December 16th, 2015

Кардинал

Крым, который мы потеряли - 4

Оригинал взят у remi_meisner в Крым, который мы потеряли - 4
Итак, товарищи читатели, сегодня мы снова поговорим о том, какую замечательную, светлую и привольную жизнь наладил в Крыму барон Врангель.

Всё ближе и ближе юбилей "Г'усского Исхода" - эвакуации белогвардейцев из Крыма. В день юбилея цикл статей, посвящённых Белому Крыму, будет закончен. А мы с вами не успели обсудить ещё столько архиинтересных момЭнтов - земельный вопрос в Белом Крыму, свобода слова в Белом Крыму, международное положение Белого Крыма... Сегодня - обсудим земельный вопрос.

Про экономику Врангель-лэнда я уже писал в посте "Крым, который мы потеряли - 2". Почему же о земельном вопросе мы говорим отдельно, да ещё посвящаем ему целую статью? А потому, что это был очень важный для России вопрос.

Стало быть, пару слов об истории этого важного вопроса скажу.

Крестьяне составляли основную массу населения России. Соответственно, симпатии крестьянства были залогом победы в Гражданской войне. А симпатии крестьянства завоевать было довольно просто - надо было дать крестьянам землю. Большевики так и поступили - потому в октябре 17-го года власть в стране даже не упала, а прямо-таки прыгнула в руки Ленина и компании.


Правда, когда выяснилось, что большевики, раздав землю, запрещают свободную торговлю хлебом; когда Ленин и компания на полном серьёзе стали проводить введённую царём продразвёрстку и введённую Временным Правительством хлебную монополию - крестьяне изрядно огорчились. Не все огорчились, ясный пень. В основном, огорчались кулаки и спекулянты. Потому что барыши с хлебной торговли ещё и в РКМП доставались - только кулакам и спекулянтам. Крестьяне-середняки всю прибыль с продажи урожая отдавали государству, за налоги. А крестьяне-бедняки и весь урожай отдавали, и ещё должны оставались. Так что этим ребятам было не привыкать расставаться с урожаем. Какая разница - царю его отдавать, или большевикам? Какая разница - деньгами отдавать, или сразу хлебом? Хлебом даже удобнее отдавать, заморочек меньше. Но! Кулаки были наиболее влиятельной и политически активной частью крестьянства. Продразвёрстка была делом, для русской деревни совершенно новым и непривычным. В продотряды, выкачивающие хлеб из деревни, зачастую вербовалась всякая нечисть, которая крестьян оскорбляла и притесняла, а хлеб воровала или разбазаривала. А самое главное: большевики ещё не успели завоевать авторитет в российской деревне, деревня тупо не знала - что это за типЫ такие, в фуражках с красными звёздочками. "Ходят тут, митингуют, флажками красными машут... Говорят, что они - "власть"... а ну, как врут? Вон, эсеры и меньшевики кричат, что большевиков слушаться не надо... И поп наш - то же самое говорит... А если эти большевики - действительно проходимцы, как и Временное? Отдать им хлебушек, а они его спекулянтам продадут, денежки в карман, да и на лыжи встанут! А потом, глядишь, другие придут, с синими, али с жёлтыми флажками - тоже скажут: "Мы здеся власть, подавайте нам зерно!" Что - им тоже урожай отдавать? Так на всех фармазонов хлеба не напасёшься!" Рассуждая таким образом, крестьянство предпочитало либо излишки зерна припрятать до лучших времён, либо вовсе - сеять ровно столько, чтобы самим на пожрать хватало, тютелька в тютельку. А перед продотрядовцами крестьяне включали дурака и только руками разводили: "За излишками приехали-с, гражданин начальник? Так не взыщи, нету у нас для тебя лишнего хлеба! Не уродилси"... Продотрядовцы, у которых дома, в городах, остались голодные семьи, от такого саботажа натурально зверели, притеснения и оскорбления крестьян случались всё чаще, обстановочка накалялась всё сильнее... Ситуация осложнялась тем, что альтернативы продразвёрстке у большевиков тупо не было. Продавать хлеб за бумажные деньги крестьяне отказывались. Они были, в принципе, согласны менять хлеб на промтовары, но промтоваров у большевиков тоже не было - российская промышленность "лежала", поражённая сразу транспортным, сырьевым и топливным кризисами, а также вредительством и саботажем владельцев предприятий - Ленин об этой, последней, напасти писал ещё летом 17-го года. Большевики, конечно, делали всё, чтобы промышленность восстановить, но на это нужно было время - много времени, месяцы и годы! А хлеб был нужен немедленно, иначе рабочие и служащие частью повымрут, частью разбегутся, города-миллионники опустеют, тогда и вовсе уже никогда заводы не запустить.Так что хлеб приходилось не "брать", а "отбирать". Зачастую - вырывать его у крестьян силой. Проливать кровь. Кровь лилась как крестьянская, так и продотрядовская - крестьяне вовсе не были безобидными ягнятками...

Кончилось это тем, что большевиков прогнали белогвардейцы. Которые немедленно землю у крестьян отобрали и вернули её помещикам. При этом крестьян слегка выпороли шомполами - за самоуправство. А самых активных самоуправцев - повесили, в назидание. И объявили, что окончательное решение земельного вопроса откладывается - до созыва Учредительного Собрания, которое созовут сразу после окончательной победы над большевиками. Ну, как "сразу"... Через годик-другой. Не позже, чем через пятилетку, короче. Вопчем - там видно будет, сперва надо большевиков победить. Крестьянин, хоть и был тёмный да безграмотный, таки почуял неладное. Почуял, что собрались его снова без земли оставить. "Помещики, стало быть, победят, соберут какую-то там "Учредилку" и будут решать, как им крестьянина землёй наделить? Ага, помещик для нас порешает, помещик нас наделит, от помещика мы, пожалуй, дождёмся благодеяний... По всему видать, что при белых-то крестьянин землицы не увидит!" А снова терпеть малоземелье крестьяне не хотели, оно у крестьян уже в печёнках сидело. Поэтому белогвардейцев поддерживать наши хлеборобы не стали - пошли либо в красные, либо в зелёные. Тыл белых запылал ярким пламенем и их благородиям пришлось драпать из-под самой Москвы - только пятки сверкали.

Прибежав в Крым и отдышавшись, их благородия наконец-то поняли, что политика "непредрешенчества" до добра не доведёт. И, наконец-то, решились приступить к земельному вопросу на полном серьёзе. Через три года после выхода большевистского "Декрета о земле" свой "Закон о земле" дали народу белогвардейцы.

Collapse )
Кардинал

Крым, который мы потеряли - 5

Оригинал взят у remi_meisner в Крым, который мы потеряли - 5
Вместо эпиграфа к следующему "эссе" о Врангель-Лэнде - цитата из мемуаров Якова Александровича Слащёва-Крымского, одного из самых талантливых белогвардейских командиров.

Появился ряд грабителей, ставших во главе белых войск: они были удобны крупному чужеземному капиталу, так как без зазрения совести готовы были на все сделки. Кажется теперь странным, что все это не было понято тогда, но когда вспомнишь про полную политическую безграмотность участников Добровольческой армии, то перестаешь удивляться.

Эта цитата особенно мила моему сердцу. Потому, что в ней "генерал Яша" говорит о вреде политической безграмотности. А ведь именно борьба с политической безграмотностью - основная, первейшая задача моего блога. Ведь именно благодаря политической безграмотности обывателя расейского торжествуют сегодня всякие стариковы, фурсовы, навальнеры и киселёвы, обвиняющие в расейских нестроениях - "англосаксов", Ротшильдов, Путина, "либералов"... Впрочем, я отвлёкся.


Сегодня поговорим о международном положении врангелевского Крыма, "последнего осколка Российской Империи". Об отношениях Врангеля с иностранными империалистами.

Современные любители Белой Гвардии о внешней политике Врангеля говорят мало. Но в целом - чОрного барона за внешние сношения хвалят. На сайте Российского военно-исторического общества об этом деле пишут:

Активно развивалась внешняя политика, в частности, сотрудничество с Францией, которое признало белое правительство де факто.

На сайте kappel.ru пишут чуть более развёрнуто и пафосно:

Правительство это (Врангеля - прим. моё) было признано Францией, что само по себе стало единственным фактом признания белогвардейского правительства со стороны иностранной державы (даже верховный правитель Колчак не удостоился подобной чести).

О! Высокая честь быть признанным Иностранной Державой! Да ещё и Европейской! Это ли не высшее счастье? Это ли не успех? Правда, современники и соратники Врангеля считали, что ради признания иностранцами фон барон пожертвовал признанием соотечественников. Г'усский националист Немирович-Данченко в этом вопросе вполне категоричен:

Ничто так не уронило престижа власти в глазах армии и населения, как так называемая внешняя политика Правительства Юга России.
Collapse )
плащ

Настоящая философия

Аpистотель ждет Платона, своего ученика. Платон опаздывает, наконец появляется.
А: - Ты опоздал... А мне пpишлось тебя ждать!
П: - Hо учитель, а женщина, ждущая pебенка, благоpодна в своем ожидании?
А: - Конечно благоpодна, но ответь и ты мне на вопpос. Всегда ли ты хочешь того, чего ты хочешь всегда, или иногда тебя охватывает подспудное желание хотеть чего-то дpугого, не того, чего ты хочешь всегда?
П: - Учитель, я не понял...
А: - Хоpошо, я повтоpю. Всегда ли ты хочешь того, чего ты хочешь всегда, или иногда тебя охватывает подспудное желание хотеть чего-то дpугого?
П: - Учитель, я все pавно не понял...
А: - И снова я повтоpю. Всегда ли ты хочешь того, чего ты хочешь всегда, или иногда тебя охватывает подспудное желание хотеть чего-то дpугого, не того, чего ты хочешь всегда?
П: - Учитель, но я же пpинес пол-литpа...
А: - ВОТ! С ЭТОГО И HАДО БЫЛО HАЧИHАТЬ! А то благоpодна, не благоpодна...
плащ

Как жили рабочие в России, которую тогда потеряли любители хруста французской булки

Оригинал взят у tarkhil в Как жили рабочие в России, которую тогда потеряли любители хруста французской булки
Оригинал взят у ss69100 в Как жили рабочие в России, которую тогда потеряли любители хруста французской булки


И эта публикация была подготовлена на утро. И снова СУП ЖЖ нагадил, взяв за привычку требовать каждую неделю подтверждение эл. адреса, причём почему-то именно ночью.

***


До столыпинских реформ мужик, окончив полевой сезон, отправлялся на заработки в город — на фабрику или на строительство. Явление это было настолько массовым, что многие фабричные предприятия на лето закрывались — рабочие расходились по деревням поголовно. Естественно, фабрикант, как мог, экономил на заработках и на жилье сезонников, и они все это терпели, поскольку воспринимали свое положение как временное.

Но реформы вышибали людей из деревни в город уже на постоянное жительство — а фабрикант, естественно, привык экономить на жилье, пище и зарплате рабочих и расставаться с такими приятными для себя привычками не спешил. И люди, составлявшие едва формирующийся рабочий класс России, перебравшись из деревни, где им не было места, в город, попадали в совершенно нечеловеческие условия нарождающегося капитализма.

К началу XX века в России сформировался новый слой общества, совершенно особый, какого раньше не бывало — тот, что социал-демократы точно и метко прозвали рабочим классом, ибо жили эти люди как рабочий скот — трудились за кормежку и крышу над головой. Некий инженер Голгофский в докладе на торгово-промышленном съезде в Нижнем Новгороде в 1896 году с точностью художника этот слой обрисовал:

Collapse )