grigvas (grigvas) wrote,
grigvas
grigvas

Category:

Забытая и несдавшаяся: история недолгого боевого пути Чудской военной флотилии

Боевые действия на Северо-Западном направлении летом 1941 года для Красной армии складывались катастрофически. Несмотря на упорные бои и серьёзные потери, Приграничное сражение в Латвии и Литве было проиграно, контрудар советских 12-го и 3-го мехкорпусов под Райсеняем из-за недостатка организации и обеспечения свёлся к поспешным, несогласованным по месту и времени действиям. Его результаты оказались незначительными, а потери в личном составе и танках велики. ВВС Северо-Западного фронта за первые три дня войны лишились 921 самолёта и оказались не в состоянии поддержать советские войска с воздуха. Вермахт в ходе продолжавшегося блицкрига занял Ригу, с захватом которого открылась прямая дорога на Псков.

После нанесения поражения РККА в Прибалтике части германской группы армий «Север» продолжили блицкриг в двух направлениях – на север, к побережью Финского залива и военно-морской базе Таллинн, и на северо-запад, на Остров и Псков. Такое разделение сил Вермахта было вызвано не только стратегическими замыслами ОКВ, но и географией региона: на границе Эстонии и Псковской области находятся Псковское и Чудское озёра, огромные водные преграды площадью (вместе с соединяющим их Тёплым озером) в 3550 кв.км., делающие невозможным прямое наступление на Ленинград. Для обеспечения удачного наступления сил Вермахта вдоль побережья Финского залива необходимо было захватить Псков, обойти озёра и разгромить части Красной армии на восточном берегу озёр. 2 июля 1941 года 4-я танковая группа генерал-полковника Э. Гёпнера - три танковые и три моторизованные дивизии - наступала через Резекне в направлении Остров - Псков. В результате боёв между 8-й и 27-й армиями Северо-Западного фронта возник разрыв. Направление на Остров, Псков оказалось прикрыто наиболее слабо. 4 июля шедшая в авангарде немецкая 1-я танковая дивизия прорвала оборону Островского укрепрайона и захватила Остров, во второй половине дня 6 июля противник возобновил наступление: 1-я немецкая танковая дивизия начала быстрое продвижение на Псков, 6-я - на Порхов. В условиях неразберихи и недостаточно чёткого управления войсками имели место случаи паники, самовольного оставления позиций и беспорядочного отступления некоторых подразделений и частей Красной армии. Этому способствовали отход 12-го мехкорпуса, а также тыловых и строительных частей 8-й и 27-й армий, эвакуация населения. Отходящие части проходили через боевые порядки 41-го стрелкового корпуса и деморализующе воздействовали на его личный состав. Положение усугублялось господством Люфтваффе в воздухе. Дороги были забиты отступающими, подвоз боеприпасов, горючего и продовольствия продолжавшим героическими усилиями отбивать атаки противника частям был почти невозможен.
Утром 8 июля противнику удалось оттеснить наши ослабленные подразделения на южную окраину Пскова. Командир 118-й стрелковой дивизии генерал-майор Н. М. Гловацкий обратился с просьбой к командиру 41-го корпуса разрешить отход дивизии за реку Великую. Сам по себе отход при хорошей организации ещё не означал катастрофы, однако преждевременный взрыв псковского моста через реку Великую привёл к беспорядочному отступлению на подручных средствах частей 118-й, 111-й стрелковых дивизий и 25-го укрепрайона, оставшихся на западном берегу реки, а также к большим потерям в людях и боевой технике и явился главной причиной оставления Пскова и последующего отхода войск 41-го стрелкового корпуса по расходящимся направлениям на Гдов (118-я сд) и Лугу (111-я, 235-я и 90-я сд).
8 июля немецкие войска заняли Псков.

В этой тяжелейшей ситуации штабом Морской обороны Ленинграда и Озёрного района (МОЛиОР) – созданном 5 июля в соответствии с приказом наркома ВМФ адмирала Кузнецова Н.Г. на базе Управления военно-морскими учебными заведениями и частей флота, дислоцирующихся в Ленинграде органе управления флотом в обороне – было принято решение о создании Онежской, Чудской и Ильменской военных флотилий. В Ленинградской, Псковской и Новгородской областях, изобилующих многочисленными озёрами и реками, наличие боевых кораблей могло бы стать серьёзным подспорьем в рушащейся обороне на Северо-Западном фронте. И если создание Онежской и Ильменской военной флотилий было на момент отдания приказа ещё актуально, так как немцы (а у Онеги – финны) находились ещё на значительном расстоянии от этих водоёмов, то создание Чудской озёрной флотилии было уже несвоевременной, явно запоздавшей мерой. Флотилия никак не смогла бы стратегически повлиять на ход стремительного наступления немцев вдоль Псковского и Чудского озёр, особенно после падения Пскова и Порхова. Фактически входившие в состав Чудской военной флотилии силы неспособны были даже тактически создать рвущимся на север вдоль берега частям группы армий «Север» какие-либо препятствия.


Чудская флотилия создавалась в лихорадочной спешке на основе приказа первого командующего МОЛиОР контр-адмирала К.И. Самойлова (10 июля его сменит контр-адмирал Ф.И. Челпанов). Флотилия формировалась на базе дивизиона учебных кораблей Высшего военно-морского инженерного училища им. Ф.Э. Дзержинского, бывших судов эстонской пограничной охраны. Командовал флотилией капитан 1-го ранга Николай Юрьевич Авраамов - личность настолько деятельная и незаурядная, что заслуживает отдельной статьи... или качественного фильма о своей верной службе Родине!


Николай Юрьевич Авраамов, морской офицер, участник Первой мировой, Гражданской и Великой Отечественной войн, член Центробалта, командующий Чудской военной флотилией, командир Осиновецкой военно-морской базы, заместитель командующего Ладожской военной флотилии, военный педагог, начальник школы юнг Северного флота, начальник Ленинградского военно-морского подготовительного училища, капитан 1 ранга, основатель морской династии

Перед флотилией ставилась задача по поддержке частей Красной армии на берегах Чудского и Псковского озёр артиллерийским огнём, переправа красноармейцев с берега на берег, противовоздушная оборона, высадка тактических десантов, реквизиция и перевод с западного берега на восточный всех имеющихся плавсредств. Базироваться флотилия должна была на древний русский город Гдов – один из последних незанятых врагом крупных городов на Чудском озере. Однако Гдов находится не на берегу озера – он отстоит от него на 2 км на реке Гдовке. Такое расположение главной базы также доставило много неудобств из-за небольшой глубины Гдовки.


Гдов, развалины кремля


Мост через Гдовку в Гдове. По ширине реки можно судить о трудностях прохождения по ней кораблей

Чудская военная флотилия изначально собиралась в Тарту, однако уже 8 июля перешла в Гдов. Как военная сила на третий день после своего сформирования она ничего из себя не представляла, поскольку не имела ни вооружения, ни адекватного личного состава – только корабли… Признаться, громким словом «корабль» назвать пришедшие 8 июля в Гдов древние посудины язык не поворачивался.
Ядром флотилии стали три учебных корабля – «Нарова», бывший колесный служебный пароход МПС, построенный в 1897 году, «Исса», бывший товаро-пассажирский пароход 1914 года постройки, и «Эмбах» - бывший буксирно-пассажирский пароход, построен в 1908 году. Эти три судна были немедленно переклассифицированы в канонерские лодки. Кроме того, в состав флотилии включили колёсный пароход «Плюсса» 1982 года постройки. «Плюсса» была одним из самых крупных кораблей, однако её паровая машина находилась в столь ужасном состоянии, что пароход немедленно превратили в несамоходную плавбазу. Небольшой пароходик «Уку» на полноценную канонерку никак не тянул, поэтому он стал посыльным судном флотилии. Также в Гдов были передислоцированы 7 озёрных и речных пароходов и буксиров, госпитальное судно «Нептун», 13 катеров (в том числе и бывших пограничных – до 1940 года по центру Чудского озера проходила граница с Эстонией) и несколько барж, одна из которых была загружена топливом - ценнейшим бензином для катеров. Ситуация с топливом у Чудской военной флотилии вообще была критическая – угля в Гдове не было, поэтому моряки, закрыв глаза на инструкции и паспортные данные машин своих кораблей, закидывали в топки обычные дрова


"Исса"


"Нарова"


"Эмбах"


"Плюсса" (в прошлом - "София")


"Уку"

Как внимательный читатель может заметить, выше ни слова не сказано о том, какое же вооружение стояло на кораблях и судах Чудской флотилии. Дело в том, что его… просто не было! Корабли прибыли в Гдов лишь с небольшим грузом старого стрелкового оружия и боеприпасов времён Первой Мировой войны из арсенала Тарту. Ни пушек, ни пулемётов, ни снарядов на них не было! Для вооружения своей флотилии и укомплектования её личным составом каперанг Авраамов несколько дней носился по Ленинграду и Кронштадту, выбивая матросов, солдат, оружие, боеприпасы и автомобили для доставки имущества в Гдов. В итоге ему удалось получить две 76-мм пушки системы Лендера с крейсера «Аврора», девять 45-мм флотских универсальных пушек 21-К, небольшое количество боеприпасов, морских мин, обмундирования и провианта. Вместе с каперангом Николаем Авраамовым и представителем штаба МОЛиОР батальонным комиссаром А.Т. Караваевым 9 июля на рассвете от станции Лигово на Гдов отправились 427 человек личного состава (из которых только 35 были моряками), которым предстояло стать командами кораблей. Автоколонна из 18 гражданских автомашин дважды подвергалась атакам немецкой авиации. Во время налётов троих убило и восьмерых ранило. Погибших похоронили вблизи шоссейной дороги, в густом сосновом лесу. Три грузовые машины были разбиты, две сильно повреждены и до Гдова их тянули на буксире. 250 километров от Лигово до Гдова колонна Авраамова преодолела за 28 часов, прибыв в базу флотилии 11 июля.
В эти дни южнее Гдова ситуация была уже критическая. Изрядно потрёпанные в боях части 118- й стрелковой дивизии отходили от Пскова к Гдову по прибрежному шоссе. В штабе Чудской флотилии положения на фронте никто толком не знал, прояснить ситуацию сразу по прибытию Николай Авраамов не смог. Флотилия находилась в подчинении у штабу МОЛиОРа, но оперативные задания получала и от штаба северо- западного направления, и от штаба фронта, и от штабов армии. Чаще всего - от командования той группы сухопутных войск, которая действовала в приозёрном районе.


Николай Авраамов немедленно приступил к распределению команд и установке орудий на корабли. На «Нарову» установили три «сорокапятки» 21-К, один пулемёт винтовочного калибра (ДП? «Максим»?) и погрузили 80 мин. «Эмбаху» и «Плюссе» досталось по две пушки 21-К и по одному пулемёту, плюс на «Эмбах» втиснули 60 мин. Флагманом Чудской флотилии стала канонерка «Исса»: на неё поставили обе пушки с «Авроры», последнюю «сорокапятку» и один пулемёт. Посыльное судно «Уку» получило последнюю «сорокапятку», один пулемёт и аж 80 мин. Каким образом они уместились на стареньком пароходике, неизвестно.
После формирования команд, установки орудий, получения медикаментов, дров, пайка и махорки начались учения, продолжавшиеся до 17 июля. Батальонный комиссар Караваев потом вспоминал: «За неделю базирования в Гдове курсанты и красноармейцы, назначенные комендорами, сумели научиться стрелять из орудий по береговым и воздушным целям. Тренировки частенько прерывались воздушными налётами, и тогда начинались боевые стрельбы. Огонь по берегу отрабатывали на реальных целях».
17 и 18 июля канонерки и пароходы эвакуировали из Гдова и его окрестностей части разбитой 118-й стрелковой дивизии. Заслоны красноармейцев на дороге к городу были смяты, бойцы отошли к болотистому берегу, откуда на катерах, шлюпках, а то и вплавь добирались до кораблей. Город Гдов служил базой Чудской военной флотилии всего 10 дней и был взят немцами.


Немецкие артиллеристы проезжают мимо разбитой советской 76,2-мм пушки 3-К в окрестностях Гдова на трофейном британском автомобиле Bedford MWD, буксирующем пушку PaK-35-36

19 июля корабли Чудской военной флотилии перебазировались к посёлку Муствеэ на северо-западном, эстонском берегу Чудского озера – то есть фактически уже в тыл немецких войск. Из-за мелководья корабли не смогли подойти к берегу и бросили якорь на «рейде», к причалам Муствеэ подошли только катера и баржи, с которых сгрузили часть имущества, остатки 118-й стрелковой дивизии и раненых. После короткого совета штаба флотилии было принято решение продолжать сражаться с врагом. В тот же день «Эмбах» и «Исса» по приказанию штаба 11- го стрелкового корпуса вели разведку у деревни Васкнарвы, только что занятой врагом. 20 июля «Нарова», «Эмбах» и «Исса» обстреливали прибрежное шоссе южнее Гдова, у деревни Спицино, где «наблюдалось оживлённое движение автотранспорта противника». В связи с тем, что железную дорогу Псков - Гдов немцам восстановить не удалось, они вынуждены были подвозить снаряжение и боеприпасы по шоссе, которое на протяжении полутора километров шло вдоль самого берега Чудского озера. Командиры кораблей под руководством капитана 1- го ранга Аврамова рассчитали тактическое маневрирование точно. Когда по шоссе двигалась большая колонна автомашин с солдатами, а за ней потянулись тыловые обозы, канлодки открыли огонь из шести орудий. Естественно, немцы не ожидали нападения, тем более артиллерийского. Урон автоколонне был нанесён ощутимый, но точно оценить результаты огня было невозможно. Другие катера и суда Чудской флотилии во главе со старшиной Ч.А. Гарбузом в эти дни вели разведку, вывозили группы красноармейцев, оказавшихся после разгрома их частей в тылу врага, доставляли партизанам оружие. Каждая операция моряков выполнялась с воодушевлением – комиссар Караваев писал, что «ценилась каждая возможность задержать наступление противника хотя бы до того момента, пока к Луге и Кингисеппу будут выдвинуты наши войска, а на ближних подступах к Ленинграду не возведут оборонительные рубежи».

Чудская военная флотилия с 20-х чисел июля 1941 года осталась одна в тылу врага. Однако это не поколебало решимости личного состава. Практически каждый день они выходили на своих старых кораблях на позиции и обстреливали дороги, пристани, пляжи. Эти налёты не остались без внимания врага. Участившиеся сообщения о странных, уродливых кораблях, мешающих своей стрельбой движению транспорта и купанию солдат заставили командование немецких войск отреагировать. Поскольку Вермахт не собирался создавать на Чудском озере свою флотилию, разделаться с русскими поручили авиации.
Утром 22 июля над рейдом гавани Муствээ пролетел самолёт-разведчик, затем появились самолеты противника. В тот день три группы бомбардировщиков атаковали флотилию. После полудня шесть самолётов Bf-110 сбросили бомбы на корабли и с бреющего полёта обстреляли флотилию из крупнокалиберных пулемётов. Моряки Чудской флотилии открыли ответный огонь. Ссигнальщики били по самолётам из винтовок. Раненые не оставляли своих постов. «Нарова» и «Исса» получили много пробоин и остались без комендоров, на «Иссе после двух суток бомбёжки из сорока восьми человек экипажа в строю осталось всего семь. «Эмбах» потерял всех офицеров. Почти на всех канлодках вышли из строя рулевое управление, радиосвязь, силовые установки. Зенитный огонь кораблей был слабым, боезапасы подходили к концу.
После налётов капитан 1-го ранга Николай Авраамов приказал оставшимся кораблям рассредоточиться в устьях речек, камышах и заводях. Корабли и суда замаскировали ветками и рыболовными сетями, что не очень спасало от авиации. 23 июля было потоплено посыльное судно «Уку» и канонерка «Нарова». Потери этих боевых единиц заставили штаб флотилии принять решение о её расформировании. В конце июля в Муствеэ были затоплены старые озёрные пароходы, баржи и почти все катера. Конлодки «Исса», «Эмбах», изуродованная налётами плавбаза «Плюсса» на буксире, баржа с бензином и несколько катеров ушли на 20 км к северо-западу от посёлка Муствеэ к устью реки Раннапнгерья. Здесь 1 августа их вновь нашли немецкие самолёты. Многострадальная старая «Плюсса» получила большое количество пробоин и села на грунт. В тот же день оставшиеся на плаву корабли были затоплены экипажами. С них сняли пушки и передали отступавшим частям советской 8-й армии. Оставленная экипажем «Исса» течением реки была вынесена в озеро и 6 августа была обнаружена немцами на мели.
Однако командование МОЛиОРа внезапно решило, что плавединицы Чудской военной флотилии затоплены преждевременно! Морякам, собиравшимся уходить к Нарве, пришлось экстренно своими силами поднимать «Эмбах» и несколько катеров. На них вновь поставили оставшиеся пушки. Ночью 12 августа этот отряд «летучих голландцев» пересёк озеро и высадил южнее Гдова 60 разведчиков. Они должны были установить связь с окружёнными частями и найти немецкие аэродромы на берегу. При отходе кораблей от берега на них напоролись немецкие дозорные катера. В суматошном ночном бою обе стороны, по донесениям, взаимно утопили друг друга. На следующее утро корабли были вновь затоплены экипажами у Алайые. Корабельное имущество, в том числе и 76-мм пушки с «Авроры» закопали в прибрежных дюнах. Оставшиеся моряки через неделю скитаний по тылам врага пробились в Ленинград. Их оставалось 189 человек…


Корабли Чудской военной флотилии 13 августа 1941 года

Однако история кораблей Чудской флотилии на этом не закончилась. В сентябре 1941 года немцы подняли канонерки «Исса» и «Нарва», а также упорно не желающую умирать плавбазу «Плюсса». Они были отремонтированы и введены в состав 4-1 немецкой флотилии под именами «Vanemuine», «Heimatland» и «Ilmatar» соответственно. В октябре немцы нашли «Эмбах» и тоже ввели его в строй под именем «Baltenland». В 1944 году этим изрядно побитым жизнью кораблям вновь пришлось почувствовать на себе войну. Блокада Ленинграда была прорвана и советские войска стремились как можно дальше отбросить врага от обессиленного, но несдавшегося города. 12 февраля 1944 года подразделения 90- й стрелковой дивизии полковника Н.Г. Ляшенко из 42- й армии форсировали пролив Тёплого озера по льду и заняли остров Пейрисаар, находящийся у эстонского берега. 14 февраля 90- ю дивизию на острове сменила 128- я стрелковая дивизия. Одновременно её части вышли и на западный берег озера. Подразделения 2- го полка 11- й восточно- прусской пехотной дивизии совместно с эстонскими охранными батальонами вытеснили наши войска с западного побережья. К 24 февраля немцы не только ликвидировали плацдарм на западном берегу, но и восстановили контроль над островом. Так, первая попытка ворваться в Эстонию через Чудское озеро завершилась неудачей. Не последнюю роль в этом сыграли люфтваффе. По отчётам об обстановке в воздухе группы армии «Север», 14 февраля 1944 года штурмовики 1- го Воздушного флота выполнили 104 вылета для ударов по советским войскам в районе Тёплого озера и острова Пейрисаар, 15- го штурмовиками было выполнено 106 вылетов для удара по войскам в районе Тёплого озера и 37 - по автоколоннам, двигавшимся в направлении Гдова. Погибших во время авианалёта красноармейцев похоронили около дороги у деревни Верхоляне.
Хотя первый натиск Красной армии был отбит, в немецких штабах всех уровней не заблуждались относительно дальнейших перспектив развития событий на советско-германском фронте. Ещё в 1943 году верховное командование Вермахта пришло к мысли о необходимости заблаговременно готовить тыловую оборонительную позицию на северо- западном направлении. На суше эту роль играли укрепления оборонительной линии «Пантера», а на озёрах сухопутную оборону должна была поддерживать Чудская военная флотилия. Причём решение о создании такой флотилии было принято уже к осени 43- го года. Такая заблаговременная подготовка позволила перебросить боевые корабли и катера сразу после таяния льда на озере. Немецкая флотилия представляла собой грозную силу - 24 канонерки и 8 катеров. В немецких документах озёрная флотилия часто именовалась «Чудской», но официально суда входили в состав 4- й флотилии. Кроме того, эти озёрные «корабли» в немецкой 4- й флотилии ещё дополнялись значительным числом различных боевых катеров. Советское командование приступило к созданию своей озёрной флотилии позже, чем противник.
Начальник Главного морского штаба впервые запросил у командования Балтийским флотом его соображения о возможности переброски сил флота на Чудское озеро и о наличии там плавсредств противника 18 февраля 1944 года. На первый вопрос из Ленинграда ответили положительно, рекомендовав перебросить с озера Ильмень, ставшего к тому времени глубоким тылом, 25- ю бригаду речных кораблей (командир - капитан 2- го ранга А.Ф. Аржавкин). О наличии сил противника на Чудском и Псковском озёрах командованию Краснознамённого Балтийского флота ничего не было известно. Окончательное решение о создании группировки на озёрах было принято наркомом ВМФ лишь 18 марта. Только 10 марта приняли решение: перевозка по железной дороге непосредственно от места базирования невозможна. Катера пришлось отправлять окружным путём: Ильмень — Ладога - Ленинград, далее по железной дороге до Гдова. Переброска сил 25- й бригады началась 3 мая, но только 19 мая первые катера были выгружены на берегу Чудского озера. Разведкой 3- го Прибалтийского фронта в Тарту обнаружено до 100 катеров противника, в том числе бронированных и вооружённых пушками. Шифровкой предписывалось уничтожить плавучие средства противника силами катеров 25- й бригады и фронтовой авиации. И с 24 мая систематическую воздушную разведку над озёрами стали вести «ЯКи» 15- го отдельного разведывательного полка ВВС Краснознамённого Балтийского Флота (КБФ).
Со своей стороны немцы вовсе не собирались безучастно смотреть на развёртывание на озёрах советской флотилии. При первом же выходе в дозор (28 мая) наши бронекатера стали целью неприятельских штурмовиков. Четыре самолёта атаковали два дозорных катера. В связи с активным действием вражеской авиации командованием 14- й Воздушной армии были переброшены на площадку у деревни Желча шесть истребителей ЯК- 1 для прикрытия с воздуха своих озёрных плавсредств. Кроме того, для усиления ПВО мест базирования катеров 25- й бригады 42-я армия выделила одну 45- и одну 37- миллиметровые зенитные батареи. С середины июня на Чудском озере постепенно развернулась самая настоящая морская война. Неоднократно наши бронекатера вступали в бой с подводными силами противника. Советское командование готовило высадить десант на слабо защищённом участке западного побережья.
Предполагалось высадить десант первоначально в северной части озера, чтобы облегчить продвижение 8- й армии на нарвском направлении. Потом район высадки неоднократно менялся, но решили остановиться на Тёплом озере. Мощная флотилия противника представляла серьёзную опасность для предстоящего десанта. Чтобы полностью исключить угрозу со стороны кораблей противника, командование Краснознамённого Балтийского Флота выделило для уничтожения немецкой 4- й флотилии канлодок из состава ВВС флота 9- ю Ропшинскую штурмовую авиационную дивизию. Она под командованием полковника М.А. Курочкина включала 4 полка: 7-й гвардейский штурмовой полк, 35- й штурмовой полк, 12- й истребительный полк и 13- й Краснознамённый истребительский полк.
Появление на озёрах мощного (154 штурмовика и истребителя) авиационного соединения, нацеленного исключительно на решение «морских» задач, сразу резко изменило обстановку в нашу пользу. Уже первые боевые вылеты 9- й дивизии над Чудским озером привели к ощутимым успехам. 19 июля штурмовики ИЛ-2 под прикрытием истребителей ЯК- 7 и ЯК- 9 трижды наносили удары по пункту базирования вражеских кораблей в Муствээ. В ударах принимали участие 44 ИЛа и 38 истребителей. Постепенно ИЛы дивизии отработали по всем пригодным для базирования кораблей пунктам эстонского побережья Чудского озера. Документы немецкого командования от 27 июля в очередной раз сообщают об эффективном ударе советских лётчиков.
Таким образом, за два удара с воздуха была выведена из строя половина ударных сил флотилии противника. Но командование КБФ сочло результаты боевых работ штурмовиков недостаточными, а угрозу со стороны немецкой 4- й флотилии неустранённой. Поэтому 5 августа 9- я ШАД вновь перешла к нанесению массированных ударов. Так, по судам на реке Амайыи в тот день действовали 40 штурмовиков под прикрытием 30 истребителей. На следующий день налёт по тем же целям производился силами уже 68 ударных самолётов. Директивой командующего 3- м Прибалтийским фронтом от 12 августа создаётся десантная группа, которую возглавил заместитель командующего фронтом генерал- лейтенант А.А. Гречкин.
В состав группы вошли две стрелковые дивизии (191- я и 128- я), части усиления и понтонные части. Из состава 25- й бригады речных кораблей, насчитывавшей на 13 августа 12 бронекатеров, 21 тендер и ряд других плавсредств, были сформированы 3 десантных отряда и отряд кораблей артиллерийской поддержки. Немцы пытались помешать высадке десанта, однако их огневые точки немедленно подавила наша артиллерия с восточного берега и с кораблей. Десантная операция началась в ночь на 16 августа. Высадившиеся части тотчас стали расширять захваченный плацдарм. К 18 августа через Тёплое озеро были переправлены части 128- й стрелковой дивизии. Но немецкие самолёты группами по 18- 25 машин наносили удары по десантно-высадочным средствам 25- й бригады. До конца суток Люфтваффе совершило ещё три массированных налёта по нашим плавучим средствам.
Попавший под удар на переправе 546- й стрелковый полк 191- й дивизии понёс серьёзные потери. В результате налёта были потоплены суда, на которых находился 3- й батальон полка, санитарная рота, артиллерийская батарея, боеприпасы и продовольствие. Погибло много солдат и офицеров. В то же время немцам не удалось остановить продвижение наших частей на берегу, и вечером 17 августа войска десантной группы встретились с бойцами правофланговой 86- й стрелковой дивизии 67- й армии, двигавшимися в северном направлении. В советской военно-исторической литературе считается, что в целом десантная операция увенчалась успехом, ускорив продвижение войск 67- й армии на Тарту. Однако при этом «за скобки» выносится тот факт, что её проведение сопровождалось рядом неприятных для нашей стороны моментов, существенно осложнивших форсирование узкости и дальнейшие действия десанта. Из-за налётов люфтваффе потери в переправочных средствах были столь велики, что темп высадки резко упал. Результат более чем плачевный, особенно учитывая, что с воздуха десант должна была прикрывать 330- я истребительная дивизия 14-й воздушной армии, а также истребители ВВС КБФ. Всего для действий над Тёплым озером были привлечены четыре истребительских полка флотской авиации.
Заключительным аккордом операции стало 30 августа. В этот день 9- я штурмовая авиационная дивизия в полном составе нанесла удар по пунктам базирования 4- й немецкой флотилии в северной части Чудского озера. Всего в налётах приняли участие 41 «Ильюшин», а также 38 ЯК-1 и ЯК-9. Всего же с 19 июля по 30 августа штурмовики 9 штурмовой авиационной дивизии совершили 795 самолётовылетов. Истребители дивизии за это время поднимались в воздухе 927 раз. По докладам экипажей было уничтожено 42 и повреждено 67 кораблей и судов противника. Наши потери составили три машины от огня зенитной артиллерии и 5 - сбитыми в воздушных боях.
20 сентября 1944 года «Чудское побоище» завершилось - оставшиеся к этому моменту в строю корабли 4-й флотилии были уничтожены нашими экипажами, в том числе и «Vanemuine», «Heimatland», «Ilmatar» и «Baltenland». После войны этих трижды утопленников вновь подняли. Три бывшие канонерки тут же отправили на слом, а упрямо не желавшую умирать «Ilmatar» вновь переименовали в «Плюссу», передали Чудскому пароходству и превратили в несамоходную баржу. Она прослужила на озере до 1950 года, когда тоже была сдана на слом.

Бортовая проекция кораблей флотилии:


"Исса"


"Нарова"


"Эмбах"

(с) radio_rhodesia

Tags: Военное дело, Интересно, История, флот
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment