November 10th, 2020

Кардинал

Тайна исповеди...

После 15 лет службы в приходе отца Паскуале был организован прощальный вечер. На вечер для произнесения короткой торжественной речи был приглашен один известный политик. Политик опаздывал, и священник решил сказать несколько слов своей пастве, чтобы занять время:
- Первое впечатление об общине я получил от первой исповеди, которую я здесь услышал - и я подумал, что архиепископ послал меня в ужасное место. Первый человек, который исповедался, рассказал мне, что он украл телевизор и деньги у хворой мамочки, совершил кражу на работе, имел увлекательные интимные отношения с женой своего босса и иногда занимался продажей наркотиков. И, в довершение всего, он признался, что заразил венерической болезнью свою сестру! Я был ошарашен и потрясен. Но, с течением времени, я познакомился с остальными прихожанами - и увидел, что не все такие - я увидел людей хороших и ответственных. Вот так и прошли 15 лет моей карьеры священника...
И тут появился политик, который должен был произнести долгожданную речь.
Извинившись за опоздание, он начал:
- Я никогда не забуду тот день, когда наш священник появился здесь впервые. Мне посчастливилось первым исповедаться у него...

(с) на просторах мировой сети
Кардинал

Раздел Польши №...


Ездил этим летом на экскурсию на остров Санторини (Греция). На сходе с теплохода были поданы три автобуса: для русскоговорящих, немецкоговорящих и для англоговорящих (для всего остального сброда). Когда все расселись по автобусам получилось следующим образом: в английском осталось 6 свободных мест, в немецком два и в русском два (в русский сели все имевшиеся на борту прибалты, они предпочли язык окупантов демократическому английскому). Английский быстро слинял, а перед немецким и русским автобусами остались стоять четыре польские пани. Экскурсоводы долго решали что с ними делать, пока из немецкого автобуса не предложили (по-русски): "А давайте их разделим!". Оба автобуса чуть не надорвались от смеха. Так и поступили. Мораль: наглосаксы поляков кидают, а потом русским с немцами ничего не остаётся, как их поделить.

(с) вроде бы с Баша...