grigvas (grigvas) wrote,
grigvas
grigvas

Categories:

Хорваты, кроаты, краваты - IV

«Новая знать дьявола»

В рядах имперской армии кроаты отличились в многочисленных боях и походах. Не будет преувеличением сказать, что именно тогда Западная Европа узнала о существовании Хорватии. Кроаты неоднократно опустошали Чехию, Померанию, Саксонию, Гессен, Тюрингию, Силезию, вторгались во Францию. За необычный для Западной Европы внешний вид местные жители называли их «цыганами».

Но гораздо больше, чем своими военными подвигами, кроаты прославились зверствами против мирного протестантского населения, которое они терроризировали без всякой пощады.
Во многих исторических работах  авторы критикуют кроатов за их жестокие методы ведения войны. Сообщалось, что наихудшие злодеяния во время разграбления Магдебурга в мае 1631 г. совершались кроатами и валлонами.
Для солдат Империи мятежные магдебургские граждане считались вне закона. Наемники не заботились о тонкостях политических отношений различных партий. Все дома были разграблены, женщины изнасилованы, тысячи жителей, независимо от возраста или пола, убиты – что было запрещено под страхом смертной казни согласно законам Империи, но не соблюдалось ни солдатами, ни их командирами. Пожары по всему городу привели к еще большему количеству смертей, в итоге около двух третей населения  Магдебурга погибло.  Военные действия и грабежи продолжались в течение нескольких дней, пока не были остановлены по приказу фельдмаршала Тилли.
25 мая состоялась католическая служба Магдебургском соборе, после чего папа Урбан VIII  прислал Тилли письмо, в котором выразил свою радость по поводу «уничтожения ереси».

В результате  штурма Магдебурга 20 мая 1631 г. погибло около 20 000 горожан. Эта резня, получившая название «Магдебургская свадьба» („Magdeburger Hochzeit“), считается самой  массовой и жуткой бойней в период Тридцатилетней войны. Ужас от жестокости разгромивших город отрядов, был такой, что «не передать словами и не выплакать слез». Большинству выживших горожан пришлось покинуть Магдебург, потому что они потеряли средства к существованию из-за разрушения их жилищ. Эпидемия, которая  началась после этого, унесла еще больше жизней. Если на 9 мая 1631 г. в Магдебурге проживало около 35 000 жителей, то в 1639 г. их было всего 450. Один из важнейших городов Германии внезапно утратил свое значение и на несколько веков был отброшен назад в своем развитии. Только в XIX веке численность населения Магдебурга превзошла население 1630 г.


О «подвигах» самих кроатов сохранилось много различных свидетельств современников.
Так, в октябре 1634 г. город Темар (Themar) в Тюрингии  был разграблен и почти полностью разрушен; из 300 домов осталось только 69. Кроатские всадники, которые в небольших  отрядах искали себе добычу, доходили  своими набегами вплоть до ворот Майнингена (Meiningen).  Вскоре ими был взят город Зуль (Suhl), знаменитая оружейная  «кузница Европы» прекратила свою работу.
В  том же году кроаты напали на город Зонтра (Sontra), в Гессен-Касселе, в рождественскую ночь и  зажгли его. Затем тысяча всадников  двинулась  к городу Эшвеге (Eschwege), где после боя кроаты «подожгли все». Вслед за этим городом, после грабежей и обысков, запылал Райхензаксен (Reichensachsen), где сгорело 130 домов и конюшни. Из тех, кто осмелился остаться в городе, было немало погибших. Некоторым отрубили головы на улицах,  других убили топорами, кого-то сожгли, кто-то задохнулся в подвалах,  иные оказались в плену. Последние были более несчастны, чем те, которые умерли сразу, ибо их «убивали до тех пор, пока они не отдавали последние деньги».
В апреле 1635 г.,  известный по роману Гриммельсгаузена полковник Марко Корпес ( уб. в 1638 г. в Эльзасе), вместе с другими полками попал в засаду в Эшвеге. Это привело кроатов в такую ярость, что они сожгли дотла 14 деревень и порубили саблями все население без различия пола и возраста. В ответ шведы не остались в долгу, захватив у Зонтра тринадцать кроатов, сожгли их живьем.

Полковник Марко Корпес в фильме "Симплициссимус"


В 1637 г. подданные ландграфа Вильгельма V Гессен-Кассельского сообщали ему, что «нехристи-кроаты (unchristlichen Croaten) отрезали людям языки, носы и уши, выкалывали глаза, вбивали гвозди в головы и ноги. Расплавленное олово и всякого рода грязь вливали в тело через уши, нос и рот».
В докладе хрониста Бекмана (Beckmann) от 15 ноября 1638 г. написано, что кроаты разграбили все церкви, вскрыли могилы, «много хуже, чем когда-либо прежде, обращались с людьми», осквернили женщин, «даже 11 и 12-летних детей, совершая это в церквях злым и неестественным образом». Брали воду из навоза и сам навоз ведрами и «вливали людям в рот, (в) нос и уши», называя это «шведским напитком» или «бренди» (Schwedischen Trunk oder Branntwein). «Другие зажимали людям пальцы и руки железом и винтами (отвинчивали кремни от пистолетов и вместо кремней зажимали пальцы), жгли бороды мужчинам и, кроме того, ранили им головы и руки, засунули некоторых пожилых женщин и мужчин в печи и разводили огонь …  одни (жертвы) были повешены на веревках, другие – за волосы, и до тех пор, пока они не почернели…».

Конечно, любые наемники, независимо от того, за какую сторону они воевали, часто представляли собой серьезную угрозу для гражданского населения. Насильственные нападения, грабежи деревень и городов совершались со всех сторон. Гриммельсгаузен, лично видевший ужасы Тридцатилетней войны, ярко и достаточно подробно описывает зверства «солдат удачи» в своем почти автобиографическом романе.    

Однако,  особая репутация кроатов,  как  людей диких и жестоких, отчасти стала следствием использования их конных частей как средства военной разведки (Explorateurs). Благодаря  тому, что они постоянно шли в авангарде, кроаты часто первыми оказывались в городах и селах, которые ранее не были затронуты войной. Поскольку воины должны были сами обеспечивать себя, эти, не разоренные еще земли, часто становились первыми жертвами войны, которую приносили с собой кроаты. В протестантской части населения Европы кроаты приобрели особенно негативную репутацию в связи со зверствами на войне. Кроатов так часто обвиняли в убийствах, грабежах, изнасилованиях, пытках, что шведский король Густав II Адольф назвал их «Новой знатью дьявола» („Teufels neuer Adel“). С пленными кроатами шведы не церемонились, поэтому в плен они не сдавались, понимая, что пощады не будет.

Tags: Вархаммер, Военное дело, Интересно, История
Subscribe

  • Королевство Зомби

    В последнее время зомби вновь входят в моду. В восточную моду :) И я вовсе не о неплохом "Поезд в Пусан". Зак Снайдер блестяще провалил…

  • Семибанкирщина

    О роли "семибанкирщины" в расширении НАТО на Восток Российская «олигархия» пришла к власти во время переизбрания Ельцина…

  • Кое-что о картошке...

    Как многие знают - легенда гласит, что картофель в Англии и Ирландии появился с помощью незабвенного Уолтера Рейли, который привез его из своего…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments