grigvas (grigvas) wrote,
grigvas
grigvas

Category:

Шлемазл Брюса, или Неправильные шотландцы при Фолкерке




Каждый, кто смотрел фильм «Храброе сердце», помнит, как нехороший и коварный Брюс-старший (точнее, изначально он был средний, № 6, но самый старший Роберт Брюс, № 5, умер тремя годами ранее) посылает наивного и честного сынульку Брюса-младшего (№ 7) воевать за коварных англичан против шотландцев-патриотов. И вот оный Брюс-младший скрывается под огроменным шлемазлом (который, впрочем, на общем фоне фильма выглядит просто образцом достоверности!), а потом сталкивается с потрясенным таким вывертом политики Уильямом Уоллесом... В общем, жуть, пафос и мелодрама.
Вообще, данный фильм – полное убожество с точки зрения истории, но с художественной точки зрения сделан относительно сносно (чему в немалой степени поспособствовало отменное музыкальное оформление). Кстати говоря, у создателей «ХС» был (нелегкий) выбор между тремя решениями. Во-первых, они могли изобразить, как в некой стране, допустим, Кирминах живет некий Тиль Толлес, как на его страну нападает коварный король Ретулии по имени Этвот Длинные Лодыжки, у которого есть сынок по имени Этвот Младший – с нехорошими пристрастиями и молодой женой Сабалой.
И вот ретулийцы привлекают на свою сторону кирминахскую знать и особенно семейство Туйсов, и начинается великое месилово за свободу, где всех рубит на части великий Толлес сотоварищи... Как-то так...
Второй вариант: скучно и уныло попытаться воссоздать эпоху. Была еще возможность тупо скопипастить в сценарий тот самый роман Хэри Слепого «Уоллес» (1470-е гг.). Историей там особо и не пахнет (зато как источник для воссоздания быта и оружия конца XV века весьма полезен), а махровый шотландский патриотизм так и прёт. Но американские Уоллесы и Гибсоны пошли по своему пути, и историю извратили по полной, при этом с заявлениями, что «всё так и было».
Ну да ладно. Вернемся к нашим козам...
Уже после успешной для Эдуарда I кампании 1296 года многие знатные шотландцы оказались на стороне англичан и потом воевали за своего нового короля в Нидерландах. Тем не менее, при первой же возможности в марте 1297 г. они (и среди них Джон "Рыжий" Комин) сбежали к французам, врагам Эдуарда. Хотя с Филиппом Красивым они не поладили и вынуждены были уплыть на родину (т.е. к Уоллесу), сам по себе факт любопытный – скотты все еще не горели желанием умирать за британского монарха, тем более на континенте.
Но не все. Ирония истории: исход Шотландской кампании 1298 года решили именно шотландцы, и шотландцы в английской армии. Ведь в тот момент, когда англичане оказались в полной изоляции (и фактически лишились поддержки собственной валлийской пехоты), не знали местонахождения Уоллеса, опасались шотландского вторжения в английское пограничье и намеревались отступать в Эдинбург, 20 июля разведчик доставил Эдуарду известия о том, что его противник находится всего в шести лье от англичан, у Фолкерка. Этого шпиона привели к королю шотландские графы Патрик Данбарский (1242-1308) и Гилберт Энфравиль, граф Энгус. И если второй был чистокровным англичанином (его род изначально обитал, видимо, в Нормандии до времен Генриха I) с владениями в Шотландии, то первый, 7-й граф Данбара и 1-й граф Марч (известный под прозвищем «Чернобородый»), возводил свой род к шотландским королям XI века и поддерживал англичан уже второй год. Патрик был им настолько полезен, что получил пост капитана Берика (май 1298 г.).
Данбар (он находился во второй конной баталии, бывшей под началом епископа Дарэмского – Энтони Бек и представил обоих графов вместе с разведчиком королю) присутствует в Фолкеркском геральдическом свитке, где представлены гербы многих английских участников кампании, под № 23; Ангус – под № 24.
Вместе с Патриком был при Фолкерке и его сын (Patrike de Dunebarre), тоже Патрик (1285-1369), будущий 9-й граф (и патриот). В той же баталии Бека служил при Фолкерке и Александер де Бальоль из Кэверса (ум. ок. 1311), родственник короля Джона и экс-камергер Шотландии.
Там же в Фолкеркском свитке значится под № 79 (т.е. в королевской баталии) и сэр Саймон Фрейзер (ок.1270 – 1306), уже (как и Бальоль) успевший повоевать за Эдуарда I во Фландрии (3 октября 1298 г. в Селкиркском лесу под Фрейзером убили подаренного королем коня масти в яблоках), а рядом с ним – сэр Ричард Сивард (или Сайуорд; этому рыцарю коня тоже подарил Эдуард I). Сивард примет участие в осаде Кэрлаврока (1300) и в 1307 г. будет служить как баннерет в Шотландии. В 1298 году среди людей Сиварда значатся сэр Майкл ле Скот, т.е. попросту Шотландец (на гнедом скакуне за 10 шиллингов) и валеты Томас де Батенкамб, Джон Эштон (у обоих по вороному хэкни, стоимостью 8 марок каждый) и Уильям де Чембр (для разнообразия – на белом хэкни за 6 марок). А вместе с Фрейзером были сэр Саймон де Хорсброк (его гнедой конь, за 12 шиллингов, убит в том же Селкиркском лесу 3 октября) и валеты Томас де Лиллу (гнедой хэкни с белыми ногами, ценой 10 марок), Джеффри Ридел (гнедой хэкни, 10 марок) и Роджер де Керсуэлл (вороной хэкни за 50 шиллингов).

Другие документы упоминают о присутствии прочих шотландских дворян (оставим пока в стороне шотландских тамплиеров и госпитальеров) в войске короля Эдуарда в течение этой кампании. Так, в списке владельцев прошедших оценку коней значится Уильям Комин (двор принца Эдуарда; на валлийском хэкни / ронсене в яблоках, аж за 100 шиллингов!). Сэру Роджеру Киркпатрику (служил с пятью конями в 1302/1306-1307 гг. в свите Джона де Сент-Джона) за буро-гнедого коня выдано 20 марок. 16 июля сэр Хамфри Гардин потерял вороного коня с белыми чулками на всех ногах и звездой на лбу (оценен в 12 марок), а валеты его – гнедого ронсена за 6 марок (Уильям Гардин), пегого ронсена за 5 марок и вороного за ту же цену. 17-го сэр Джон Киркпатрик утратил вороного коня (10 марок).

Где именно находился 22 июля 1298 года Роберт Брюс (который будущий король), нам в точности неизвестно. Хронисты династии Стюартов, отмечая, что Эдуард вторгся в Шотландию, «имея в войске своем некоторых нобилей Шотландии на подмогу себе» (Джон Фордун), приписывали Роберту самые настоящие ратные подвиги против соотечественников при Фолкерке. Якобы (об этом писал Фордун, ссылаясь на «молву», а потом и Уолтер Бауэр, уже в XV веке) шотландцы успешно отражали натиск англичан и те никак не могли сломить их сопротивление, но тут Брюс отправился вместе с баталией епископа Дарэмского долгой дорогой кругом холма (?) и напал на шотландцев с тыла. Тем самым сражение было проиграно Уоллесом. У Бауэра история обретает еще более яркий колорит: преследуя Уоллеса, Брюс, когда его и отступавших шотландцев разделила непроходимая долина, громко взывает к Уильяму, вопрошая того, как он осмелился противостоять мощи короля Англии и части Шотландии. В ответ Уоллес разражается яркой и образной речью, обвиняя Брюса в «бездействии и женственной трусости», что и заставило его, Уоллеса, принять на себя задачу «освобождения отечества», пока тот бездельничает. Слова Уоллеса (который после своей тирады благополучно сбежал, ускользнув от погони) настолько подействовали на Роберта, что тот словно пробудился ото сна и больше и не мечтал о помощи англичанам.
Всё это, конечно, красиво, но малодостоверно. Документально более обоснована версия о том, что с 1297 по 1302 гг. Роберт VII выступал на стороне патриотов. С другой стороны, не исключено, что его отец, Роберт VI, как раз и сражался за Эдуарда I при Фолкерке, и тогда понятно отсутствие его сына в армии Уоллеса. Кроме того, Бернард Брюс (видимо, сын Бернарда I, сына Роберта IV Брюса, и, следовательно, племянник Роберта V), 8 июня получил охранную грамоту, отправляясь с английским королем в Шотландию.
Как-то так, да...
(с) maxnechitaylov.
Tags: Военное дело, Интересно, История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments