May 22nd, 2018

плащ

Один из "птенцов гнезда Петрова"

22 августа (н. ст.) 1740 г. смещенный ранее царским указом с должности Главного Командира Охотского Правления чиновник – Григорий Григорьевич Скорняков-Писарев – был наконец-то фактически отстранен от дел и взят под стражу другим чиновником, назначенным на его место и прибывшим в этот день в Охотск, – Антоном Мануиловичем Дивиером. Должность эта, безусловно, была значительна: в переводе на наши реалии – полпред президента в Дальневосточном Федеральном округе + одновременно губернатор всех соответствующих областей разом. Однако мало ли кого куда назначали и откуда снимали в былые годы в России? И все-таки – данный кульбит судьбы Скорнякова-Писарева довольно интересен. Причем в первую очередь - именно как кульбит непосредственно – иначе говоря, как яркий, но характерный пример поворота судьбы яркого деятеля первой половины российского восемнадцатого века.

Что же это был за человек? Типичный, так сказать, "птенец гнезда петрова" второго ряда. Родился Григорий Григорьевич в 1675 г. в не слишком знатной семье каширских дворян, потомков выезжего литовского шляхтича Семена Писаря. Службу он, однако, сподобился начать не в городовом дворянском ополчении, а в много более перспективном месте – "при комнате" царицы Прасковьи Федоровны Салтыковой, жены царя Ивана Пятого, соправителя Петра Первого в 1682-1696 г.г. Из тамошних придворных вышел, кстати, такой известный впоследствии человек, как В. Н. Татищев – первый российский историограф. Татищева эта давняя близость с Салтыковыми исправно выручала в бурные годы правления Анны Иоанновны – дочери этой самой царицы Прасковьи. Писарева, однако, в тридцатые годы швыряло не по-детски – впрочем, как знать, может, контакты юности и спасли его от еще более серьезных неприятностей.

Collapse )