grigvas (grigvas) wrote,
grigvas
grigvas

Category:

Л - Логика, И - История ...

Недавно отгремела историческая дата - в результате которой подвал в Ипатьевском доме украсился многочисленными дырками и, благодаря которой, ушибленные на голову потомки людей той эпохи получили благодатный повод для споров - о России Которую Мы Потеряли, о роли и личности Николая II в истории вообще и о доле его вины в расстреле его самого и его семьи и слуг, и - как всегда в России - кто виноват в том, что тогда произошло...

Натолкнувшись на подобный пост, в котором Ники №2 всячески очищался от всех грехов, Россия в начале 1917 года оказывалась на пороге победы в войне, а вся революция представлялась тем самым "ударом в спину" победоносному венценосцу, я не выдержал, вступил в спор и многое узнал. Например:

1. Николай проиграл Русско-японскую из-за революции. Уже в этот момент я почуял неладное...

2. Николай II не проигрывал Первую Мировую. Брестский мир он же не подписал!

Какая-то формальная логика в этом есть. Но, так же можно сказать, что Николай I не проиграл Крымскую войну - он же умер. Однако, это не меняет того факта, что Николаевская Россия - войну проиграла. И Николаевская Россия №2 - также проиграла Первую Мировую, вне зависимости, кто там что подписывал.

3. Как можно проиграть войну, находясь в составе победоносной Антанты?

Да легко. Если ты - слабое звено в составе коалиции - ты и сломаешься. Потому что:


Как видим, 72,8 % составляли русские пленные. Нельзя забывать, что еще не менее 1 000 000 пленных находились в Австро-Венгрии. Уже лишь по одним цифрам видно, что русские пленные не могли получать от своего государства надлежащих масштабов помощи и поддержки. ...

Соответственно, обращение с русскими пленными было иным, нежели с представителями других держав Антанты. Особенно в Германии. Основная причина того, что с русскими пленными обращались хуже, нежели со всеми остальными: другие государства принимали государственные программы материальной и правовой помощи своим людям. А в России никто не заботился об этом — такова была государственная политика. Более того, все пленные заведомо находились под подозрением, а для тех, кто добровольно сдался в плен, указом от 15 апреля 1915 года семьи лишались права на получение государственного пособия («пайка»): «Жестокое обращение к русским военнопленным было во многом обусловлено полной их бесправностью и отсутствием со стороны России каких-либо действенных мер по защите своих подданных». Другое дело, что этот указ не мог быть примененным в сколько-нибудь широких размерах.

Сдачи в плен в кампании 1915 года, принявшие совершенно безобразные размеры, не могли оставаться вне внимания командования. Объективно эти сдачи явились неизбежным следствием неготовности страны к войне и нераспорядительности правительства и командования по исправлению сложившейся к июлю 1914 года ситуации. С апреля по сентябрь включительно русские армии пятились от вооруженного до зубов врага, не имея в надлежащем размере ни артиллерии, ни винтовок, ни боеприпасов. Отвратительно подготовленные пополнения, необученные и необстрелянные, бросались в топку кипевших боев и сгорали без следа. (с) М. Оськин "Неизвестные трагедии Первой мировой. Пленные. Дезертиры. Беженцы".

Еще более усугубляло кризис снабжения неспособность транспортной системы до­ставить уже произведенное или закупленное к фронту. Железные дороги, не рассчи­танные на возросшую нагрузку, быстро изнашивались, а принятые меры запаздывали. Еще до войны при необходимости быстро вывезти урожай зерна возникали «хлебные залежи». Программу развития сети железных дорог, запланированную в 1906—1908 гг., во многих случаях не успели выполнить до конца. По сведениям Кириченко и Мартыненко, в 1913 г. Россия имела 19 866 паровозов, 30 673 пассажирских, 484 250 товарных вагонов и платформ. Недоставало, по крайней мере, 2000 паровозов и 80 000 товарных вагонов. При этом на перевозку каждой пехотной дивизии требовалось 35—45 эшелонов, а для армейского корпуса — до 128.

В течение почти двух месяцев с начала мобилизации все средства железных дорог почти целиком использовались для военных перевозок. Пассажирских поездов, по данным Кригера–Войновского, обращалось со скоростью воинских эшелонов не более 1—2 пар, а перевозка всех частных грузов была не только приостановлена, но и все товарные поезда, которые объявление о мобилизации застало в пути, были разгружены на ближайших станциях. Поэтому за 1914 г. остались невывезенными до 2 млрд пудов частных грузов. Конфигурация пограничной сети и ее оснащение не отвечали задачам перевозок в пределах фронта или театра войны. Разделение железнодорожной сети на подчиненную Министерству путей сообщения и Управлению путей сообщения (органу Генерального штаба), путаница в распоряжениях уполномоченных различных ведомств также не способствовали улучшению перевозок.

Уже в начале войны узкоколейная дорога от Архангельска не справлялась с выво­зом грузов, поступавших из Америки, Англии и Франции, также мешала необходимость перегрузки на широкую колею. По воспоминаниям председателя Государственной думы Родзянко «к концу лета 1915 г. количество грузов было так велико, что ящики, лежавшие на земле, от тяжести наложенных поверх грузов буквально врастали в зем­лю». Один поезд в сутки из Владивостока в Европейскую Россию требовал наличия около 100 паровозов и 3000 вагонов. Большая часть станков, заказанных «Руссо–Балтом» за границей, либо не успела прибыть в Россию, либо лежала в Архангельске и Владивостоке по недостатку транспорта. Большая часть станков, заказанных в России, также не прибыла в срок из‑за забастовки Николаевского завода.

7 ноября 1915 г. министр торговли и промышленности В. И. Шаховский пишет воен­ному министру, что «за исчерпанием собственных запасов топлива и за недостатком такового на складах железных дорог» многим заводам Московского и особенно Петро­градского районов угрожает остановка производства. Поэтому Шаховский просил вне­сти на обсуждение Особого совещания вопросы о немедленном прекращении выдачи но­вых заказов и даже о приостановке уже исполняемых для менее важных заводов, об эвакуации части заводов из Петрограда, а также постепенной разгрузке города от излишнего населения и лазаретов. Генерал Мышлаевский также предлагал поставить вопрос о частичной эвакуации Петрограда. При этом осенью 1916 г., по словам Кри­гера–Войновского, при сообщениях о прекращении работы ряда заводов через день–два большинство крупных петроградских заводов было обеспечено углем и коксом на один–два месяца — т. е. неэффективным было распределение.

В 1916 г. паровозный парк уменьшился на 16 %, а товарных вагонов — на 14 %. Перешивка колеи и закупка товарных вагонов в США (12 268 вагонов и платформ в 1916 г.) не дали желаемого результата, хотя только на пароходе «Могилев» было доставлено 33 000 шт. рсльс, 250 вагонов и 20 локомотивов. Экономист П. П. Мигулин писал: «Американские паровозы — слишком нежная машина, требующая тщательного ухода и особо качественного топлива. Американцам пришлось бы дать своих машинистов и свой уголь». Британцы помогали в строительстве второй колеи Транссиба и переоборудовании дороги Архангельск—Вологда на широкую колею, а летом 1916 г. выделили на строительство Мурманской железной дороги железнодорожной техники и материалов (моторные тяги, котлы, колесные пары, железо, гвозди, лопаты…) на сумму 871 470 фунтов стерлингов. Пропускную способность Архангельской железной дороги к 1916 г. удалось поднять до 240—250 вагонов в день, а к концу года — удвоить, но этого было мало.

К февралю 1916 г. на внутренних линиях залежи грузов составляли 150 000 ваго­нов. К концу декабря того же года только на станциях южного и юго–восточпого направления застряло в снегу свыше 50 000 вагонов. Московско–Курская железная дорога ограничила прием несколькими десятками вагонов в сутки. К лету 1917 г. во Владивостоке скопилось примерно 42—43 млн пудов грузов. Только в Архангельске уже в 1918 г. большевики обнаружили и вывезли свыше 300 самолетов английского и французского производства, не считая моторов и другой техники. На одном мо­сковском заводе «Дуке», прекратившем еще в сентябре 1917 г. отгрузку самолетов на фронт, стояло более 370 машин, на складах в районе Ходынки — 196, зачастую под открытым небом, что было смертельно для полотняной обшивки. На фронте она могла прийти в негодность за две–три недели, плюс небоевые потери, именно поэто­му аэропланов требовалось много — ведь их убыль, по данным Шаврова, достигала 37 % в месяц. (с) Е. Белаш "Мифы Первой Мировой"



4. Как Россия могла показать ДНО своих мобилизационных резервов, если ее деревня была избыточной по рабочим рукам?

Легко. Потому что крестьян в армию призывают.
Осенью 1915 года в Вооруженные силы Российской империи прошел первый призыв ратников 2-го разряда — людей, ранее никогда не служивших в армии. Тогда же к работе на оборону была привлечена и частная промышленность, что вызвало отток рабочих рук из села в город, где заработки были стабильнее, выше, а главное — работа на оборону давала «бронь» от призыва на фронт.

Вот с этого момента начинается массовое использование военнопленных в трудовой деятельности. Летом 1915 года в азиатской части Российской империи находилось до шестисот тысяч пленных, но с конца года их постепенно стали перемещать в европейскую часть для сельскохозяйственных работ, так как использовать такую массу людей в Сибири на работах было невозможно. В русском сельском хозяйстве к концу 1915 года работало 220 000 пленных, но уже в начале 1916 года из Сибири и Туркестана по ходатайству Министерства земледелия было переброшено еще 180 000 человек. Тогдашний министр земледелия в мемуарах указывает, что к весне 1916 года в распоряжение министерства земледелия поступило свыше 350 000 военнопленных.

В целом в сельском хозяйстве России работали до половины всех работавших пленных. Так, к концу 1915 года в российском народном хозяйстве работали свыше полумиллиона пленных. В том числе 246 340 — в сельском хозяйстве, 139 315 — в промышленности, 66 880 — на строительстве коммуникаций, 33 595 — в лесном хозяйстве и на строительстве гидротехнических сооружений, 19 802 — в городском и земском хозяйстве. В 1916 году цифра работавших — более полумиллиона человек. Зарплата составляла от двадцати до восьмидесяти копеек в день. В ходе Брусиловского наступления 1916 года поступило еще 160 000 пленных. Итого к середине 1916 года — 560 000 пленных в сельском хозяйстве плюс около 240 000 беженцев. (с) М. Оськин "Неизвестные трагедии Первой мировой. Пленные. Дезертиры. Беженцы".

Вот и ответ: мужиков забрали в армию, в с/х трудятся пленные и беженцы.


5. Россия побеждала в Первой Мировой войне и только предательский удар в спину ... и т.д. И вообще, эта победа была уже всем ясной и понятной.

Да-да, конечно, с позиций послезнаяния - все так. С точки же зрения 1916 года, все выглядело малость иначе. Антанта только что провалила наступление на Сомме, Брусиловский прорыв закончился в Ковельском тупике, По данным С. Г. Нелиповича, к осени 1916 г. войска Австро-Венгрии потеряли от Припяти до румынской границы 30 245 человек убитыми,
327 388 пропавшими без вести, 153 613 ранеными и 102 341 больными. С мая по декабрь австро–венгерский Северный фронт (включая действия под Барановичами и в Румынии) потерял 1294 офицера и 43 764 солдата убитыми, 4769 офицеров и 211 705 солдат ранеными и 5981 офицера и 371 818 солдат пропав­шими без вести. Германские войска потеряли в полосе наступления Брусилова 140 000 убитыми, ранеными и пропавшими без вести. В итоге соотношение потерь русских войск к потерям противника составило 2:1. Правда, русские войска захватили 417 000 пленных, 1745 пулеметов, 448 минометов и бомбометов, 581 орудие и другое во­енное имущество. Но людские потери, особенно убитыми, были гораздо тяжелее, а из миллиона раненых в мае—октябре 1916 г. в строй вернулись только 204 000, у немцев возвращался каждый второй.

Таким образом, Луцкий-Брусиловский прорыв, задуманный и предпринятый с сугубо ограниченными целями, вначале дал крупный оперативный успех, оказавшийся черес­чур неожиданным. Возможность крупной стратегической победы была упущена. Больше того, к моменту перехода русской армии в наступление кризис на итальянском фронте был уже преодолен, и операция австро-венгров захлебнулась. А по словам генерала Фалькенгайна, «в Галиции опаснейший момент русского наступления был уже пережит, когда раздался первый выстрел на Сомме». То есть и помощь союзникам оказалась несвоевременной. Тем не менее атаки продолжались еще несколько меся­цев.

В стратегическом плане прорыв привел только к объявлению 27 августа Румынией войны Австро–Венгрии. За это Антанта обещала Румынии Трансильванию, большую часть Буковины и Банат. При этом вступлению в войну Румынии крайне противилась… Россия — именно ей пришлось растянуть фронт еще на 400 км и выде­лить 10 армейских и 3 кавалерийских корпуса на помощь Румынии.

Уже в октябре 1916 г. немцы ликвидировали все опасности, связанные с вступле­нием в войну Румынии, а в конце ноября и декабре — заняли большую часть Румынии, включая ценнейшие нефтяные промыслы, пусть и временно разрушенные. Австро–Вен­грия еще была способна продолжать войну, ее фронт удержался, а немцы быстрой по­бедой в Румынии перечеркнута пропагандистский эффект Брусиловского прорыва и приобрели поистине драгоценные источники нефти и продовольствия. (с)  Е. Белаш "Мифы Первой Мировой"

6. Германия проиграла бы в 1917 г., все были уверены в успехе летнего наступления Антанты 1917 г.            Скажите об этом Нивелю.

7. Если б не революция, наша промышленность бы раскочегарилась и мы бы показали! Если бы да кабы...

Дополнение 8. (Николаисты не успокаиваются): На 1917 г. у Антанты было 29\8 миллионов под ружьем, у Центральных держав - 14 миллионов. Результат очевиден. Типа...

Отвечаю: Очевиден, вероятно, для Нострадамуса - поскольку Антанта зашаталась раньше Центральных держав: после "бойни Нивеля" забастовки и волнения пошли у Антанты, а не у Германии. Пасхальный мятеж полыхнул в Великобритании, а не Баварии. Февральская революция вспыхнула в России, а не в Чехии. Потребовались миллионы амеркианцев, чтобы победить немцев.

Да и - на 1917 г. Франция выпустила энное количество танков и авиамоторов. А как с этим делом в России? Полных швах:

Производительность двух русских заводов авиационных моторов составляла в 1915 г. всего лишь до 30 моторов (а то и 10—15) в месяц. И только в 1916 г. произ­водство моторов было доведено до 50 штук в месяц. В первые годы войны заводам было заказано 1720 моторов, но к 1 мая 1916 г. ими было сдано военному ведомству только 472 мотора. В 1916 г. «Гном и Рон» до 1 ноября в связи с освоением нового типа двигателя выпустил только 40 моторов, «Сальмсон» выпускал в среднем 65 мо­торов в месяц, «Дека» с сентября — 10—15.

В то же время производство самолетов в Германии составило за войну, по данным Шигалина и Мартина ван Кревельда порядка 47 300—48 500 самолетов.
Англия и Франция за время войны произвели еще больше, чем Германия — 48—58 000 и 52—68 000 самолетов соответственно. Согласно «Produire en masse des moteurs d’aviation, 1914—1918», за 11 месяцев 1918 г. французы произвели 23 669 самолетов и 44 563 двигателя. Всего за август 1914 г. — ноябрь 1918 г. было выпущено 92 386 авиамоторов, из которых 28 500 экспортировалось. Англичане за 9 месяцев 1918 г. выпустили 26 685 самолетов и 29 561 мотор за 10 месяцев, хотя перед войной магнето были практически монополией «Бош».

Я, походу, один книги читаю, в отличие от этой шараги николаистов-поцтреотив.


И т.д. и т.п. аргументы применяют сторонники Ники №2... 

Так что лично для меня остается вполне ясным, почему произошли Революции в Феврале, потом - в октябре и царская семья получила то, что получила. остальные - пусть верят в то, во что верят, но надеюсь, памятник Ники №2 не все же не поставят - потому что не заслужил. Увы. Итог - закономерен:



Если же любители Ники №2 и РКМП настаивают на его невинности, ака ягненка, то...  Пусть лучше ищут точки бифуркации для своей альтернативной истории :)
Tags: Вархаммер, Военное дело, История, Наука и жизнь, Первая Мировая, сон разума
Subscribe

  • Коротко о мировой литературе:

    - Один мужик не хотел воевать, но пришлось. А потом он десять лет домой добирался. - Один мужик голодал, а потом захотел стать сверхчеловеком по…

  • Книжные войны

    Накануне новогодних праздников Роза Львовна имела серьезные, дошедшие до глубокой внутренней неприязни семейно-бытовые разногласия с зятем.…

  • Красный призрак

    Давно не видел настолько хорошего фильма про Войну. Фильма снятого дешево, с огромными трудностями ( у Экслера хорошо изложено:…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Коротко о мировой литературе:

    - Один мужик не хотел воевать, но пришлось. А потом он десять лет домой добирался. - Один мужик голодал, а потом захотел стать сверхчеловеком по…

  • Книжные войны

    Накануне новогодних праздников Роза Львовна имела серьезные, дошедшие до глубокой внутренней неприязни семейно-бытовые разногласия с зятем.…

  • Красный призрак

    Давно не видел настолько хорошего фильма про Войну. Фильма снятого дешево, с огромными трудностями ( у Экслера хорошо изложено:…