grigvas (grigvas) wrote,
grigvas
grigvas

Categories:

Л - Логика, И - История - II

Увы, ущербные  николаиты не думают утихать и подкидывают, как им кажется (забывают креститься) все новые и новые свидетельства, как им мерещится, свидетельств грядущей победы РКМП в Первой Мировой. Продолжаю печальный список:

9. Боевые потери русской армии убитыми в боях (по разным оценкам от 775000 до 911000 человек) соответствовали таковым потерям Центрального блока как 1:1 (Германия потеряла на русском фронте примерно 303000 человек, Австро-Венгрия — 451000 и Турция — примерно 151000). Источнег - некий Доктор ист. наук С. В. Волков (без указания монографии).

Во-первых, обратите внимание, как легко называются цифры. Прямо-таки уже готовые, с пылу с жару. Простой анализ ситуации показывает, что  в  области этих цифр уже идет ЧЕХАРДА!  Поищем источники... находим: https://birserg-1977.livejournal.com/128502.html

Источник - Подполковник Лярше. Некоторые статистические данные войны 1914-1918 гг. // Военный зарубежник. 1934. № 12. С. 125-129.

Общее количество германских потерь
Годы    Западный фронт  Другие фронты    Итого

1914         757 000       223 000       980 000
1915         721 000     1 049 000     1 770 000
1916         983 000       467 000     1 450 000
1917         883 000       367 000     1 250 000
1918       1 497 000        53 000     1 550 000

Всего      4 841 000*    2 159 000**   7 000 000




Источники - "Ежегодник 1924-1925", "Кригсархив" (Jahrbuch 1924-1925, "Kriegsarchiv")
* - Из которых 100 000 на балканских фронтах (Сербия, Македония, Румыния) во время все войны;
** - Из которых около 20 000 на итальянском фронте в конце 1917 г.

По-моему, примечания * и ** перепутаны местами или в переводе, или в оригинале.

Германские потери на западном фронте по периодам войны. (Таблица опубликована в "Немецком ежегоднике 1924-1925 г.", убитые, умершие, раненые, пленные и пропавшие без вести)
Годы    Периоды         Военные действия    На франц.   На англ.   Итого
                                             фронте      фронте
1914  08.14-01.15   Приграничные сражения,
                    Марна, Изер              747 000    100 000    677 440
                    Стабилизация                                   170 020

1915  02-03         Шампань                   96 072     18 490    114 496
      04-06         Артуа                    190 420     43 136    233 506
      07-08         Стабилизация              66 785     11 617     78 402
      09-11         Шампань, Артуа, Лоос     154 139     31 049    186 188
      12.15-01.16   Стабилизация              28 933     10 769     39 702

1916  02-06         Верден                   278 739     55 507    334 246
      07-10         Сомма                    338 011    199 958    537 919
      11-12         Верден                    56 037     36 236     92 273

1917  01-03         Отход Альбрехта           30 183     35 198     65 381
      04-07         Эн, Монс, Аррас, Мальм.  238 310    175 771    414 071
      08-12         Фландрия                 167 381    237 136    404 517

1918  01-02         Стабилизация              12 230     11 334     24 064
      03-06         Наступление Людендорфа   253 204    435 137    688 341
      07-11         Контрнаступление Фоша    414 617    371 116    785 733

Всего                                      3 076 000  1 770 000  4 846 000*




* - По позднейшим исправлениям германских статистических данных потери западного фронта были больше приблизительно на 400 000 человек, которые и надо распределить между вышеуказанными цифрами. Общие потери будут в 5 426 000 человек, из 7 000 000, потерянных германцами за всю войну.

Теперь сравним выше приведённые данные с числами из "Санитарного отчёта", которые цитировал Нелипович.
Год     Убитые    Раненые   Пропавшие     Всего      Лярше
                            без вести  (Нелипович)

1914    19 835     99 338    30 195     149 368     223 000
1915    92 131    515 525    55 634     663 290   1 049 000
1916    40 694    298 629    44 152     383 475     467 000
1917    19 846    218 274    13 190     251 310     367 000
1918       844     32 577       147      33 568      53 000

Итого  173 350  1 164 343   143 318   1 481 011   2 159 000




Если вычесть потери на балканском и румынском фронтах (100 тыс.) и перераспределение в пользу Западного фронта (ок. 400 тыс.), то разница будет порядка 200 тыс.

Распределение австрийских потерь.
Годы    Россия      Италия   Румыния   Сербия   Албания   Франция   Итого

1914     723 000      --        --     226 000     --       --      949 895
1915   1 252 000    181 612     --      29 000     --       --    1 464 780
1916     642 719    292 875   36 015      --      6 718     --      980 312
1917     107 247    311 028   41 986      --      5 255     --      465 516
1918       6 000    692 239    1 267      --     27 614    6 000    733 556

Всего  2 724 000  1 477 754   79 254   255 000   39 587    6 000  4 596 059




Австрийские пленные или дезертиры (включены в указанные выше потери, за исключением румынского фронта в 1918 г.)
Годы     Россия     Италия   Румыния   Сербия  Албания   Итого

1914     301 761      --       --      75 690      --     377 000
1915     631 260    40 103     --       4 586      --     675 000
1916     368 869    85 520    16 063     --      1 039    471 000
1917      39 786    84 152    15 123     --      1 827    140 000
1918       3 860   488 152     3 386     --     16 750    512 000

Всего  1 345 536   697 927    34 572   80 276   19 616  2 175 000




Снова сравним эти данные с числами из статьи Нелиповича:
Год     Убитые    Раненые   Пропавшие     Всего       Лярше       в т.ч. проп. 
                            без вести  (Нелипович) (Росс.+Рум.)       б/в

1914    87 008    235 604     182 543     505 155     723 000       301 761
1915   146 330    509 790     568 340   1 224 460   1 252 000       631 260
1916    52 043    243 655     383 668     679 366     678 734       384 932
1917    20 826     72 540      54 356     147 722     149 233        54 909
1918     5 471      1 897       5 250      12 618      10 653         7 246

Всего  311 678  1 063 486   1 194 157   2 569 321   2 813 620     1 380 108




В целом данные практически идентичные за исключением 1914 года. Вероятно, в статье Нелиповича приведены данные не за весь период.

Общие потери Болгарии и Турции
Год     Болгария   Турция

1914       --      90 000
1915     40 000   300 000
1916     70 000   200 000
1917     20 000   150 000
1918     80 000   120 000

Всего   210 000   860 000




В общем, что-то у наших потцреотив цифра не бьется...

По данным западных источников, к моменту выхода из войны общие потери Русской императорской армии составили 1,7 миллиона убитыми и умершими от ран; 4,95 миллиона ранеными и 2,5 миллиона военнопленными /
4 200 000 раненых, из которых умерло 350 000 — умершие от ран отнесены Н. Головиным в число погибших (1 300 000).

Как-то 1 к 1 не получается, если не быть полным потреотом и подмешивать цифирь.

Смотрим на САМУЮ ИЗВЕСТНУЮ ПОБЕДУ - БРУСИЛОВСКИЙ ПРОРЫВ. Смотрим - и я лично офигел.

Не вызывают удивления катастрофические потери австрийцев. По ним нанесли главный удар, боеспособность их не ахти и вообще Швейк очень не хотел на Восточный фронт.
45 058 убитых и при этом 377799 пропавших без вести. И это на фоне 216 474 раненных - весьма умеренного числа. При этом, наверное, не стоит обращать внимание на сотношение убитых и раненных. Возможно, что просто и тех и тех толком посчитать никто не мог и потому многие из пропавших на самом деле как раз либо попали в плен раненными, либо были убиты и не учтены.
Немцев на ЮЗФ потрепали тоже весьма и весьма. Всего 21153 убитых (правда, величина это расчётная, по проценту раненных и количеству взятых в плен). Хотя "всего" или "целых"? Это ведь почти половина потерь убитыми от оных у австрийцев. Целых 32000 пропавших (т.е., как я понимаю, в данном случае, пленных). Впрочем, с другой стороны это в 10 раз меньше, чем у австрияков. Зато раненных у них целых 143472. Честно говоря, не знаю, как объяснить столь большое число раненных. Это же 7 раненных на 1 убитого - соотношение совсем не характерное для ПМВ и ВМВ.
Но это у немцев только в полосе ЮЗФ. А в целом у них 28858 убитых, 195540 раненных и 38095 пропавших. Но это без румынского ТВД. Там вместе немцы и болгары потеряли 8 000 убитыми, 40 000 раненными и 3000 пропавшими.
Ещё успели засвеититься и турки в составе двухдивизионного корпуса, но они хоть и понесли большие потери в масштабах корпуса (Нелипович оценил их в 10 000 общих потерь), погоду не делают.
А теперь про РИ.
Фронт ЮЗФ 202 766 убитых. Это чудовищно много на фоне потерь противника в убитых(всего учтено 66211 в полосе ЮЗФ). Правда, сколько убито на самом деле подданных Габсбурга, не понятно. Пленных для наступления тоже весьма и весьма много. 152677. Впрочем, у противника таковых 409799 в полосе ЮЗФ, так что РИ в большом выигрыше. И, наконец, раненные+контуженные. В полосе ЮЗФ 1090891. Более миллиона. Соотношение раненных+контуженных и убитых удивительно велико. Учитывая пещерный уровень военной медицины РИ, ещё более чудно. Правда, несколько смущает, что сюдаже и контуженных записали, а это даёт большой простор для зачисления сюда кого попало.
Но ещё приведены данные по ЗФ и СФ.
ЗФ: 44 284 убитых 340941 раненных и контуженных 40629 пленных
СФ: 9692 убитых 102612 раненных и контуженных 1721 пленныхНаконец, ещё был и румынский фронт.
там потеряли: 6022 убитых, 28446 раненных, 19850 пропавших.
Что мы видим? Австрияков били в хвост и в гриву. А вот как появлялись германцы...
Вне Румынского фронта и ЮЗФ германцы потеряли менее 8000 убитыми и чуть более 6000 пропавшими. 14000, пусть 15 000 человек. У нас же потери только убитыми почти 54000. Да ещё 42 000 с лишним пленных. Т.е. соотношение потерь именно с немцами (правда, под Барановичами ещё и австрийцы, судя по Нелиповичу, поучаствовали), порядка 6:1.
На румынском фронте дело, в сущности, не лучше. На наши 25,5 тыс. безвозвратных потерь приходится 11 тыс. германо-болгарских, но ведь есть ещё 17 000 погибших и 237 000 пропавших румын....
С раненными дело тоже плохо, ибо более чем на 1,5 млн (1562890, если точнее) наших раненных приходится по всему фронту 412014 раненных центральных держав (+40 000 на румынском фронте), а, как указывает Нелипович, у немцев в строй возвращался каждый второй, а у нас лишь каждый четвёртый солдат.
В общем, бить австрияков у русской армии получалось. С немцами было дело совсем плохо. Правда, на ЮЗФ немцам самим приходилось не сладко. Отчасти потому, что им приходилось принимать бой в не очень выгодных обстоятельствах, спасая румын, а отчасти потому, что именню ЮЗФ был лучше снабжён боеприпасами и артиллерией. Так или иначе, как раз Брусиловский прорыв лучше всего, на мой взгляд, подходит в качестве примера пирровой победы.
(с) https://numer140466.livejournal.com/237973.html

Учитывая обстоятельства, после 1915 года так и должны были воевать...

10.  Россия вела войну с гораздо меньшим напряжением сил, чем её противники и союзники…

Вот меня этот аргумент подкосил на месте. Комфортно, значит, вела войну?

Если Россия за все время войны произвела около 27 700 пулеметов, то Германия — в десять раз больше (280 000), Франция — 312 000, Великобритания — 239 000, Италия — 101 000, США (несмотря на вступление в войну только в 1917 г.) — 75 000 и Австро–Венгрия — 45 000.

Офуенный комфорт!


Ручные пулеметы, жизненно необходимые в окопной войне, в России не производи­лись вовсе. Несмотря на попытки освоения ручных пулеметов еще с 1900 г., и выход наставления обучения стрельбе 1908 г., даже в конце 1916 г. генералу Маниковско­му приходилось доказывать в Думе необходимость такого вида оружия. Напротив, во французской армии к 1 января 1917 г. количество ручных пулеметов превышало 90 000. Тогда как в России, по информации Федосеева, только в мае 1917 на Ков­ровском заводе доводятся опытные пулеметы, в июле изготовлена опытная партия, 12 августа начали сдачу первых четырех ружей–пулеметов с запасными стволами. И, наконец, к декабрю закончили подготовку чертежной документации и начали производство двух серийных партий — в 50 и 300 пулеметов. При этом в январе 1918 г. была заявлена потребность в 100 000 ружей–пулеметов.

За время войны появились первые крупнокалиберные пулеметы — немецкий ТУФ (Tank und Flieger) и французский Гочкис, английский Виккерс, противотанковые ружья Маузера, автоматические пушки Беккера и других марок. И здесь Российской империи нечем было похвастаться на практике…

Да наши солдаты просто отдыхали на фронте!! 

Невозможность обеспечения армии за счет собственного производства привела к необходимости закупок оружия, боеприпасов и снаряжения за рубежом. Только в США по военным и гражданским ведомствам было выдано заказов на сумму примерно в 1,3 млрд долларов.

В результате на вооружении русской армии оказалось как минимум десять образцов винтовок, не считая крепостных: 2 русские — Мосина и Бердана, 6 союзных — Ариса­ка, Винчестера, Веттерли, Лебеля, Гра и Гра–Кропачека и 2 вражеские — австрий­ская Манлихера и германская Маузера, т. е. больше, чем в любой другой армии. По выражению В. Г. Федорова, «богатейшая коллекция, весьма удобная для изучения ис­тории винтовки, но не для ведения войны… В этом отношении русские войска до некоторой степени можно было бы сравнивать лишь с наскоро организованными частя­ми Северных и Южных штатов Америки во время гражданской войны 1861—1865 годов». При этом подавляющая часть, например, французских поставок относилась к одноза­рядным винтовкам устаревших систем — Веттерли, Гра и Гра–Кропачека (450 000, 105 000 и 500 000 против 80 000 Лебеля). Можно только представить себе трудности снабжения патронами и обеспечения равных боевых возможностей для такого «зоопар­ка».

Сравним вклад иностранного производства в снабжение русской армии.

За время войны в России было произведено 3 579 000 винтовок, а закуплено за рубежом 2 434 000 (плюс трофеи — порядка 700 000). В результате 34 % всех винто­вок были «импортными», при этом потребности армии все еще не покрывались — не­комплект винтовок на протяжении всей войны составлял 35 %. При этом заказанное нередко поступало с опозданием, не в полном объеме и худшего качества. К тому же, по замечанию А. П. Залюбовского, первоначально в США отправлялись не слишком опытные специалисты–приемщики, которые не смогли завоевать авторитет на заводах.

Для пулеметов доля заграничных поставок была еще выше — 61 % (27 476 отече­ственных против 42 318), при этом на 1 января 1917 г. потребность в пулеметах была покрыта лишь на 12 %.

Нахера напрягаться? Мы все равно победим!!!

Ну и как эту секту называть? Ебанашки - самый мирный термин. Ебанатерия - общее название.

У них даже ЛОГИКА загнулась - на Западе перекос к техническим решениям (танкам и авиации) позволил снижать потери пехоты и прорывать укрепленные линии противника. В России не было ни нормальной авиации (увы, бл*ь, да! "Ильи Муромцы" уже не канают!), а насчет танков, всем николаитам надо сделать сэппуку, после узнания потрясающего факта - ни одного танка при Ники не построили. Зато при большевиках... Молчу, молчу...


11. Тут многие не верят в то, что в Первую Мировую Российская империя умудрилась исчерпать свои мобилизационные резервы. Мы ж паровой каток, ёпта! Всех раскатаем!

Всех, да не всех.

Перед началом войны стратеги Антанты возлагали немалые надежды на «паровой ка­ток» русской армии, крупнейшей уже в мирное время. Казалось бы, страна с населе­нием в 164 млн человек (к 1914 г.) могла без особого напряжения выставить и со­держать армию любой потребной численности.

Однако, по переписи 1897 г. свыше четверти населения составляли… дети моложе 10 лет, примерно та же тенденция сохранилась к началу войны. Слабая механизация сельского хозяйства, транспорта на огромных расстояниях требовали гораздо больше рабочих рук, чем в других странах. Накладывала ограничения и специфика комплек­тования армии.

Главной проблемой русского военного ведомства стало восполнение потерь в Вооруженных силах. С начала войны по 1 ноября 1915 года русскими армиями были потеряны 4 360 000 чел., в том числе 1 740 000 пленными. Из этих потерь 2 386 000 (54 %) были утрачены в ходе Великого Отступления, с 1 мая по 1 ноября 1915 года. Поэтому во второй половине 1915 года стали выискиваться средства для увеличения численности Действующей армии.

Необходимо упомянуть, что в связи с отсутствием в стране надлежащего количества технических средств в народном хозяйстве рабочие руки заменяли механизмы. Отсюда и невозможность проведения всемерно массового призыва населения в армию, так как промышленность и сельское хозяйство нуждались в рабочих руках, и вероятный призыв белобилетников был признан пока еще ненужной мерой. В связи с этим военное ведомство обратилось к тем категориям, которые вообще не подлежали перед войной призыву на воинскую службу. Сюда относились:

1) русское население Туркестанского края (кроме Семиреченской и Закаспийской областей), Камчатки, Сахалина, крайних северных уездов и округов Енисейской, Томской, Тобольской губерний и Якутской области; русские, родившиеся в Туркестане, освобождались от военной службы;

2) граждане Финляндии (Финляндия вносила за освобождение своих граждан от воинской службы ежегодный денежный налог около 12 000 000 марок);

3) инородческое население Сибири и Туркестанского края;

4) инородческое мусульманское население Кавказа;

5) инородцы Астраханской и Ставропольской губерний;

6) самоеды Мезенского и Печорского уездов Архангельской губернии.

Общая численность лиц мужского пола данных категорий к началу 1914 года — около семи миллионов человек, в том числе сто четырнадцать тысяч русских. Ясно, что большая часть этих людей даже в случае призыва не должны были бы отправляться сразу в окопы, получив оружие. Во-первых, наличного оружия не хватало и для тех солдат, что уже находились в Действующей армии. Во-вторых, военные власти опасались доверять оружие инородцам и финнам. Следовательно, финны должны были заменить часть личного состава располагавшихся в Финляндии русских гарнизонов, а инородцы отправлялись для проведения окопных работ. Иными словами, указанные людские категории (кроме русских) изначально предназначались не для военных действий, а для несения трудовой повинности в ближайшем войсковом тылу. Высвобождаемые же от этого дела русские отправлялись бы в окопы.

Для того чтобы распространить призывную систему и на данные категории, в Главном штабе была составлена докладная записка для Государственной думы с соответствующими обоснованиями необходимости призыва. Эта записка была составлена в ноябре 1915 года — то есть в тот период, когда Восточный фронт уже замирал в позиционной борьбе от Балтики до Карпат. А следовательно — в преддверии кампании 1916 года, в которой союзники по Антанте, согласно принятым на межсоюзном совещании в Шантильи (месторасположение французской Главной квартиры — аналога русской Ставки) решениям, обязывались наступать одновременно и на Западном, и на Восточном фронтах.

Прежде всего требовалось разобраться с наиболее годной для окопов категорией ранее освобожденного от призывов населения. Это относится к 114 000 русских, в свое время заселивших окраины государства. В качестве причин освобождения от службы этих категорий русского населения назывались:

«1) Необходимость поощрить заселение наших азиатских окраин русскими людьми;

2) трудность производства призыва в некоторых, весьма отдаленных местностях, малодоступных, редко населенных и с суровым климатом;

3) существующая ранее в широких размерах ссылка в Сибирь на поселение, при которой некоторые местности были почти сплошь заселены ссыльными, отбывавшими наказание, то есть элементом, совершенно нежелательным для комплектования войск».

Затем в записке Главного штаба разъяснялась позиция военного ведомства в отношении всех прочих людей. Освобождение от службы соответствующих категорий инородческого населения объяснялось:

«а) Причинами политическими, в которых признавалось несвоевременным и опасным проводить через ряды армии инородческое население, на преданность и верность которого общему Отечеству нельзя было положиться. Либо в силу недавнего присоединения этих инородцев к России (инородцы Кавказа и Туркестана), либо вследствие их стремлений к самостоятельному политическому существованию (финляндцы);

б) низким уровнем культуры большинства кочевых инородцев Сибири…

в) полным отсутствием культуры у некоторых бродячих инородцев крайнего севера Европейской и Азиатской России».

Как бы то ни было, но страна нуждалась в солдатах и тружениках тыла. Причем — тружениках возможно ближе к самому фронту, чтобы освободить войска для собственно воинской муштровки, возложив по возможности строительство сплошной системы траншей по 1200 верстам Восточного фронта на инородцев. Главным штабом были приведены следующие доводы для необходимости призыва:

— «Освобождение без действительной необходимости некоторых народностей Империи от натуральной воинской повинности находится в противоречии с основным принципом: „защита Престола и Отечества есть священная обязанность каждого русского подданного“. Не привлекая к этой обязанности ту или иную народность, мы тем самым держим ее на положении отщепенца от общей государственности и тормозим ее слияние ее с коренным населением…

— совершенно несправедливо заставлять население центра государства нести тяжесть воинской повинности за окраины; в результате за счет центра население окраин развивается и богатеет…

— слишком продолжительное освобождение какой-либо народности от воинской повинности крайне вредно еще и потому, что приучает эту народность к мысли о незыблемости такой льготы (здесь прежде всего имелись в виду финны. — Прим. авт.)…

— с расширением железнодорожной сети Российской империи увеличилась связь русского населения с инородцами окраин, вследствие чего культура инородцев поднялась до необходимого для производства призыва уровня;

— волна переселения, предпринятого в ходе столыпинской аграрной реформы, усилила на окраинах русский элемент, благодаря чему „в некоторых местностях создались условия, при которых в дальнейшем поощрении русской колонизации путем полного освобождения от воинской повинности не встречается более надобности“;

— необходимо „озаботиться развитием на окраинах запаса обученных военному делу людей“, так как за последние годы на восточных рубежах России выросла новая великая держава — Япония, а также стал пробуждаться от многовековой мирной изоляции Китай».

После перечисления всех доводов, в Записке Главного Штаба делался намек на то, что, невзирая на ряд определенных невыгод меры введения воинской повинности для перечисленных категорий населения, ранее освобожденного от военной службы, «могут быть обстоятельства, при которых общегосударственная польза, достигаемая временным освобождением какой-либо народности от воинской повинности, превышает невыгоды этой меры». Дабы не оказаться обвиненными Государственной Думой в ненужной спешке, военные рассчитывали на проведение призыва хотя бы части этих людей. Рассматривая многочисленные категории населения, ранее освобожденного от несения воинской обязанности, Главный штаб разделил их на те, которые можно привлечь к повинности, и те, которые пока должны остаться вне ее:





Согласно расчетам Главного штаба, приводимым в записке, к воинской повинности будут привлечены семьдесят восемь процентов ранее освобожденного населения: 5 767 000 мужчин против 1 652 000. А с вычетом финнов — и все девяносто семь процентов. В итоге, помимо единовременного призыва всех тех людей, что уже теперь могут быть взяты в Вооруженные силы, ежегодное количество одних только новобранцев будет составлять тридцать шесть тысяч человек

.С новой силой данный вопрос всплыл в конце 1916 года, когда военный министр ген. Д. С. Шуваев получил окончательные цифры о еще остающемся в тылу человеческом потенциале — не более полутора миллионов человек — и неожиданно для самого себя выяснил, что людские мобилизационные резервы Российской империи близки к своему исчерпанию. Исследователь пишет: «Военный министр заявил, что теперь, когда призываются под ружье представители степных, сибирских и среднеазиатских народов, Финляндия остается единственной частью Империи, не участвующей в ее защите». Тем не менее финляндскому генерал-губернатору удалось отстоять непризыв финнов в Вооруженные силы вплоть до Февральской революции (с) Бахтурина А. Ю. Окраины Российской империи: государственное управление и национальная политика в годы Первой мировой войны (1914–1917 гг.). М., 2004, с. 266–267. Цитирую по Оськину "Неизвестные трагедии".


ИМХО: Войны проигрывают не на пороге победы. Войны проигрываются уже ДО начала войны. Российская империя проиграла Первую Мировую до своего вступления. Три года войны подвели ее к краху. Германия продержалась дольше - ПОТОМУ ЧТО У НЕЕ БЫЛ ИНОЙ ПРЕДЕЛ ПРОЧНОСТИ. А нашей аграрно-промышленной стране хватило трех лет тотальной войны серьезных дядь, чтобы пасть. И подняли нашу страну другие люди. Но уж не Ники №2. Нет в истории такого события, как Николаевская индустриализация...
Tags: Вархаммер, Военное дело, История, Наука и жизнь, Первая Мировая, сон разума
Subscribe

  • Кое что не меняется...

    Соперничавшие с одрисами сапеи вели двойную игру. Правившие ими братья, сыновья Котиса I Раск и Рескупорид, каждый с 3000 всадников направились в оба…

  • Почему важна редактура.

    Настолько косноязычно что уже прекрасноПривлекательность Хоа-Бинь обуславливалась двумя причинами: Хоа-Бинь представлял собой ключевое звено в…

  • Отмнеите военные праздники, девочки-дезигнеры на них лезут!

    Вчера в России отметили 325 лет военно-морскому флоту. Дата хорошая, отметили хорошо, но не все. Есть у нас такое издание, зовется…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments