grigvas (grigvas) wrote,
grigvas
grigvas

Category:

Реконструкторы из будущего.

Оригинал взят у liorelin в Реконструкторы из будущего.
Я так и не нашла у себя в ЖЖ (и в интернете) сей дивный текст, зато на удивление быстро нарыла его на задворках собственного винчестера. Вместе со ссылкой на место, где он был размещён почти десять лет назад. Мерлин, сколько времени прошло! Чтобы опять не потерялся - пусть тут лежит.

Эпиграф.
Реконструктор XXI-го века едет на фестиваль: он делает рубеж XX-го и XXI-го столетий. На нем спортивные треники с генеральскими лампасами, белый медицинский халат, поверх него кружевной лифчик, сверху чёрная байкерская косуха, на которую пришиты погоны и значки с генеральского кителя из того же погребения, но больше ничего не сохранилось, на ногах белые погребальные тапочки, на голове красная пионерская пилотка. К ушам на ниточках подвешены золотые зубные коронки того же генерала, но кости полностью истлели, и никто уже не знает, как носили эти штуки, находимые в районе головы. Век и регион вещей совпадают, а контекст употребления утрачен...
(с) https://vk.com/topic-39368503_27020844

МИЛЛЕНИУМ, или Dead-history
(реконструкторская антиутопия)
Автор: lassiriel

– Как же они все время в этом ходили? – Стефани не лишенным кокетства движением откинула прозрачную занавесь фаты и повернулась, демонстрируя всем белоснежное кружевное великолепие платья. Подол пышной юбки разлетелся, приоткрывая на миг матерчатые белые тапочки на резиновой подошве. Её подруга в мешковатом жакете и юбке из кримплена украдкой подтянула сползающий хлопчатобумажный чулок, туже затянула под подбородком узел полотняного платочка в отпечатанных розовой краской «турецких огурцах» и развела руками:
– Кто ж их знает? А у тебя, Стеф, юбка неправильная – из десяти клиньев, а надо из восьми или из шести. И рюшечки не на том месте! И узор на фате... ты извини меня, конечно, – как на бюстгальтере из лос-анджелесского захоронения номер девять тысяч пятьсот восемьдесят два бис. Опять на нас на фесте пальцами показывать будут...
– Не ссорьтесь, девчонки, – подал голос бородач в негнущемся черном костюме и лаковых ботинках на картонной подошве. – Лучше скажите, кому нужен шифон из полиэстера? Не настоящий, конечно, но полная реконструкция начала двадцать первого века, и что самое главное – сделано по аутентичным технологиям. Есть возможность достать метров пятьдесят...
Раздались восхищенные возгласы.
– Ух ты!
– Вот это да!
– А ширина какая?
– А сколько стоит?
Когда бородач назвал цену, возгласы стали громче и эмоциональнее, но интонация и содержание их резко изменились.
– Нет, я не понимаю! – и без того обиженная Стефани надула губки. – Некоторые, конечно, могут здесь позволить себе кримплен, например, – она метнула завистливый взгляд на более продвинутую приятельницу в старушечьем платочке. – Но мне-то откуда столько денег взять? Я и так за одни тапочки две стипендии выложила! Между прочим, тоже полная реконструкция, по китайской технологии... вон, даже подошва уже почти протерлась... только пару раз надела на «лив хистори» вечеринки...
– Закажи реконструкцию московских сандалий, из кожзама. Хотя нет, это на три твоих стипендии потянет. Ну, на худой конец, из натуральной кожи, – подруга пожала плечами, выставив на всеобщее обозрение свою жутковатого вида обувку в мелких дырочках, и гордо поправила бумажный венчик поверх платка.
– И вообще! – не сдавалась Стефани. – Ну откуда ты знаешь, Марина, что юбок из десяти клиньев не было? И это, нижнее белье... Ну почему, почему из такого же гипюра девушка не могла сшить себе фату? Там что, цветочки какие-то особенные, видно, что от лифчика?
– Не найдено! – отрезала Марина и повернулась к бородачу с картонными подошвами. – А у тебя, Крис? Ну что это за карманы? Что за фасон пиджака? Это, по-твоему, начало двадцать первого века?
– Я сам видел в кино... у меня есть подборка лучших фильмов того времени, – попытался защититься Крис, но Марину неожиданно поддержал другой молодой человек, тоже в строгом костюме, но в таких же белых китайских тапочках, как у Стефани.
– Кино! – хмыкнул он. – Если судить по кино и фотографиям, то они, может, и в шортах ходили, и бабы в открытых топиках... А вот археологические находки этого не подтверждают. Ну нет в захоронениях ни шорт, ни топиков, ни юбок из десяти клиньев! Сказано вам – не найдено, значит, не найдено! И вообще, в России башмаки на картонной подошве тогда только начали появляться, это Запад уже давно ходил в них...
– А о чем это говорит? – глубокомысленно изрек слегка лысеющий человек под сорок, историчным жестом поправив на носу полную реконструкцию очков, которые время от времени обнаруживались в захоронениях. В кругах ортодоксальных реконструкторов было принято считать, что люди начала двадцать первого века приписывали очкам скорее симпатические, чем оптические свойства и носили их при себе, а не на себе (ибо ни одно из открытых к тому времени захоронений не подтверждало обратного). Однако дяденька был признанным чудаком и без пяти минут доктором истории, и ему прощали подобную вольность. – О том, что люди того времени очень мало ходили пешком, и, судя по всему, климат на территории Европы и Северной Америки был весьма засушли...
– А вот у меня есть друг археолог, он говорит, у них там были такие брюки со строчкой... как их? ...джинсы! И свитеры тогда уже были, – робко произнес в углу юный новичок, кутающийся в церковное погребальное покрывало, чтобы скрыть свой только что заклейменный позором прикид – кожаные брюки, куртку в заклепках, остроносые башмаки со скошенными каблуками и черную майку с изображением суровых длинноволосых мужчин и непонятной надписью «Кипелов». Парень в белых тапочках окинул его презрительным взглядом:
– Хочешь бомжа реконструировать? Давай! Только не в нашем клубе. Мы тут к фестивалю готовимся, а ты что? До сих пор не пошился, смотреть срамно...
– Я пошился! – вскинулся парнишка, распахивая покрывало на груди. – Вот! Между прочим, каждую заклепочку своими руками ставил, – прибавил он уже жалобным тоном. – И источники есть – вот, лазерная копия снимка из молодежного журнала две тысячи седьмо...
– Не найдено!!! – в два голоса оборвали его Крис и Марина, а лысеющий дяденька, поддернув очки, поправил их:
– Найдено, но только не в обычных респектабельных захоронениях, а на задворках кладбищ, в безымянных могилах, где хоронили неопознанные трупы – то есть всяких бродяг, наркоманов и прочих маргиналов.
– Так что ты, Павел, если хочешь реконструировать маргинала, ступай лучше в клуб «Арбат», по-хорошему тебе советую, – миролюбиво сказал Крис. Марина поджала губы:
– Известные гобули!
– Толчки голимые! – поддержал её парень в белых тапочках. – Вот-вот, тебе там самое место!
Побледневший парнишка открыл было рот, чтобы достойно возразить, но тут окно с грохотом распахнулось и в комнату ввалился высокий парень в тау-китянском боевом скафандре времен Второй Звездной войны из сверкающей металлопластовой ткани.
– ПРЕВЕ-Е-ЕД!!! – заорал он, откидывая за спину прозрачное полушарие гермошлема и передергивая затвор лучевого аннигилятора. За окном зависла серебристая «тарелка» АКК – автономной космической капсулы.
– Я тебе сколько раз говорил, Радегон, чтобы не ходил сюда с вражеской эмблемой, – парень в белых тапочках кивнул на тау-китянский флажок на рукаве пришельца. Тот надменно дернул плечом.
– Ну и что, может, я реконструирую этот период! У меня, между прочим, тоже прадед погиб в тау-китянскую кампанию. Это у тебя что такое? – он скривил губы и брезгливо дотронулся до галстука собеседника. – Хэбня чистая, не мог синтухи раздобыть?... А фату, между прочим, не на затылке носят, а лицо закрывают! – переключился он на Стефани.
– На себя посмотри! – наперебой закричали остальные. – И вообще, кто нас втянул во всю эту долбаную реконструкцию? Кто нам вы... выел все мозги, а потом свалил в спэйсфайтеры? Кто на форуме у слизневцев громче всех кричал, какие в «Миллениуме» крутые реконструкторы? И что теперь?..
– Хорош вы(ЦЕНЗУРА)ваться, челы, – на историчном наречии произнесла Стефани. Она училась на филолога и страшно гордилась своей курсовой по разговорной речи рубежа второго и третьего тысячелетий. – Какого (ЦЕНЗУРА)... – пересремся как последние (ЦЕНЗУРА) перед самым фестом! Лучше послушайте, какую мне аутентичную запись достали! Музыка начала двадцать первого века, какой-то Юрий... Фамилию не помню, что-то на «Ш»...
– Шевчук? – обрадовался было юноша в кожаной куртке, но тут же сник, увидев обложку древней аудиокассеты, которую Стефани достала из сумки.
– Ша-ту-нов! – торжественно прочитала та по слогам и врубила допотопный «Самсунг». Парнишка, обхватив голову руками, со стоном кинулся вон из комнаты. Сквозь шипение и свист древней техники вслед ему неслось:
                    «Белые розы, белые розы,
                    Беззащитны шипы!
                    Что с вами сделали
                    Снег и морозы...»
Собрание московского клуба исторической реконструкции «Миллениум» плавно перетекало в лив-хистори вечеринку. Зашаркали по полу картонные и резиновые подошвы, перемежаемые редкими шпильками и каблуками, заколыхались в танце подолы старушечьих юбок, саванов и подвенечных платьев, зашипели откупориваемые бутылки с кока-колой и «Клинским»... Парень в скафандре спэйсфайтера поморщился, но незаметно для себя тоже стал притопывать тау-китянским сапогом.
Шёл 2707 год.

(c) http://contrreconstr.livejournal.com/2441.html

Tags: Забавно, Юмор, сон разума
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments