grigvas (grigvas) wrote,
grigvas
grigvas

Category:

Красные «Моисеи»: Железный поток-2

Оригинал взят у wwold в Красные «Моисеи»: Железный поток.

Впрочем, проблемы на этом не заканчивались. К великому своему разочарованию Ковтюх не нашёл значимых продовольственных запасов в Туапсе. Более того, выяснилось, что грузинские войска голодали тоже. Над армией снова сгустился дамоклов меч голода. Обессилевшие от голода люди слабели, становились жертвами болезней или отставали по дороге, а боевые подразделения таяли на глазах, теряя не только единичных бойцов, но и целые группы. Но ещё более сурово голод коснулся беженцев, которые не состояли на армейском довольствии. Драмам, развернувшимся в этом походе, уделяют значительное внимание в своих описания и Ковтюх, и Серафимович. Но что было ещё страшнее – от бескормицы начался падёж лошадей – основной тягловой силы и армии, и беженцев. До окончательной катастрофы оставалось совсем немного.



И здесь Кофтюх принимает новое решение, которое меня поставило в тупик, ибо это понять как это могли реализовать уставшие и голодные люди - было выше моих сил. Он приказывает колонне отменить днёвки, а двигаться не только днём, но и ночью!!! Ускоренный марш продлился трое (!!!) суток, после чего отряды достигли Кубанской области, где с трудом, но добыли минимум фуража и продовольствия. А Ковтюх к тому же с удовлетворением заметил, что ночные переходы помогли адаптироваться войскам к ночным боевым действиям!!! Действительно, железные люди. Жрать нечего, все вымотаны, а в качестве решения проблем предлагают поднапрячься ещё сильнее! При этом не забываем, что одновременно с этим таманцы теснили передовые отряды Покровского, которые отступали до станицы Пшехской, где Белые подготовили более прочную оборону.

жп4 пшехская


Ковтюх построил бой по привычным лекалам - это был ночной штурм, при фланговом ударе подвижной группы. Казакам Покровского пришлось привыкать к новой агрессивной манере атаки таманцев. Ну, а пока они не выдержали стремительного ночного штурма и покатились в сторону станицы Белореченской, где их в сабли встретил кавалерийский эскадрон, обошедший позиции Белых с фланга. Таманцы преследовали противника до самой Белореченской, где их остановил артиллерийский резерв врага и начинающий новый день, а на оставленных позициях им достались 4 орудия и до 16 пулемётов.

жп4 белореченская

Штурм Белореченской отложили на следующую ночь. Правда, и атаку построили чуть более замысловато, хотя суть осталась прежней. Полки в ночь переходят реку вброд. Для чего мелкими группами выходят к ней днём, имитируя неудачное наступление, и производят разведку местности. Один из полков штурмует железнодорожный мост, где поджидает кавалерийский резерв, который в случае успеха атакует станицу во фланг. В виду того, что в Белореченской наблюдался сильный артиллерийский кулак Белых, особое внимание уделили его подавлению. Артиллерия таманцев должна была открыть сильный огонь по станице. Так же на позициях оставался Славянский полк, который прикрывал ружейно-пулемётным огнём переправу своих товарищей.

И всё повторилось заново. Перед рассветом таманцы дружно бросились с 12-метрового обрыва в реку, беззвучно пересекли её и выбили Белых из окопов, в то время как кавалерийский полк пересёк реку по железнодорожному мосту и ворвался в станицу, где разгромил штаб противника и едва не пленил Покровского.

Захватив Белореченскую, Ковтюх выяснил, что красные части оставили её буквально пару дней назад и отступили к Армавиру. По идее колонне надо было двигаться на соединение с ними, но Ковтюх понимал, что в этом случае Белые снова захватят этот населённый пункт, что может сыграть роковую роль с отставшими остальными колоннами Таманской армии. Которые, не смотря на то, что шли по очищенной от противника дороге – всё равно отстали на два перехода. В итоге Ковтюх приказал частям занять оборону в нескольких километрах от станицы и стал поджидать отставшие части.
Всё это позволило перегруппироваться белым частям и усилить натиск на таманцев. Все атаки были отбиты, но при этом Белые бывало доходили до штаба колонны.

Здесь произошёл ещё один знаменательный случай. В сумерках кавалерийская группа Белых вышла к станице Пшехской, где скопились обозы и беженцы. Вот здесь и стала заметна разница между трусливым стадом и железными людьми. Вместо того чтобы побежать и полечь под шашками казаков, раненые красноармейцы и беженцы как один выступили на встречу конной лаве с криком «Смерть казакам!». Последние уже привыкли к беспощадным ночным штурмам, когда бесчисленные полчища полуголых и чумазых «дьяволов» ссыпались к ним в окопы, справедливо посчитали, что атаковать их могут только вооружённые отряды, за которых и приняли обоз. И в итоге предпочли отступить без боя. Это один из тех примеров, когда воля гнёт сталь. Придумай этот эпизод сценарист очередного «порно»-исторического блокбастера, зритель решил бы, что это несусветная и нереалистичная чушь, а в реальности это наше история, робята.

Тем не менее, отражая атаки Белых 1-я колонна таманцев истратила все боеприпасы, поэтому у неё не осталось иного выбора, кроме очередного штурма вражеских позиций. Здесь в помощь таманцев сыграло, Деникин явно недооценил их возможности, поэтому в помощь Покровскому выслал только 2 роты дроздовцев со взводом 2-й батареи, 5-й пластунский батальон и Марковский конный дивизион войскового старшины Растегаева, что было явно недостаточно.

Как это уже стало привычным Ковтюхом был выбран ночной бой. Пока шла подготовка к штурму, в станицу вошли части 2-й колонны Красных, где находился Матвеев, которого ещё в Геленджике выбрали командиром всех трёх колонн. Кофтюх описал ему ситуацию и попросил помочь войсками. Матвеев, ссылаясь на усталость войск, отказал. Но здесь на помощь пришёл начштаба Батурин, который предложил использовать вновь прибывшие войска в качестве резерва, а так же помочь артиллерией. Всё это высвободило дополнительные силы и усилило артиллерийский кулак таманцев. В итоге ночной штурм увенчался успехом, и дорога на Армавир была открыта. Этот эпизод был характерен тем, что показывает строптивый характер Матвеева и его взаимоотношение с более рациональным начштаба Батуриным, который умел грамотно направить его в конструктивное русло. Отсутствие последнего рядом на совещании у Сорокина сыграло потом с Матвеевым, да и всей 11-й армией злую шутку.

Но это будет потом, а сейчас таманцы быстрым темпом продвигаются дальше, но каждый раз обнаруживают, что основные части Красных снова отступили у них под носом. Сказывались последствия перехваченной телеграммы Покровского про «бронированных свиней». Для установления более прочной связи с ними было решено отправить добровольцев на автомобиле с пулемётом. Красных они застали в станице Лабинской, которая вот-вот должна быть отставлена. В итоге отряд Красных решил подождать подхода таманцев, но при этом выслал эскадрон кавалерии, чтобы убедиться, что всё сказанное правда.

В силу чего в станице Дондуковской произошла встреча таманцев с основными частями Красной армии. Не смотря на радость этого события выяснилось, что информации от главнокомандующего Сорокина нет никакой (тот по прежнему верил телеграмме Покровского), а крупный отряд Красных был выбит из Армавира, что снова ставило таманцев в состояние полуокружения. Из всего этого вывод был один – срочно наступать на Армавир.
Эту задачу возложили на 1-ю колонну, а остальные заняли оборонительные позиции.

жп4 армавир

И снова был выбран ночной штурм, благодаря которому деникинцы были сбиты с позиций и отступили в центр города, прикрывавшийся мощными баррикадами. Для их преодоления потребовался ещё один ночной бой. По всему отряду были собранны оставшиеся ручные гранаты, а темнота позволила вывести артиллерию на прямую наводку. От их огня баррикады загорелись и в пламени от языков пожара таманцы прорвались к мосту. Белые с большими потерями отступили.

Успешный штурм Армавира ознаменовал окончание почти 500 км пути, которые преодолели красные части для соединения со своими основными силами, который в истории, благодаря меткому выражению Серафимовича, получил название «железный поток». Действительно, те испытания, которые вынесли эти люди, произвели с ними необычайную трансформацию, превратив их в дисциплинированный и самоотверженный отряд борцов за коммунистические идеалы. Что разительно отличало их от других, очень часто полуанархических и полуразложившихся отрядов Красной армии. В этой истории, пожалуй, недосказанным остался только один момент – куда делись эти замечательные в своём мужестве и организационной дисциплине люди?

Гаубица
122-мм гаубица образца 1910 года – активный участник Первой мировой и Гражданской войны в России. Очень показательны размеры: основная тягловая сила того времени – лошадь, что и ограничивало массогабариты изделия. Но и без лошади – никуда. Именно поэтому проблема фуража особенно остро стояло при переходе по черноморскому побережью.
Переход Таманской армии наглядный пример того, как происходили процессы самоорганизации в начальный период Гражданской войны в России. Всё очень жёстко и в предельно сжатые сроки. Бросили в «воду», «поплыл» - хорошо, «утонул» - никто и не вспомнит в круговерти постреволюционного хаоса. Таманцы, что называется, не просто «поплыли», а стали лидерами «заплыва». Суровость испытаний и лишений, что они превозмогли, рисуют нам картину поистине железных людей, которым, казалось бы, теперь любые трудности нипочём. Однако они, как действующий субъект исчезают из дальнейшей летописи гражданской войны, что должно вызывать, как минимум, чувство недоумения. И без объяснения причин, способствующих такому положению дел, рассказ об этом героическом переходе будет не полным.

Итак, не смотря на то, что таманцы пробились к основным частям Красной армии, до конца их испытаний на прочность было ещё далеко. Не смотря на то, что 11-я Красная армия численно представляла из себя грозную силу (около 150 000 штыков и сабель и до 200 орудий), в реальности всё выглядело несколько иначе.

Во-первых, было проблематично обеспечить всё это воинство всем необходимым. Базы на Кубани были Красными эпически просраны, а с центральными районами страны она могла общаться только через захолустную Астрахань. Что в у условиях тогдашней логистики характеризовалось словом «никак». Да, представители Жлобы привезли оттуда 400 000 патронов, при потребности одной Таманской армии в 100 000 ежедневно. Не менее печально обстояли дела с обмундированием, особенно у таманцев, поистрепавшихся в длительном переходе, в то время как стояла середина календарной осени и начиналась непогода. Поэтому была не редкая картина, когда по ночам бойцы согревались, прижимаясь друг к другу. Чтобы не подумали современные «подкованные» читатели никакого эротического подтекста здесь не было – банальная нехватка тёплых «портков».

Второй проблемой был бардак в руководстве Северо-Кавказской республикой, чьими войсками (11-я армия) управлял харизматичный и властолюбивый Сорокин. Который устанавливая революционную дисциплину в войсках, первым делом расстрелял Матвеева, что угнетающе подействовало на 2-ю и 3-ю таманские колонны, которые тот вывел с побережья. Причиной был спор о дальнейших действиях 11-ой армии. Командование понимало, что трудности со снабжением могут привести к проблемам, но выбрать путь их разрешения не могло. Логика подсказывала, что надо отступать к Царицыну, на соединение к основным частям Красной армии, чему противились местные кадры, жаждущие удара на Кубань, чтобы освободить свои родные места. Именно жертвой этого спора пал импульсивный Матвеев.

Тем не менее, время было потеряно, что позволило перегруппироваться Белым и усилить натиск на Красных в районе Армавира. Последовал ряд жёстких ударов и контрударов, которые зафиксировали статус кво. После чего таманцы получили новую задачу - участвовать в штурме Ставрополя.

жп5 Ставрополь

Вокруг Ставрополя и закрутились основные события. 28 октября Ставрополь был взят Красными, но… В очередной раз разыгралась, набившая оскомину, борьба за власть. Сорокин расстрелял ряд высокопоставленных руководителей Северо-Кавказской республики, в ответ на что, остальные собрали внеочередной съезд и объявили его вне закона. Тот бежал к войскам, но непродуманно попал в расположение бывшей второй таманской колонны. Где был задержан разъярёнными солдатами и расстрелян без суда и следствия. Что в очередной раз поставило Красных в условие безвластия.

Которым не преминули воспользоваться их оппоненты. Собрав ударную группу из 4-х кавалерийских полков, аналог будущих танковых групп в маневренной войне, Шкуро бросил их со стороны Баталпашинской через Невиномысскую в тыл Таманской армии, отрезав её от основных сил в Пятигорске. В общем, «лыко-мочало – начинай с начала». Армия выдержала серию тяжёлых боёв, теряя проверенных бойцов и командиров, но сумела вырваться из окружения и заняла оборону на линии Петровская – Донская балка – Высоцкое.

Здесь произошёл ещё один эпизод, который характеризует общий бэкграунд того времени. Пока шла схватка под Ставрополем, Ковтюх болел тифом в Пятигорске. Тем не менее, у него на квартире собрались представители Реввоенсовета, которые предложили ему возглавить армию. Кофтюх отказался, ибо ещё не совсем выздоровел для такой ответственной должности. Однако  Реввоенсовет приказал ему, не считаясь с болезнью (!!!), выехать на фронт и исправить положение. Что Ковтюх и выполнил, застав войска в ужасном положении. За короткий срок он провёл мобилизацию в незанятых Белыми частях ставропольского края, реквизировал тёплое бельё (один комплект со двора), что позволило одеть половину армии. Армия взбодрилась и снова начала наступать, но здесь в дополнение к недолеченному тифу Ковтюха свалило воспаление лёгких и его снова увезли с фронта. Поэтому общее отступление войск Северо-Кавказского фронта он уже не застал. А последним предстояло ещё один пятисот километровый переход по Голодной степи до Астрахани, который прошли далеко не все бойцы и командиры.

В описании этих событий и кроется ответ: куда делась, безусловно, превосходнейшее подразделение южной части войск Красной армии. Не имея надёжных тылов, не имея постоянной подпитки пополнением и достаточного времени на его подготовку, части Таманской армии буквально истаяли в боях. Ну, а оставшихся бойцов покосил тиф. Здесь как раз и сыграл негативную роль упёртый фанатизм бойцов и командиров, которые заболев, считали ниже своего достоинства идти дальше своего обоза, игнорируя относительно квалифицированную помощь в лазарете. Что ещё больше выкашивало ряды красноармейцев.

В итоге, в путь через Голодную степь выступала уже Таманская дивизия, в которую свели остатки армии. А когда в 1919 году Ковтюх выбил разрешение на сбор новой Таманской дивизии, то со всех частей Красной армии он набрал около 3 500 человек, участников этих событий. Вот вам и ответ. Воля может гнуть сталь, но она не может гнуть её бесконечно. Нужна система, на которую эта воля могла бы опереться. В условиях неразберихи гражданской войны и тяжёлых процессов самоорганизации красные отряды северного Кавказа сделать это не смогли – за что заплатили серьёзнейшими потерями. История эта крайне поучительна, к тому же мы увидим, что характерна и для Белых «Моисеев».

Впрочем, сначала интересно посмотреть на блеск и нищету советского агитпрома в отношении «Железного потока».
Tags: Вархаммер, Военное дело, Интересно, История, Первая Мировая, Психология, сон разума
Subscribe

  • Кружева и Сталь IX (№9)

    Приобрел. Как всегда, альманах на очень высоком уровне. После несколько выматывающей корреспонденции Фридриха Великого (читать интересно (особенно…

  • Подпишусь под каждым словом

    Никогда не слушал музыку и песни Мамонова. Для меня он навсегда останется отцом Анатолием. Пронзительная и страшная в своей натуралистичности…

  • Клипы жаркой адской недели

    Красная Армия!!!

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment