной мир от субсектора Финис. Не жалела о том, что не сдержала данного отцу обещания стать офицером и дослужиться до генерала. Здесь, в команде Дацита, она была на своем месте, здесь ей не приходилось выполнять идиотские приказы, здесь даже нашлось применение ее странному то ли дару, то ли проклятию. Как объяснил потом Дацит, Эрну угораздило родиться иммунной к силе варпа, вот поэтому-то в ее присутствии большинству людей и было не по себе, а псайкеров она совершенно непроизвольно бесила самим фактом своего существования. Ну, зато от этого была польза – для того, кто мог распорядиться ее способностями, как инквизитор Дацит.
И как бы сейчас Эрне не было больно и страшно, она ни о чем не жалела.
Даже о том, что, скорее всего, скоро умрет. Но у нее оставалась надежда, что из этого боя Караул Смерти выйдет победителем. А значит, она все сделала правильно.
Как там было насчет «Вся жизнь перед глазами промелькнула»?
Соскальзывая в спасительную темноту, Эрна подумала, что так и не узнала, что же ей светило тогда, на третьем трибунале.

(с) Fit Tempestas! (Грянет буря! - лат.), за авторством Алькс Альберти
Tags: Вархаммер, Интересно, Литература, Цитата
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments