grigvas (grigvas) wrote,
grigvas
grigvas

4 ноября. К названию праздника.

Оригинал взят у numer140466 в 4 ноября. К названию праздника.

Взято отсюда.

Замена Дня примирения (еще не забыли, что 7 ноября некоторое время числилось таковым?) на День народного единства по своему логична. Хотя бы потому, что 4 ноября 1612 года персонифицируется с людьми, нынешнему российскому истэблишменту социально куда более близкими. Силовик Пожарский и крупный нижегородский дистрибьютер мяса Минин – это вам не Ленин на броневике. И потом, выдавать 7 ноября за день примирения – с учетом даже школьных знаний о событиях XX века – это все равно что переименовать 23 февраля в День пацифиста, или 2 августа в День голубых (без упоминания беретов) – и ожидать по этому поводу взрыва энтузиазма масс.

Претензия к 4 ноября у меня собственно одна – название. Чем больше читаешь про события 1612-го, тем меньше наблюдаешь там собтсвенно народного единства. Полное ощущение дежа вю – железная воля меньшинства, вот что тогда двинуло историю – как и в 1917-м. И двинуло теми же методами. В этой связи очень хотелось бы посмотреть на депутатов думы, голосовавших за День народного единства, окажись они в непосредственной близости от героев нижегородского ополчения). Ведь призыв Минина ради освобождения Москвы «заложить жен и детей своих» - не демагогический лозунг. Он трансформировался во вполне конкретный «мирской приговор»: «А для жалования ратным людям имать деньги, а если денег не достанет, имать не только животы, но и жен и детей имая от них, закладывать, чтобы ратным людям скудости не было».

И  имали, кое-кто и отправился в холопы. И разосланы были грамоты: торговых людей, едущих с товарами из городов, не заплативших в казну ополчения, хватать, а товары конфисковывать. Экспроприация вполне себе в духе военного коммунизма – всем же не объяснишь на митингах, что русский царь лучше польского. С другой стороны, скажи кто-нибудь тогда экспроприированным купцам про народное единство - ответ вряд ли можно было бы напечатать на бумаге.

Но что делать - Минин имел перед глазами пример провала первого ополчения, собранного в 1611 году Прокопием Ляпуновым – в том числе из-за отсутствия материальной базы. Минин же платил даже рядовым дворянам по 30 рублей, при том, что во времена Годунова ставка была -- 6. Бабло не то чтобы само по себе побеждает зло, но и без него никак. Не случайно ополчение Пожарского шло в Москву «перекатами», подолгу застаиваясь в городах. Приходит очередной денежный транш – идут вперед. Кончаются деньги – марш прекрашается. Когда троицкий келарь Авраамий Палицын в период «безденежья» приехал к стоящему в Ярославле ополчению, то увидел не воодушевленную армию, а как он сам пишет «мятежников, ласкателей и трапезолюбцев». Палицыну я лично верю, потому что Палицин сам из той «железной когорты», что сумела собрать Россию в кулак.

«В рати кн. Пожарского числилось больше сорока начальных людей все с родовитыми служилыми именами, -- писал Ключевский. -- Но только два человека сделали крупные дела – монах Палицын и мясной торговец Минин. Первый в решительную минуту уговорил казаков поддержать дворян, а второй выпросил у кн. Пожарского 4 роты и с ними сделал удачное нападение на отряд Ходкевича, уже подбиравшегося к Кремлю со съестными припасами для голодавших там сородичей».

По большому счету название День спасителей Отечества подошел бы 4 ноября куда лучше. Хотя, возможно, идеологически это будет неверным. Тут «в случае чего» как бы не возникла в результате подспудная мысль: «Есть спаситель с баблом – пойду воевать, нет – остаюсь на печи»…


Оборона Троице-Сергиевского монастыря

Премного благодарен ув.
gaivor
Tags: Военное дело, Дата, Интересно, История, Политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments