grigvas (grigvas) wrote,
grigvas
grigvas

Categories:

Вячеслав Сухнев "Встретимся в Раю"

                                                                                     
Пережили блокаду Европейского союза...

      Вновь и вновь удивляюсь, как некоторые авторы умудряются предвидеть будущее. Роман написан в  1989–1990 гг., а как будто автор включим машину времени, взглянул  - что произойдет через несколько лет, сел и... А может быть, тогда все события предсказывались умными людьми? Я впервые прочитал его в лихие 90-е, как не менее лихой боевик, с апокалиптичным упором, хитро закрученной политической линией и - замечательным драйвом. Сел, перечитал - и убедился, что роман - переиздавать надо. Он на целый корпус впереди львиной части литературы, заполнившей полки наших книжных.

Книги взлетели в цене, когда японцы за отданные им Курильские острова завалили страну дешевыми телевизорами, автомобилями, видяшниками, компьютерными игрушками, индикаторными браслетами и прочим барахлом устаревших моделей, которое на мировом рынке почти не котировалось. Наплыв компьютеров и видео подрубил корни книгоиздания — любую, самую редкую книгу можно было размножить без всяких усилий. Лишь бы хватило бумаги. Но библиофилы презирали эти торопливые копии, лишенные запахов, красок и солидных переплетов старых типографий. Поэтому за однннадцатитомник Лескова выпуска пятидесятых годов настоящие ценители давали тойоту с максимальным стотысячным пробегом. Трехтомник Брема конца девятнадцатого века и крупным воротилам был не по карману.

 Небольшое отступление от темы - в мин\увшую пятницу зашел в "Читай-город", на 30% скидку. Народу - тьма. Хоть и в очереди стоял битый час, но - даже рад - народ по прежнему читает, покупает, не истребима и тяга к халяве. :)) Но неприятно удивило то, что за час блуждания по магазину с трудом отобрал две книги. Остальное покупать не захотелось - или же аннотация отпугивала, или - наугад открытые страницы внушали тихий ужас авторским стилем, или - просто душила жаба выкладывать честно-заработанное за в общем-то одноразовую книгу. Поэтому прикупил Туркула  про "Дроздовцев" в Гражданскую (как любые воспоминания - субьективная книга, с похвальбой и апломбом, но - у Туркула точно был литературный талант) и - "Природуку Зверя" Поповой, ухватил последний экземпляр.

—  Вот ты можешь что-ни-будь вспомнить из Блока?
— А как же, — самоуверенно сказал Шестов. — Ну, например… «Да, скифы мы, да, азиаты мы!» «И вечный бой, покой нам только снится!» По-моему, дешевая романтика, сопли-вопли.
— Из Блока ты помнишь две строчки, — усмехнулся Рыбников. — А из Пушкина — четыре. А то и все шесть!
— Можно подумать, Николай Павлович, ты больше помнишь! — фыркнул Гриша.
— Больше, — кивнул Рыбников. — Я помню стихотворение про памятник нерукотворный. А вообще, мы с тобой не виноваты. Это клятая компьютеризация виновата. Машина помнит многое, на что человеку не нужно рвать мозги. Когда-нибудь человек разучится читать, писать и думать. К этому вынуждают все условия эволюции хомо сапиенса как вида.


 Возвращаясь к теме:  роман В. Сухнева я бы купил без всякой скидки. Ибо данное сочинение обладает следующими замечательными чертами:

1. Отличный непредсказуемый сюжет. Чем закончится - остается неизвестным до последней страницы. Автор предсказал путч (отнес его на 1995 год), некоторые партийные метаморфозы, блестяще описал Москву настоящего времени...
2. Отличные герои. Очень жизненные. Бывшие афганцы, потрепанные судьбой и Родиной; ученые-атомщики, поставленные перед дилеммой выбора совести или карьеры; спецслужбы, копающие под всех и вся; политические партии, пополдняющие партийную кассу наркоторговлей... Последний истребитель крыс в подземельях метрополитена выписан четче, чем, например, у Пехова - какой-нибудь из Стражей, что фигурирует сразу в нескольких главах цикла.
3.   Отличный юмор, который используется с толком - главным образом, чтобы снизить градус той забористой антиутопии будущего, которую рисует автор. Например:

— Ну, что там любопытного в небе, сынок?
— Это… летает, — тихо сказал курсант.
Все покосились вверх. Против солнца, почти невидимая, висела тарелка.
— Дневальный! — гаркнул полковник. — Очистить воздух!
Из дивизиона выбежал дневальный с длинноствольным калашником, на ходу навинчивая куммулятивную насадку. Все с интересом проследили, как под днищем тарелки полыхнула клякса белого огня. Тарелка вздрогнула и, вихляя, покатилась за высокие деревья.
— Вот так, хорошо, — прокомментировал полковник. — А вы, курсант, запомните: когда говорит командир — слушайте, не ловите мух, даже если вам на голову мочатся из всех тарелок Солнечной системы. Встать в строй…


  Ну и многое другое. Сериал можно снять по роману, причем - весьма дешево и сердито: присутствия фантастики в романе мало, типажи и ландшафт - современные и узнаваемые. Разоренных деревень для демонстрации полигона под Тверью - хватает, как и крыс в метро, толкучки на московских улицах и магазинах...

Напоследок - избранные цитаты:

Если бы Зотов ехал на настоящем велосипеде, то он бы километров двадцать уже отмотал… Как раз к Пахре подъезжал бы. Когда-то были у него любимые места на Пахре, были. А потом начали Зотову попадаться какие-то странные рыбы — слепые уклейки, например. Не просто с бельмами, а вообще без глаз. Или красноперки, белые, как вата. Окончательно забросил Зотов рыбалку, когда поймал небольшого, в ладонь, окуня — без чешуи, колючек и жаберных щитков. Конечно, поймать голого окуня с научной точки зрения любопытно. А с практической — выгодно. Чистить не надо. Но стал бы его кто-нибудь жрать?


     В конце двадцатого века городская дума, еще называвшаяся Моссоветом, решила устроить из Сретенки и прилегающих переулков фешенебельный квартал. Все равно эту часть города пора было капитально ремонтировать… Задумали сделать все, как на Бродвее, — лампионы, ночные кабаки, сувенирные лавки и павильоны разных игр. Стране, как всегда, нужна была валюта, и градоначальники рассчитывали открыть маленький Клондайк по добыче долларов, фунтов, марок немецких, крон шведских, злотых польских и даже малопочтенных форинтов венгерских, стоявших, как ни крути, значительно выше рубля.
        Естественно, начали со Сретенки. У нас почему-то любят начинать ремонт с фасада. Нахватали взаймы американских долларов, пригласили финских строителей, наняли немецких техников — и работа закипела. За год с небольшим Сретенка превратилась-таки в Бродвей. С лавками сувениров и лавками менял, с павильонами игровых автоматов и павильонами пива. Тут были рестораны китайские, корейские, японские, кофейни турецкие и ливанские, кондитерские иранские и пакистанские, парфюмерные магазинчики сирийские и табачные лавки иракские, словно Дальний, Средний и Ближний Восток разом сговорились отравить московичей и гостей столицы экзотической жратвой, опоить кофе и пивом, отшибить обоняние крепкими мускусными духами и задушить черным самосадом, взращенным на древневавилонском лессе.



  В конце двадцатого века в метрополитене несколько раз повышали плату за проезд — из-за низкой рентабельности. Дошло до того, что человек среднего достатка ежемесячно тратил на метро до сорока процентов заработка. А куда деваться, не пешком же топать по одному из самых больших городов мира… Затем наступил автомобильный бум, и метрополитеном тот же человек среднего достатка перестал пользоваться. Правительство отказалось от дотаций на строительство новых линий и эксплуатацию парка вагонов. Начались массовые увольнения метростроевцев и поездных бригад. Один зажравшийся депутат городской думы выступил в «Вечерней Москве» с проектом: выращивать в штольнях шампиньоны, чтобы накормить страну и завалить грибами заграницу. Может быть, этот проект и прошел бы — мало ли какие идиотские проекты не проходили в России… Но заволновалось дно общества, вышли на улицы безработные метрополитеновцы. Оказалось, без метро Москва жить не может, ведь даже по официальным данным, в столице за чертой бедности находилось не менее трети населения. При всей дешевизне автомобилей эти люди не могли их купить, так как во много раз дороже покупки обходилось потом ее содержание — обслуживание и заправка прошибали крупные бреши в скромных семейных бюджетах.

Tags: Литература, Рецензия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments