grigvas (grigvas) wrote,
grigvas
grigvas

Categories:

Это я виноват!


Абаддон Разоритель, избранник Тёмных Богов, идейный вдохновитель и организатор Тринадцатого Чёрного Крестового Похода, восседал на троне в сердце Убийцы Планет и негодовал по поводу своего провала. Никто не осмеливался приближаться к нему. Даже терминаторы из его личной охраны держались в нескольких шагах, опасаясь гнева своего повелителя. Поход должен был стать тщательно выверенным ударом кинжала, что вырежет сердце Империи и скинет с Золотого Трона сидящий на нём гниющий труп. Но зашёл в тупик. Снова. Да, были достигнуты весьма существенные успехи. Но они меркли в сравнении с планировавшимся сокрушительным ударом.
      Вины самого Разорителя в провале не было. Он рассчитал всё до мельчайших деталей, а затем удвоил и даже утроил предел прочности каждого этапа плана. Для каждой возможной случайности был подготовлен план противодействия. Были сделаны жертвоприношения и принесены обеты Тёмным Богам, дабы получить их благосклонность. Но абсолютно заслуженная Абаддоном величайшая слава так и осталась для него несбыточной мечтой. Виновники поражения нашлись, уже получили свою порцию немыслимых страданий и расстались с душами на жертвенном алтаре, но настроения это не улучшало — винить стало уже некого. Сжав зубы, чтобы не взвыть в голос от разочарования, Разоритель пробормотал:
      — Как это могло произойти?
      И полнейшей неожиданностью стал для него раздавшийся слева от трона бодрый голос, ответивший:
      — Всё очень просто. Это я виноват.
    
Абаддон замер и медленно развернул трон, оказавшись с говорившим лицом к лицу. На случай, если это одна из заключивших с ним договор Сил пожаловала взимать обещанную плату, у него было наготове несколько вариантов действий. Ни один из них, разумеется, не предусматривал расставания с жизнью, хотя именно ей он и клялся в победе. Однако вместо ожидаемой сущности из глубин Варпа перед Разорителем стоял человек мужского пола с абсолютно заурядной внешностью и в ничем не примечательной одежде, какую встретишь на тысяче имперских планет. Средний рост, средний вес, слегка загорелая кожа, аккуратно расчёсанные рыжевато-коричневые волосы и ясные голубые глаза. А ещё при нём не было заметно никакого оружия. По правде сказать, в госте не было абсолютно ничего примечательного… Вот только он бестрепетно смотрел Абаддону прямо в глаза, а с губ его не сходила кривоватая понимающая ухмылка. Это заставило Абаддона на секунду замешкаться. Ни один смертный не осмелился бы встретить его взгляд, как и большинство порождённых Варпом демонов. Промедление также дало терминаторам личной охраны время приблизиться к господину, что они и проделывали со всей поспешностью. Каждый слишком хорошо осознавал, что в нынешнем настроении Абаддон Разоритель не спустит им ни малейшего небрежения долгом.
      Чтобы вот так появиться рядом, гость, очевидно, должен быть существом весьма могущественным, и Абаддон принял решение разменять жизни терминаторов на знание природы сил, которыми тот обладал. Медленно и осторожно Разоритель спросил:
      — Ты кто вообще такой?
      — Это далеко не так интересно, как то, зачем я здесь, — последовал незамедлительный ответ.
      Ярость напалмом разлилась по душе Абаддона. Вскочив с трона, он кинулся к так и не удосужившемуся стереть с лица глумливую усмешку глупцу, вытянув вперёд руку с потрескивающими от энергетических разрядов силовыми когтями:
      — Не играй со мной, не то... — этой фразе не суждено было быть законченной.
      В ту самую секунду Коготь Хоруса издал особенно громкий треск, а затем шипение, словно открытая банка с прохладительным напитком. После чего погас и остался висеть на руке мёртвым грузом. Абаддон остановился, посмотрел на ставший бесполезным артефакт, на ехидно улыбающегося гостя. Не разрывая зрительного контакта, сделал несколько шагов назад, уходя с линии огня терминаторов, а затем без затей скомандовал:
      — Убить его.
      Он ожидал, что атака телохранителей не увенчается успехом, однако, наблюдая за их уничтожением, он бы смог больше узнать о сущности, с которой пришлось иметь дело. Но то, как именно провалилось их нападение, стало для Абаддона полной неожиданностью. Любое оружие, из которого пытались вести огонь, так или иначе давало осечки. Раз за разом впустую щёлкали бойки, гильзы намертво застревали в патронниках, а некоторые болты и вовсе взрывались, уничтожая оружие. Батареи лазеров и плазмаганов внезапно оказались разряженными, а в огнемётах отказал механизм зажигания. Побросав обратившиеся в бесполезный хлам смертоносные устройства, охрана схватилась за оружие ближнего боя, что привело к новой серии осечек и поломок: силовые кулаки не заряжались, на пиломечах и пилотопорах перегорали моторы, суставные сочленения доспехов заедали, мешали двигаться и делали сжимаемые в руках клинки попросту бесполезными.
      — Довольно, — Абаддон махнул рукой, отзывая терминаторов. — Признайся, это всё — твоя работа?
      Человек хихикнул:
      — Вообще-то, одна поломка случилась сама по себе, но я не скажу, какая именно.
      — Кто ты? — силы незнакомца определённо были велики. А любую силу Разоритель старался заполучить себе, взять под контроль, хотя бы частично. Перед его мысленным взором уже вставали перспективы, даруемые возможностью так вмешиваться в работу машин.
      — Что в имени тебе моём? За прошедшие века меня как только не называли. Большую часть моих имен в приличном обществе произносить не принято, — он хитро улыбнулся. — Есть вещи и поважнее, верно?
      Абаддон сдержал новую вспышку гнева:
      — Если я не знаю, как к тебе обращаться, как же мне тогда приносить в жертву души смертных и бессмертных для вящей твоей славы?
      — А с чего бы мне понадобились жертвоприношения? С душ мне нет никакого проку.
      — Разумеется, — промолвил Абаддон, стараясь найти способ заслужить благосклонность стоящей перед ним сущности. — Духу Машины, нужно приносить иные жертвы. Что более всего будет тебе угодно?
      Мужчина рассмеялся:
      — Я вовсе не Дух Машины. Признаю, что у тебя были основания так подумать, ведь лучше всего мне удаётся работа с механизмами. Но я вовсе не бог. Я просто существую. Я не принимаю подношений и не делаю подарков. Меня нельзя умилостивить, ко мне невозможно обратиться с просьбой, меня нельзя призвать. То, что мне нравится, я беру сам, потому что, по правде говоря, добровольно это пожертвовать невозможно.
      — Если тебе не нужны души и поклонение, зачем же ты явился сюда?
      — Наконец-то правильный вопрос. Я здесь для того, чтобы… — гость сделал драматичную паузу — …поиздеваться над тобой и довести до белого каления.
      Абаддон огромным усилием подавил бушующую в груди ярость. С тех пор, как он обрёл огромные разрушительные силы, никто не смел говорить с ним в таком тоне, но это было лишь испытание, проверка силы его воли, его умения держать чувства в узде. Он знал, что давать сейчас волю гневу — контрпродуктивно. Прикрыв веки, Разоритель глубоко вздохнул и справился с бушующими эмоциями. Когда он открыл глаза, незваный гость стоял напротив, всё с той же безобидной кривой усмешкой. Наконец Абаддон заговорил:
      — Если я скажу тебе, что тебе удалось задуманное, ты, наконец, оставишь меня в покое?
      Человек наградил Разорителя милой улыбкой, которая буквально сочилась дружелюбием и симпатией:
      — Не-а.
      — Тогда продолжай.
      — Что продолжать? — невинно захлопал глазами незнакомец.
      — ПРОДОЛЖАЙ ЗАНИМАТЬСЯ ТЕМ, ЗАЧЕМ ТЫ ТАМ СЮДА ПРИПЁРСЯ! — сорвавшись, взревел Абаддон. Глубоко вздохнув, он продолжил говорить уже спокойным голосом. — Очевидно, я не могу тебе воспрепятствовать, так что просто делай то, что и собирался.
      — Да понимаешь, — гость бесцеремонно пожал плечами. — Большую часть я уже выполнил. Сейчас просто околачиваюсь тут, для развлечения.
      Абаддон решил попытаться перевести разговор в другое, более информативное и менее раздражающее русло:
      — Может, хотя бы скажешь мне, кто ты, чтобы я мог узнать имя своего мучителя? Если ты не бог, что ты тогда такое?
      — Любишь загадки? — жизнерадостно улыбнулся пришелец.
      — Нет, — ровно произнёс Разоритель.
      — Похоже, настало время выдать таинственный монолог, — провозгласил незваный гость. — Я — скрипучая половица, когда тебе жизненно необходима тишина. Я — внезапная гроза, когда тебе нужна ясная погода. Я — пустой бензобак, когда ты опаздываешь. Я — стук в дверь, когда ты только снял с девушки бельё. Я — выпавший при резком повороте болтик. — он пристально посмотрел на ставшие куском безжизненного металла силовые когти Разорителя. — Я — вылетающий в самый ответственный момент предохранитель. Я — все эти вещи и многое, многое другое. Я — тот единственный фактор, которого ты не учёл в своём плане. Поэтому я и явился к тебе. — он тяжело вздохнул, в притворном сожалении. — Ты совсем в меня не веришь, вот и решил, что меня можно перехитрить. — тут он вновь широко улыбнулся. — Вот почему я уделил тебе внимания куда больше, чем обычно достаётся другим, и, в самом деле, решил осчастливить тебя личным визитом. Да будет тебе известно, такое происходит крайне редко.
      Абаддон ухватил в речи незнакомца главное:
      — Другим? Так ты не только мне мешаешь?
      — Ой, да нет, конечно! — рассмеялся собеседник. — Я абсолютно беспристрастен и непредвзят. Если тебя это утешит, это из-за меня адмирал Куаррен не уничтожил твои силы полностью. Ни один человек и ни одна раса не избегнут моего внимания. От моих причуд страдают даже некроны и тираниды, но с ними не так интересно возиться.
      — Ты щадишь их?
      — Вовсе нет, просто с ними приходится потрудиться. Позволь, я объясню…
      Абаддон решил, что такая смена темы ему весьма по нраву.
      — Ты спрашивал, что меня радует? Сильнее всего я веселюсь при виде разочарования и бессильной ярости. Поэтому меня можно назвать Губителем Планов. Чем сложнее замыслы, тем больше мне нравится их расстраивать. Понимаешь теперь, почему я так тебя выделяю? Ты столь подробно спланировал каждую мельчайшую деталь, что был уверен — всё пойдёт по плану. Мне не оставалось ничего иного, кроме как доказать тебе, насколько ты был не прав! И, божечки мои, какое великолепное разочарование я наблюдал в итоге! — он вздохнул. — …просто восхитительное! Ну да ладно, вернёмся к твоему вопросу. Тираниды, на самом деле, ребята весьма бесхитростные. Коллективный разум, всё такое… Планы? Найти еду. Сожрать еду. Я спрашиваю тебя, разве это похоже на сложный, многоуровневый план? Поставить в тупик коллективный разум улья — задача не из лёгких. Но у меня получилось. Бедный, бедный мир Макрагге. Что до некронов, они воспринимают окружающий мир слишком… по-машинному. Поэтому их тоже довольно непросто расстроить, но и это мне удалось. Нет, я не стану тебе рассказывать об их планах или о том, что я устроил. Мне хочется сделать сюрприз. Все так сильно бесятся, когда их планы идут наперекосяк. Знал бы ты, насколько это весело.
      Абаддон ощутил странный прилив спокойствия. Рядом с ним стояла сущность, для которой галактика и все населяющие её существа были всё равно, что игрушки для избалованного дитя. Для этой сущности имели значения лишь её собственные желания, а желала она одного — дразнить людей. Никакие его действия этого не изменят. Тёмные Боги, демон-принцы, смертные любой силы и социального положения, все они чего-то страстно желали, будь то сила, власть, богатство или слава. Стоящей перед ним сущности просто хотелось играть.
      Гость ощутил, как иссякают ярость и разочарование Абаддона, и понял, что околачиваться возле него более нет смысла:
      — Ну что ж, мне пора. Сам представляешь, сколько у меня дел — расстраивать планы, бесить людей… Этому труду не видно края, но я люблю свою работу. А, просто чтобы продемонстрировать тебе, какой я классный парень, я скажу тебе, кто я такой. Готов?
      — Да, скажи мне, — довольно безразлично кивнул Разоритель, мысленно проорав: «И УБИРАЙСЯ УЖЕ!»
      — Из всех имён, какими меня звали, мне по нраву… — он вновь выдержал драматичную паузу. — Мёрфи.
      — Мёрфи?
      — Ага, Мёрфи. Ну, знаешь: «Если что-то может пойти не так, оно обязательно пойдёт». На самом деле, я гарантирую, что так всё и случится, — сказал он, радостно улыбаясь.
      — Это просто древнее высказывание. На самом деле всё не…
      — Эй, эй, мне что, снова доказывать тебе своё существование? — в тот же миг у всех двадцати терминаторов отказали встроенные в броню устройства переработки биоотходов. И опорожнились прямо на палубу.
      — Обязательно было это делать?
      Мёрфи склонил голову на бок и потёр подбородок, словно бы глубоко задумавшись. Секунду спустя он расплылся в улыбке:
      — Ага.
      Абаддон решил сменить тему.
      — Я бы поклялся поклоняться тебе и предложил бы жертвы, но ты ясно дал понять, что не нуждаешься ни в чём подобном. Могу ли я хотя бы попросить тебя об одолжении? Как насчёт отправиться к генералу Куаррену и подольше побыть рядом с ним?
      — Ну конечно ты можешь попросить. Я, кстати, и так туда собирался заглянуть. Стану ли я что-то делать, зависит от того, насколько сложны и комплексны окажутся его планы, — он замолк и, похоже, принял какое-то решение. — Знаешь, пожалуй, для тебя я сделаю исключение. Помнишь, я говорил, что меня невозможно призвать? Тебе — можно. Это очень простой ритуал: погляди в небо, потолок, или что там будет сверху и произнеси: «Что ещё может пойти не так?» Я тотчас же явлюсь и продемонстрирую.
      С этими словами он беззвучно исчез, словно его никогда и не было. Секундой позже где-то в недрах Убийцы Планет раздался глухой удар, который был больше ощутим, чем слышен. Лампы заморгали, включилось аварийное освещение. Корабль стал заваливаться на бок. Абаддон поднял взгляд к потолку и пробормотал всего одно проклятие:
      — Мёрфи.

(с) https://ficbook.net/readfic/7195359?tab=3
Tags: Вархаммер, Забавно, Законы Мерфи, Литература, Юмор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments