grigvas (grigvas) wrote,
grigvas
grigvas

Category:

Колхозная Ересь. Трудовые будни сельской интеллигенции

Название: Колхозная Ересь. Трудовые будни сельской интеллигенции
Автор: Grim'n'Dark Trio при соучастии Revive Revival
Бета: разумеется, нет :soton:
Фандом: Warhammer 40,000, в смысле, 30,000
Персонажи: Папа, сыновья, Малкадор и прочие упоминаемые
Рейтинг: PG-13
Жанр: бугага и гагабу
Размер: жалкие 1720 словей
Краткое содержание: собственно, трудовые будни этого самого
Предупреждение: как обычно, быдлячество и мат, да еще и СССР-АУ!

КОЛХОЗНАЯ ЕРЕСЬ
Трудовые будни сельской интеллигенции

Колхоз «Заветы Императора» - хозяйство перспективное, преуспевающее, прогрессивное. Создатель сельхозпредприятия, в честь которого оно и получило свое гордое имя, ныне – почетный пенсионер, коротает оставшуюся вечность на хуторке на отшибе вдали от цивилизации, где разводит пчел и старается без нужды лишний раз окружающий мир не видеть, потому как нет уже никаких сил на это смотреть. Теперь во главе хозяйства - новый председатель Егорий, который старается догнать и перегнать по всем показателям предыдущего руководителя. У него это даже получается время от времени, однако насладиться триумфом все никак не выходит. Потому как нет-нет, да напомнит, что «сынки вы все тут супротив отца-то» старый боевой товарищ Папы, глава местного сельсовета Малкадор Сигиллит. Термоядерный старый хрыч, по слухам, на самом деле какой-то очень важный чин в очень внутренних органах очень государственной безопасности, и совсем не в отставке, так что…

Добиваться высоких урожаев, рекордных надоев и прочих результатов новому председателю помогает верная команда. Верная-то верная, но промеж себя не всегда, увы, дружная и сплоченная. Например, за оптимизацию всего на свете, а не только экономики предприятия, отвечает бухгалтерский светоч Робаут Жиллиман – он до скрежета зубовного терпеть ненавидит снабженца А. Омегона, который заебал уже мухлевать с накладными, счетами-фактурами и прочими бумажками, проворачивая свои антинародные аферы. Не менее сильно в последнее время А. Омегона пламенно, люто и бешено ненавидит главный зоотехник Коракс – ему вместо оцененного по всем стандартам материала на станцию искусственного осеменения привезли какую-то генетически неполноценную херню, так что в стаде такое народилось, что даже бывалые скотники за сердце хватались.
- Странные получились… наверно, все-таки куры, но я не уверен, - рассказывал потом соседям почтальон Хан, главное средство местной массовой информации (в силу, прежде всего, скорости перемещения). - Странные куры, рогатые, и яйца несут странные. Кому несут, а кому и сносят. Мозолистой ногой. А где спиздят, оттуда и несут…
В общем, Коракс потом лично велел народившееся поголовье стерилизовать, чтобы не размножалось. А потом, бывало, заходил в стойло, и гладил промеж рогов. Всех. Мол, все равно же хорошие, хоть и не взглянешь без ебтвоюматери.
А потом гонялся за А. Омегоном с вилами.
Как-то раз в процессе он столкнулся с Робаутом Жиллиманом, который тоже гонялся за А. Омегоном, и тоже – с вилами. Сопоставив координаты, и географические, и хронологические, Робаут с Кораксом пришли к выводу, что либо у них белая горячка на пустом месте, либо А. Омегона на самом деле двое. Ну, никто же, кроме Малкадора с Папой, не знает, что Альфарий Омегон – он особенно хитрая жопа и сам себе близнец, каковое свойство и помогает ему, а точнее – им, Альфарию и Омегону, выбивать из бюджетов всех уровней финансирование и на колхоз, и на сельсовет, и себе в карман, разумеется.
Второй местный чемпион по заебыванию ближнего своего – это, конечно же, эффективный управленец Конрад Керз, в просторечии просто Кузьма, который своими психологическими претензиями в состоянии довести до белого каления даже главного инженера Вулкана, который вообще-то отличается стойкостью и похвальной верой в то, что человек – это звучит гордо и по природе своей человек вроде как добр. Впрочем, веру его природа в лице Кузьмы всячески пытается опровергнуть.
Да так, что под раздачу порой попадают даже те, кто по первости пытался ему симпатизировать. Пока не попал под селевой поток по-своему охуенно богатого внутреннего мира эффективного менеджера.
- Как в анекдоте, - эффектным жестом поправляя прядь светлых волос, пускался в воспоминания Фулгрим, в прошлом – краса и гордость флотская, а ныне - массовик-затейник из сельского клуба (фуфайка кондовая, марганцовкой крашеная с цветастой подкладкой, цигейковый полушубок для торжественных случаев и, конечно же, щегольские брючки-клешА), однажды в особо тяжкой форме пострадавший знакомства с нежной ранимой психикой Кузьмы. - Знаете, чем отличается хороший ученик от плохого? Плохого ученика изредка лупят родители, а хорошего - постоянно мутузят одноклассники. А в чем разница между хорошим офицером и плохим? Хорошего толкового офицера стараются полюбить сразу все, так как от него отдача большая, а плохого офицера - изредка любит в силу служебной необходимости лишь его непосредственный начальник, да и то тщательно предохраняясь при этом. Ну вот и у нас так же…
- Специалист, бля, - ласково хлопал массовика-затейника по плечу его приятель Феррус Манус, знатный механик, оказавшись в железных руках которого даже разбитые вусмерть трактора начинали потом ставить рекорды скорости и производительности, лишь бы потом в эту самую мастерскую не возвращаться.
Кроме того, управленец из Кузьмы был настолько эффективный, что даже небольшую доверенную ему грядку картошки пожрали вредители, пока он предавался рефлексии на излюбленную тему несправедливости бытия.
- Кузя, колорадский жук не подвержен панике, - втолковывал нашему герою агроном Лев Эль’Джонсон, но Кузьма посылал Льва к некоей матери, причем, не своей, скалясь ему в ответ всем кариесом.
- Я воплощение страха! – орал страшным голосом Кузьма, полагая, что напугать до усрачки – это, собственно, и есть самая что ни на есть эффективная метода построения светлого будущего. Даже на отдельно взятой грядке.
- Пугало огородное, что ли? – критически осведомлялся Лев. – И вообще, кто у меня давеча с поля картошку пиздил? Опять твои упыри?
Душевный знаток всего, что растет, цветет и колосится, Лев вырос в лесу, так что, в случае чего, посылал всех нахуй и уходил релаксировать на родные просторы. Потому что все вы кругом это самое, а вот сроки всходов – они не предадут. И вообще, с вами, мудаками, только картошке верить и можно. Вслед ему только похмыкивал в респиратор Мортарион, завскладом агрохимии и ядохимикатов, главный по гербицидам, пестицидам, фунгицидам, а также расчетам количества тонн коровьего дрища на один гектар.
Однако в последнее время Лев уходил в поля, потому что в леса у Льва уходить больше не получалось. Во-первых, на лесоповал с целью снижения уровня агрессии отправили Ангрона. Вернулся он совсем другим человеком! Правда, время от времени на него таки накатывало, и он брал в обе руки два топора. Как, например, случилось, когда Коракс обмолвился, что посылает результаты наблюдения за корреляцией между набором веса и степенью рогатости у своих любимых уродцев в журнал. И не просто в журнал, а в научный рецензируемый журнал "Все о мясе", который входит в индекс цитирования Имперской Коллегии Биологика. Ангрон решил, что Коракс над ним издевается. Однако резни не случилось, потому что Ангрон, конечно, молодоец, но и Коракс был не дурак технично съебаться и зайти с тыла, так что Ангрона под не очень белы руки взяли и отвели обратно на лесозаготовки. Как обычно, передали под наблюдение и опеку лесника, Лемана Русс, и его ребятушек. Собственно, Русс и был тем самым «во-вторых», которое мешало Льву посещать родные леса.
Русса Лев ненавидел до онемения, потому как территориальный спор промеж ними был вечен, но в пользу лесника: «Я тебе не отдам под распашку и выкорчевку ни гектара, и на этом же гектаре рядом с тобой даже срать не сяду, и не тычь мне в морду своими картами и бумажками, у меня тут краснокнижные растения». Кроме того, Русс давеча спиздил у главного агронома с токового хозяйства зерно для своего самогонного аппарата (надоело гнать первач из опилок, видите ли). Ну и что, что это было фуражное зерно, которое все равно раздавали работникам практически за бесценок!
- Вы, главное, только по углам не ссыте, территорию не метьте, - отмахивался от взаимных претензий лесника и агронома председатель Егорий, которому и так хлопот хватало.
Второй фронт хронического срача Русс открыл в отношении Магнуса, местного сельского интеллигента, заведующего библиотекой и киноклубом, в котором показывали фильмы, привезенные из райцентра. Русс как-то ночью вломился бухой в библиотеку и требовал литературы эротического содержания, а так же хулительно орал и нассал в кадку с фикусом. Магнус озверел, Русс узнал несколько новых ругательств, чему был крайне удивлен: надо же, чего интеллигенция умеет, оказывается!
Зануда Лоргар, парторг и идеологический реактор колхоза, устроил по этому поводу собрание, на повестке дня которого стоял моральный облик Русса. Но тут выяснилось, что у аморального лесника есть, оказывается, железная «крыша» в лице главы сельсовета, то есть Малкадора, потому что с ним Русс в домино играет на щелбаны и папину пасеку стережет, чтобы всякие разные не разоряли. А то ходят тут некоторые ночью, орут страшными голосами, как в жопу укушенные…
- А вот не надо, не надо на Кузьму стрелки переводить, - пробурчал Магнус.
Вообще срачей в колхозе и так хватало, но в последнее время все предыдущие конфликты разной степени вооруженности прямо-таки затмила драма на стройплощадке. Дело в том, что бригада Рогала Дорна благодаря использованию административного ресурса (Дорн таки добрался до Папы в обход и Малкадора, и Егория, и уговорил его сделать пару звонков в обком своему протеже первому секретарю Константину Вальдору) отжала себе подряд на строительство Дома культуры на центральной усадьбе хозяйства, а бригаде Пертурабо достались всякие свинарники, птичники и коровники с полным циклом системы навозоудаления, отчего бригадир Пертурабо ходил злой как собака, грозился уебать Дорна с нанесением особо тяжких и причинением прочего ущерба по всему телу. В ответ на что бригадир Дорн заявлял, что надо проектную документацию лучше готовить, да и вообще за техникой безопасности следить, например.
В один прекрасный день строителей пришлось разнимать, потому что выяснять отношения Пертурабо с Дорном принялись от всей души, устроив дуэль на тяжелых экскаваторах. Глядя на бригадиров, обе стройбригады взялись за лопаты, сварочные аппараты и завели бульдозеры.
- В край охуели! - зарычал Феррус и, засучив рукава замасленной рубашки, с хрустом щелкнул боевыми протезами, за которые его, собственно, и прозвали Железноруким.
Под шумок Русс попытался проникнуть в райцентровский фельдшерско-акушерский пункт, в просторечии ФАП, дабы выяснить, где же фельдшер Сангвиний хранит запасы спирта. Ну и разжиться, если получится. Не получилось, потому что Саня предусмотрительно держал спирт в сейфе, а ключи от сейфа – при себе.
Даром что Сангвиний был фельдшер, а не какой-нибудь там психотерапевт, жаловаться к нему ходили все, в том числе, и на раны душевные. На что Сангвиний, в свою очередь, вздыхал лучшему другу – затащившему его в эти сельские ебеня председателю колхоза Егорию. В особенности, вздыхал про то, как заебал Сангвиния Фулгрим: то нос зимой отморозит и ходит как алкаш, то летом обгорит. Саня его так задолбался сметаной мазать…
- Посылай сразу, - посоветовал товарищу Егорий. - Вон, к этому отставному коновалу-экспериментатору, Фабию. А то сметаны не напасешься. Да и вообще, близко к сердцу не принимай, они ж у нас все молодцы, народ в целом душевный подобрался. Ну, почти. А пакостничать тебе никто не будет, даже Кузьма: все же понимают, что ты только один знаешь, у кого тут геморрой… Да и не только.
Тут под окном ФАПа раздались громкие сочные звуки: завклубом гулял с компанией, под аккомпанемент гармони и гитар в умелых сильных руках товарищей Эйдолона, Юлия, Мария и Соломона.
- Зачем ты в наш колхоз приехал, зачем нарушил мой покой, - в меру стройно выводили громкие мужские голоса.
- И так каждый вечер, - мрачно сообщил Сангвиний.
- Я надеюсь, они не для того! – радостно заржал Егорий, хлопая фельдшера по плечу.
Tags: Вархаммер, Забавно, Литература, Мифы и сказания, Юмор, сон разума
Subscribe

  • Медичи XI: дела церковные

    Мы оставили нашего кардинальчика в тот драматический момент, когда он, переодетый в монашескую рясу, выбрался из Флоренции и поскакал в Пизу…

  • Батальные картины Jordi Bru

    Хорди Бру (Jordi Bru) - профессиональный фотограф из Испании, превращающий обычные фотографии исторической реконструкции в эффектные и…

  • Тарас Бульба, которому не повезло...

    "Экий ты смешной какой" Что у нас, что за рубежом очень любят новое прочтение классики. А уже когда это касается наших произведений в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments