December 18th, 2015

Кардинал

Как начинались "Автострадные танки"

Порядки в Главном РазведУправлении царили суровые: вход рубль, выход два. Пенсионерам и беременным предоставлялись скидки, но о них, как водится в тоталитарном государстве, никто не знал.
У дверей кабинета главного начальства тягловой разведчик Лизун бросил тоскливый взгляд за бронированное стекло. Из полосатой трубы крематория струился дымок. Над внутренним двориком, где помещался спецхран, то и дело взвивались в небо зеленые свистки – это бдительные часовые репетовали лай караульных собак.
От свистков рябило в глазах. С тех пор, как собак перестали кормить заключенными, животных потянуло на гласность, а кавказские овчарки – те и вовсе сбились в агрессивные землячества, объявив себя притесняемым национальным меньшинством. Демократия, подобно коррозии, разъедала страну изнутри; и при мысли о скорой её победе руки Лизуна сами собой сжимались в кулаки – как тогда, в диверсионном отряде, где ему постоянно доставался дырявый парашют с издевательской биркой «учебный».
Впрочем, времени на воспоминания не было. В кабинете нетерпеливо покашляли, и разведчик поспешно толкнул тяжелую дверь.
- А, товарищ Лизун. – сидевший за столом генерал-старший-лейтенант был настроен вполне благодушно. – Ну, проходи, Витюха, проходи. К нашему, как говорится, шалашу. – и добавил с лукавинкой: - Гостем будешь.
В голове у Лизуна что-то щелкнуло. Это сработал врожденный детектор лжи. С юных лет тягловой разведчик с авиагусеничным уклоном отличался редким правдолюбием. Вот и сейчас не сдержался.
- Шалаш, товарищ генерал, только у Ленина был, - сказал он тихо, но твердо, - а я не Витюха, а Володя… вообще-то.
- А с сегодняшнего дня - Витюха. – генерал был непрошибаем, как гениальное творенье инженера Кристи. – Время, Витюха, не такое, чтоб на мелочи размениваться. Не видишь, что ли – ОН почти наступил!
Дух захватило у разведчика от этих слов, но все же он уточнил:
- Кто именно, тащ старший генерал?
- Да ЗВИЗДЕЦ же! – взорвалось начальство. – Учишь вас, учишь, а как до дела дойдет, сразу в несознанку. Хоть второй крематорий строй.
- Виноват! – вытянулся в струнку Лизун, что с его комплекцией было совсем непросто. – Готов понести заслуженное наказание. Прошу разрешения проследовать в бассейн с крокодилами.
- Ладно, ладно. – немного смягчился генерал. – Крокодилы у нас казенные, а от тебя, от стервеца, у кого хошь несварение желудка сделается. Слушай, Витюха, новое задание. Как в Женеву прилетишь, дуй первым делом в ближайшее английское посольство за политическим убежищем. Только смотри у меня, жалостливей проси. Откажут – лучше сам застрелись…
- Есть застрелиться, товарищ старший генерал. – невозмутимо отчеканил тягловой разведчик. Умения давить слезу ему было не занимать.
- Дальше, как водится, осядешь в Лондоне, резидентуру сдашь, - задумчиво загибало пальцы начальство. – Выручку, ясен пень, в фонд Мира перечислишь… Фамилию, значится, поменяешь… И займешься, Витюха, делом. Крамолу писать начнешь.
- На англичан? – не понял Лизун. – Так меня ж за нее, товарищ генерал, обратно на родину выгонят.
- На каких, к черту, англичан! – досадливо отмахнулся собеседник. – На англичан пускай англичане и пишут. А ты, Витюха, на своих пиши. Насаждай, значится, патриотизм.
- Так у англичан, по последним данным, с патриотизмом все в порядке. – осторожно заметил Лизун. – Чего его насаждать-то?
- Да что ты заладил – англичане, англичане! – немедленно завелся генерал. – Родственники там у тебя, что ли? Или вы, с авиагусеничным уклоном, все такие – кувалдой деланные? – он выразительно постучал по столешнице кулаком. – У нас насаждать, у нас! Только за английский счет. С нашим-то бюджетом, сам понимаешь, не до патриотизму. Тут ребята тебе накропали кой-чего, на первое время, а дальше – куда кривая выведет.
Будто в полусне, перебирал Лизун исписанные убористым почерком листы. В глаза бросилось трижды подчеркнутое «Ихтиандр – жертва карательной советской евгеники». Чуть ниже упоминалась засекреченная рукопись из спецхрана тиражом двадцать пять экземпляров; страницы ее были пропитаны полонием, и немало любителей слюнить пальцы при перелистывании уже почивало на ведомственном погосте под Семипалатинском.
- Насчет Ихтиандра – это нам в Институте биологии южных морей подсказали. – откровенничал генерал. – Ты подумай: тысячи Ихтиандров стремительным броском форсируют Ла-Манш! Англичан кондратий хватит...
- ...зато нашим - повод для гордости. - медленно подытожил Лизун, и чело его просветлело. - А можно, я напишу, что БТ – это на самом деле бронетрамвай?
- Бронетроллейбус. – рассудительно поправил генерал. – У троллейбусов проходимость выше...
Кардинал

Курт Гессе и все-все-все - 58


С Днем Рождения товарищ Сталин!
(Кстати, 20 декабря - День работника органов безопасности Российской Федерации — профессиональный праздник сотрудников ФСБ, СВР, ФСО, ГУСП и других специальных органов Российской Федерации.)


Пожирает огонь обреченных сгореть,
Тех кто выплыл со дна не случайно...
Воля Сталина проста - всех ведьмаков ждет смерть!
И Конгрегация сохранит эту тайну...



Collapse )
Кардинал

Магаданский художник Владимир Мягков. Серия "Имена на карте".

Оригинал взят у kiowa_mike в Магаданский художник Владимир Мягков. Серия "Имена на карте".

Адмирал Алексей Нагаев.


Контр-адмирал Константин Старицкий.



Мичман Алексей Шельтинг.

Collapse )