grigvas (grigvas) wrote,
grigvas
grigvas

Categories:

Ужас и подвиг генерал-майора Румянцева

Ремешковцы наговорили семь страниц на заданную Р. Паласиосом тему.

В чём суть проблемы? Считается с незапамятных времён, что немцев сломала контратака свежих русских полков, прошедших через лес под командованием и по инициативе Румянцева. И никто с этим не спорил и не обращал внимания, пока в 1943 году Сталин не назвал Белгородско-Харьковскую операцию "Полководец Румянцев", определив тем самым главного героя Семилетней войны.

  • В 1952 году подготавливали к печати "академический"* сборник документов, имеющих отношение к деятельности Румянцева, первый том целиком относился к Семилетней войне. Возник вопрос у редакторов-генералов — надо бы дать документальное описание подвига Румянцева в первом сражении русских с пруссаками. Полковник Фортунатов и управляемый им коллектив тыркнулся туда-сюда и ничего не нашёл.


  • Путем регрессивных исследований дошли до первоисточника. И источник оказался трефовый, непригодный для постановки в советскую книгу — Троцкий Фридрих II и его "История Семилетней войны". К прямому цитированию Короля у нас почему то всегда относились очень прохладно, хотя словесных помоев на русских он вылил не в пример меньше Маркса с Энгельсом.


  • Переломным моментом Гросс-Егерсдорфскому сражению Фридрих (который сам там не был) определил следующий эпизод: "Генерал Ромянтцофф с двадцатью батальонами гренадер атаковал сквозь лес". К прямому цитирования эта фраза не годна, так как 20 батальонов гренадер там у Румянцева не было совершенно точно, во всей армии, наверное, столько едва набралось бы, отчего всё высказывание теряет вес и достоверность.


  • Стали думать, как быть. Выход нашли следующий: так как сборник документов в принципе не является дискуссионной площадкой, то дали редакционную сноску: "В реляциях Апраксина и Фермора не отражен бросок бригады Румянцева через лес по причине личных неприязненных отношений". Объяснялка так себе, ибо суть, причина, да и сам факт "неприязненных отношений" в других приведённых документах никак не просматривается.


  • Так всё-таки, что же там было с Румянцевым? Предыдущие тезисы как бы подводят читателя к мысли, что дело нечисто, вполне может грянуть очередное разоблачение, типа "28 панфиловцев не было" и т. д? Пока ремешковцы на Пыльном кидаются в друг друга белибердянными картами и болотовскими байками, покажем, в чём заключался и ужас и подвиг генерал-майора Румянцева.


  • Во время стоянки в лагере при Норкиттене бригаде Румянцева было определено место палаточного лагеря перед лесом, а по диспозиции к ожидаемому сражению — быть на левом флагне второй линии дивизии Фермора, выстраивавшейся за лесом. Дважды всю армию поднимали по тревоге и выстраивали в боевой порядок. Как при этом полки Румянцева обходили лес, справа и слева, мы не знаем, но вряд ли напрямки. Вечером 29 августа 1757 года на военном совете зафиксировали, что противник не решился атаковать, а потому с утра армия двигается дальше к Кенигсбергу. Составен план-график марша, по нему бригада Румянцева составляет арьергард.


  • Утром 30 августа армия просыпается, встаёт в путь и в этот момент на неё нападает противник. В нервной обстановке и под обстрелом происходит развёртывание полков на поле из походных построений в боевые (линейные) по старой диспозиции, отменённой, но зато отработанной ногами в предыдущие дни. Перед лично Румянцевым встаёт неожиданная проблема (см. рисунок)



  • Румянцев знает, что он мелкая сошка, если по чесноку-то, и его задача — пока просто быть на своём месте в общем ордере дивизии. По старой отменённой диспозиции(1) и не имея физической возможности пройти туда(2), так как все пути забиты серым деревянным морем десятков тысяч телег, выехавших было в путь. Возьмите самых истероидных водил хачемобилей, выключите светофор на перекрёстке, постреляйте из калаша поверх голов, умножьте на 10.000 — вот так примерно выглядели пути к назначенному месту развёртывания бригады утром 30 августа 1757 года.


  • Совокупность факторов (1) и (2) могла послужить индульгенцией для безинициативного командира бригады на послематчевом разборе.


  • Но Румянцев решает идти. Не "контратаковать наседающих немцев" (туман войны нами показан не ради прикола),  а просто чтобы быть на своём месте. Для этого он отдаёт "скользкий", неуставной приказ(3) оставить на месте лагеря патронные повозки и батальонные орудия, с которыми сквозь лес не пройти  б ы с т р о (само движение масс пехоты по лесам, с пушками и повозками, было реальностью эпохи, чему в новом выпуске "Кружева и сталь" ещё один яркий пример дан будет).


  • Лес прошли удачно, не завязнув в болотах** и постреляв даже каких-то уже проникших в него немцев. Вышли на опушку опять удачно: во фланг прусской линии и по времени угадали критический момент, когда они понесли тяжёлые потери и колебались, толи отступать, толи добивать русских в штыки. Дали залп-другой: всё, весы склонились в нашу пользу, погнали их по кустам.



Вот, вкратце, суть подвига П.А.Румянцева, бывшего тогда одним из десятка командиров бригад. Факторы (1), (2) и (3) могли оказать на слабовольного командира стопорящее действие, причём без какого-либо урона для репутации (я бы точно не сдвинулся с места). Но человек превозмог себя и стал действовать, не сразу, после двухчасового отчаяния, когда тыркался среди телег и видел только дым за лесом, не получая никакого анализа обстановки от разведки и приказов от начальников.

_____________
* Издание осуществляло МО СССР, а не Академия наук, но на высочайшем научном уровне, невообразимом сегодня.
**
Болотистым Норкиттенский лес стал в ХХ веке, когда через него грубо проложили железную дорогу по насыпи, в которой не сделали достаточного числа водотоков. Перерезанные ручьи и ключи затопили насыпь с обеих сторон по пояс (я свидетельствую), а в патриархальные времена, я думаю, в лесу было всё поспокойней.

(с) mos-art
Tags: Археология, Вархаммер, Военное дело, Интересно, История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments