grigvas (grigvas) wrote,
grigvas
grigvas

Пять трупов для Бьянки Капелло (окончание)

Оригинал взят у shakko.ru в Пять трупов для Бьянки Капелло (окончание)

НАЧАЛО

Кардинал узнает новость о смерти Иоганны из личного письма герцога.

Младший брат Пьетро в своем послании в Рим добавляет подробностей. Почему носилки выскользнули из рук лакеев – случайно или намеренно, не докажет никто.  Пьетро лишь описывает сцену, которую он наблюдал при похоронах Иоганны. Франческо скакал на своем вороном скакуне в голове погребальной процессии. У него, трауру вопреки, вид был цветущий. Он даже улыбался – чего публика не видела давно.  Бьянка же, надев голубое парчовое платье и распустив золотые волосы, сидела на подоконнике дворца, подаренного ей любовником. Когда гроб везли мимо её дома, герцог помахал ей рукой и прокричал приветствие.

И она отвечала ему, перегнувшись через подоконник и улыбаясь. «Лестница с носилками – это конечно, поэлегантней будет, чем затравить собаками», –  заканчивает свое послание младший брат.

Кардинал представляет себе крики боли, которые издавала всю ночь в родах бледная умирающая Иоганна,  всегда такая спокойная и ледяная, вспоминает, как она улыбнулась ему и только ему, когда он в последний раз привез ей в подарок забавную испанскую карлицу.

Эрнандо бросает хрустальной чернильницей об стену, и она разбивается вдребезги.«Но всё же не так тихо, как яд!» – кричит он своему старшему брату через триста лиг, разделяющих Рим и Флоренцию.

В октябре ему приходится ехать на торжественную публичную свадьбу. Он еще не знает, что любовники уже обвенчались, и поэтому пытается отговорить брата от необдуманного шага, перечисляет ему европейских принцесс, брак с которыми принес бы пользу стране.

Но Франческо не слушает кардинала. Он улыбается счастливой улыбкой молодожена, немного неуместной на лице человека, который спит с невестой уже полтора десятилетия;  на коленях у него играет «сын» Антонио. Взгляд его устремлен в окно. Со стены государственного здания напротив сбивают инициалы Иоганны, заменяя их на новенькое «B». По мнению Франческо, оно намного удачнее смотрится в переплетении с литерой «F». Кардинал едва удерживается от искушения смачно сплюнуть, наподобие римского возчика, на драгоценный персидский ковер «беллини», и выходит в другие комнаты. Там его ожидает неаполитанский посланник, на губах которого лишь другой дипломат может заметить мимолетную улыбку, когда с улицы слышится песня «Иль гран дука ди Тоскана а спозата ла путана…».

«Праздничная повозка». Гравюра из праздничного альбома, посвященного венчанию Франческо и Бьянки.

Настроение у кардинала отвратительное. Посланник Габсбургов демонстративно покидает Флоренцию. Правитель  Мантуи разрывает помолвку сына с одной из герцогских дочерей. У Эрнандо возникает ощущение, что его старший брат не чувствует никакой ответственности за герцогство.

Бьянка шествует по залам дворца, расписанного Вазари и Аллори, приветственно кивает новоиспеченному зятю-кардиналу. Наклон её головы медлителен, полон достоинства и снисходительности. Так его могла бы поприветствовать императрица Константинопольская – если б Второй Рим не был захвачен турками, а все императрицы – истреблены. На этом пункте Эрнандо задумывается.

В течении следующих лет этот образ возвращается к Эрнандо все чаще и чаще. Иногда он снова приезжает домой, во Флоренцию, чтобы каждый раз поссориться с братом из-за того, что тот не может восстановить прежние политические союзы, помириться с  сюзереном-императором, да и просто вернуть себе прежнее монаршье достоинство. Вдобавок, в самой Тоскане дела неладны. Народ ненавидит дурного правителя Франческо, а Бьянку открыто называет «колдуньей» и бросает в неё гнилыми овощами, если та выезжает в торжественных процессиях.

Разговоры о том, что Иоганну убили, не утихают.  Через четыре года после её смерти умирает её единственный сын, маленький принц Филипп. Бьянка делает вид, что не слышит новых обвинений, но когда ей в карету забрасывают дохлую кошку, испортив любимое платье,  она распоряжается раздавать от её имени милостыню всем городским нищим и демонстративно заказывает заупокойные мессы в память Иоганны и Филиппа. Это не помогает. «Колдунья» и «шлюха» – эти слова теперь постоянно преследуют великую герцогиню тосканскую.

Кардинал Эрнандо приезжает принести брату соболезнования в связи со смертью наследника. Дворец пуст. Дела запущены. Кардинала все знают, и к нему приходят с жалобами на казнокрадство и налоги. Старый советник отца, отведя его в сторону, рассказывает Эрнандо, что после смерти принца Филиппа герцог уехал в далекую виллу у подножья Аппенинских гор и погрузился в свое горе. Даже Бьянка, уехавшая вслед за мужем, не может вывести его из этого состояния.

Спустя полгода герцог все же возвращается во Флоренцию. Особым указом он провозглашает, что Антонио больше не его бастард, а единственный законный сын.  Братьев Эрнандо и Пьетро, которые, схватившись за голову, бегают по дворцу и просят его не позориться, он не слушает. Вдобавок, Бьянка опять объявляет, что беременна. Но ничего не выходит – то ли потому, что ей уже тридцать пять, то ли потому, что она теперь не любовница, а герцогиня, и её постоянно окружает свита. А многие женщины из этой свиты – давние подруги кардинала, и им известно о предыдущем фокусе с ребенком.

Портрет дона Антонио Медичи в зрелом возрасте

После скандала из-за Антонио, в который вылился последний разговор Франческо с кардиналом, Эрнандо уезжает в Ватикан, хлопнув дверью и поклявшись больше никогда не давать советов слепцу.

Он верен своему слову целых пять лет. Но их родственники не оставляют надежды помирить братьев; к тому же стремится высшая знать и клир Флоренции. Однажды их усилия увенчиваются успехом: Эрнандо снова в Тоскане. Вместе с архиепископом Флоренции он обедает у герцога и его супруги на их загородной вилле Поджо-а-Кайано. Его знакомят с подросшим Антонио – черты лица мальчика безобразны и никак не свидетельствуют о благородном происхождении. Бьянка сильно растолстела. Смешная карлица приносит ей резной перламутровый веер – это та самая маленькая испанка, которую он десять лет назад подарил Иоганне. За столом разговор о какой-то должности: архиепископ отзывается о кандидате как о взяточнике и негодяе, Бьянка говорит, что это достойный человек. «Мне кажется, что моя супруга права, я думаю, стоит отдать эту должность ему», произносит Франческо.  Кардинал не выдерживает и выходит подышать свежим воздухом на балкон.

Затем он возвращается. На шее у Бьянке  ожерелье с топазами, которое он видел на шее у матери – а после рождения первой дочери Козимо преподнёс их своей невестке. Светло-голубые камни очень шли к ледяной красоте Элеоноры Толедской и Иоганны Австрийской; на груди же венецианской шлюхи они смотрятся как жир на колбасе – по крайней мере, так кажется Эрнандо. У него кружится голова.

1. Портрет Бьянки Капелло в зрелом возрасте, работы C. Пульцоне
2. Портрет Элеоноры Толедской, супруги герцога Козимо, с сыном, кисти Бронзино.

Через весь стол кардиналу слышен смех Бьянки, он кажется ему невыносимо вульгарным. Франческо улыбается жене: «Я помню, как впервые увидел тебя, ты была в платье точно такого же оттенка. Невероятно, это было двадцать три года назад». Эрнандо смотрит на него с презрением, если бы у него была жизнь брата, он бы прожил её совсем по-другому. «Протяните мне свои бокалы, –  говорит он, – я налью вам то самое удивительное «жжёное вино» из французского города Коньяк, о котором рассказывал».

Десять дней спустя после этого обеда после тяжелого приступа судорог герцог Франческо умирает. Бьянка присоединяется к нему на следующее утро. Последние дни они провели в невероятных мучениях.  Прислуге казалось, что от их криков осыпались фрески Понтормо и дель Сарто, украшавшие прекрасную виллу Поджо-а-Кайано. Малярия – сказали врачи семьи Медичи. Мышьяк – ответили криминалисты, вскрывшие в 2006 году их захоронение.

Труп Франческо – четвертый в данной истории; пятым, таким образом, становится труп самой Бьянки.

Эрнандо берет в свои руки власть незамедлительно и энергично. Все знают жизнерадостного и активного кардинала и все его приветствуют. Ему 38 лет, и безхозную Флоренцию радует его решение снять сан, жениться на одной из европейских принцесс, брак с которой принес бы пользу стране, и побыстрей произвести наследника. Она рада, что наконец досталась весёлому из братьев, а не угрюмому.

Кардинал отдает постановление о похоронах.

Торжественная погребальная процессия провозит тело герцога Франческо через весь город. Его хоронят в фамильной усыпальнице Сан-Лоренцо бок о бок с Иоганной. Бьянку закапывают в тайне, без церемоний и в неизвестном месте. Маленького Антонио объявляют незаконным и отдают в  орден иоаннитов.

Наутро после похорон Эрнандо выглядывает в окно. С государственного здания напротив сбивают инициалы Бьянки Капелло. Стоящий на лестнице мастер, ударив себя молотком по пальцу, произносит в сердцах «Порка Мадонна!», а подмастерье подает ему снизу гипсовые «J» и «H»,  красовавшиеся на фасаде десять лет назад.

КОНЕЦ

Портрет Фердинанда Медичи, снявшего кардинальский сан, в облачении герцога Тосканского.  Он женится на внучке французского короля, произведет с ней на свет восемь законных детей и войдет в историю, как один из самых успешных правителей Флоренции из рода Медичи.

Tags: Вархаммер, Интересно, История, Картинная галерея
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments