grigvas (grigvas) wrote,
grigvas
grigvas

Category:

От заставы остались только гильзы и трупы...

... Были смелы солдаты, да политики глупы.

... В ночь с 12 на 13 июля 1993 года произошел известный штурм 12-й заставы. Это крупнейшее по разовым своим потерям сражение российской армии в Таджикистане, и уже поэтому о нем следует рассказать подробнее.
Пограничные заставы не давали покоя просачивающимся через границу афганским моджахедам, поэтому в конечном счете за Пянджем решили полностью уничтожить хотя бы часть постов и прорубить полноценный коридор в Таджикистан. Местом прорыва выбрали 12-ю заставу Московского погранотряда (также известную как «Саригоры», по названию кишлака рядом). В этом секторе находилось несколько удобных переправ через пограничную реку. Объект для атаки был избран удачно. Старую заставу трудно назвать хорошо приспособленной к крупному бою: она находилась в низине, и душманы имели возможность обстреливать ее с окружающих высот. На заставе в день боя оборонялись 48 человек, в том числе двое офицеров и трое мотострелков 201-й дивизии (экипаж боевой машины). Из тяжелого оружия имелась одна БМП и один станковый гранатомет.
Нападающие выставили в общей сложности 250 человек под командованием полевого командира Кори Хамидулло. Афганцы располагали 2 минометами, 4 безоткатными орудиями, 5 установками РС и примерно тремя десятками гранатометов.
Снимок с воздуха позиций 12 заставы

В 4 часа утра наряд на юго-восточной окраине опорного пункта благодаря забеспокоившейся собаке обнаружил неприятеля. Осветительная ракета не оставила сомнений: окрестные горы кишели душманами. Людей подняли в ружье, и застава вступила в бой. Моджахеды располагали подавляющим преимуществом в огневой мощи и быстро прижали пограничников к земле. БМП подбили перекрестным огнем с высот практически сразу. Казарма и другие помещения загорелись. Старший лейтенант Майборода, командовавший боем, вскоре погиб. Ситуация быстро стала критической. От 201-й дивизии шла помощь — бронегруппа в 90 человек с танком и «Шилкой», однако до ее прихода еще предстояло дожить. К тому же единственную дорогу к заставе моджахеды заминировали. Деблокирующая группа шла медленно, расстреливая засады и снимая мины.
В это время афганцы продолжали атаковать заставу. Однако хорошая выучка и высокий боевой дух пограничников никуда не делись — застава действовала как должно, несмотря на потери и плотный огонь. Пограничникам серьезно повезло, что незадолго до боя на заставу подвезли несколько сверхштатных пулеметов — штурмующие не ожидали такой плотности огня.
Спасители пробирались к заставе по заминированной дороге. Саперная группа снимала фугасы, пока застава отстреливалась из всех стволов. К семи часам оборона сжалась до нескольких очагов, но ворваться на заставу у моджахедов не получалось.


Лейтенант Мерзликин, командовавший заставой после гибели старшего, вспоминал: Застава вела бой до тех пор, пока не кончились патроны и гранаты. После того, как стало ясно, что в ближайшее время помощи ждать неоткуда, а тем, кто останется на заставе грозит неминуемая гибель, я принял решение прорываться. В минуту недолгого затишья собрал всех оставшихся в живых бойцов, рассказал о своем решении. Несколько человек, которым было трудно передвигаться самостоятельно, добровольно предложили прикрыть наш отход.

Это происходило уже в третьем часу пополудни. К тому моменту на заставе почти кончились боеприпасы: перед прорывом один из бойцов приволок последний цинк патронов из укрытия, и больше патронов не осталось. Последние атаки пограничники отбивали преимущественно холодным оружием и шанцевым инструментом. Однако моджахеды также расстреляли значительную часть боекомплекта, и к тому же их силы отвлекались на бой с деблокирующей группой. Позиции вражеских минометов и ракетных установок проутюжили вертолеты, вызванные погранотрядом. В пяти километрах от заставы отряд Мерзликина вышел на маневренную группу подполковника Масюка.


Все пограничники были ранены, а сам Мерзликин из-за контузии с трудом выговаривал слова доклада. После этого бой не остановился: группа продолжала пробиваться туда, где стояла застава. Тяжелораненых отослали назад вертолетом. «Шилка», танк и вертолеты истребляли огнем все живое, так что боевики через некоторое время побежали. Вечером русские ворвались на собственную заставу в неверном свете пожара и начали поиск раненых и уцелевших. Вскоре отыскали одного из солдат, прикрывавших отход — израненного местного уроженца. Вечером, ночью и на следующий день к своим поодиночке вышли еще четверо пограничников. На пятерых они имели один-единственный неизрасходованный короб к пулемету.
На заставе погибли 25 человек. Три десятка мертвых моджахедов нашли на подступах к позициям пограничников, еще около сорока перебила деблокирующая группа.
Было признано, что командование отряда и заставы действовали правильно. Их действительно невозможно упрекнуть: солдаты и офицеры заставы и деблокирующей группы действовали не только храбро, но и умело. Застава продержалась ровно столько — не более и не менее — сколько могла, и прорвалась как раз тогда, когда не осталось выбора. Учитывая, что все пограничники к моменту прорыва уже были ранены, слова «до последней капли крови и последнего патрона» здесь не фигура речи, а буквальное описание происходящего. Однако расположение заставы и невозможность сразу оказать ей помощь тяжелым оружием — другое дело. Хуже всего дело обстояло со связью: проводную связь прервали моджахеды, а радиосвязь вышла из строя. Бой со всей очевидностью показал, что заставы нужно готовить к отражению упорных штурмов, к войне с многочисленным противником, имеющим артиллерию. После этого все заставы оснастили минометами, а на соседней с 12-й развернули «Грады» и «Акации». Новые попытки боевиков прорваться через границу отбивали без такого напряжения, хотя моджахеды не унялись. Так, 18 августа отряд афганских боевиков попытался прорваться на том же самом участке. Бой вновь оказался яростным, погибли семеро пограничников, однако своевременная помощь артиллерии буквально размазала атакующих по скалам.
Наконец, одна примечательная деталь. В бою за 12-ю заставу участвовал командир, которого некоторое время спустя будет знать вся Россия: Хаттаб. Арабский террорист уже успел повоевать в Афганистане, где лишился пальцев, и теперь не собирался останавливаться на достигнутом. Впереди у однорукого бандита была Чечня.
(с) Евгений Норин «Под знаменами демократии. Войны и конфликты на развалинах СССР»

Стиха Александра Доронина

Погибшей 12-й погранзаставе
117 Московского погранотряда
ФПС РФ посвящается

От заставы остались только гильзы да трупы.
Были смелы солдаты, да политики глупы.
А над Родиной нашей - вороньем перемены.
Сладколиким Иудой, что с печатью измены.

От России остались только рваные клочья.
И не виден нам выход, в этом круге порочном.
Да на смену уставшим, выпускают замену,
Убирая Иуду, отыгравшего сцену.

От заставы остались только гильзы да трупы.
Были смелы солдаты, да политики глупы.
Были смелы солдаты и отцы-командиры,
Затыкавшие грудью полыхавшие дыры.


Tags: Вархаммер, Военное дело, Дата, Интересно, История, Поэзия, Современность
Subscribe

  • Батальные картины Jordi Bru

    Хорди Бру (Jordi Bru) - профессиональный фотограф из Испании, превращающий обычные фотографии исторической реконструкции в эффектные и…

  • Тарас Бульба, которому не повезло...

    "Экий ты смешной какой" Что у нас, что за рубежом очень любят новое прочтение классики. А уже когда это касается наших произведений в…

  • Чёрная пятница Тамплиеров

    Гвардия Бафомета 13 октября 1307 года в Западной Европе прошла первая масштабная транснациональная спецоперация тогдашнего "интерпола"…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments