grigvas (grigvas) wrote,
grigvas
grigvas

Русские: pro et contra в Семилетней войне

Оригинал взят у mos_art в Русские: pro et contra
PRO

  • Я никогда не сомневался в том, что русские также отважны на море, как и на суше. У людей, презирающих смерть, это в природе: мы видим, что англичане одинаково хорошо сражаются и там и там.

  • Казаки исключительно способные к малой войне, они легко ориентируются в стране, где прежде никогда не бывали.

  • Гусарские полки набираются из иноземцев, другие сформированы на Украине. Однако, все они хороши и, в наше время безупречно обучены, в особенности украинские – из весьма скверных казаков вышли лучшие гусары на свете. Эта нация вообще пользуется большим уважением и венгерская одежда ей очень идет. Сверх того имеется еще и прекрасный регулярный казачий полк, названный Чугуевским по колонии Чугуев.

  • Лошади у них русские, выносливые и неприхотливые, в любом отношении для войны отлично приспособленные.

  • Русская артиллерия многочисленна и хороша.

  • Артиллерийский и инженерный корпуса очень представительны.

  • Егеря обучаются стрельбе по мишеням и каждый видевший их расточает им похвалы.

  • Добропорядочного солдата никто и не спросит, к какой секте он себя причисляет. Некий магометанин дослужился до генерал-майора, их много и среди простых солдат. Среди солдат встречаются даже язычники из различных мест.

  • Русский солдат хорошо одет, у него добротные шинель и сапоги, в этом отношении все в порядке.

  • Русские солдаты несравненны. Их переполняет любовь к Отечеству; они воодушевляют офицеров, призывая положиться на их мужество; в то время, как в других армиях офицеру приходится говорить без конца, чтобы побудить людей к исполнению долга.

  • Даже в самом бедственном положении они неизменно сохраняют бодрость, воспевая своих героев и победы. Их запевалы (обычно, дети пастухов) – так же споро складывают стихотворную строфу, как и запевалы французских гренадеров.

  • Русский устраивает себе печь в земле, сам печет свой хлеб, он и каретник, и каменщик, и плотник, и столяр, и брадобрей, и портной, и сапожник, короче, может все, никогда этому не учившись.

  • Среди пехотных полков, находившихся с графом Чернышевым при прусской армии, были такие, где солдаты дали зарок не пить спиртного – сие многое скажет о солдате любой нации, в особенности же о русском, который в пьянстве порока не видит.

  • По-моему, никакие войска в мире не идут так охотно в штыковую атаку, как они. Они были первыми, кто потягался с турецкими саблями, пойдя на них в штыки – доказательство тому, что машиною они не являются.

  • Они понятливы, неприхотливы и, как утверждается, легче других наций переносят лишения – я в это, однако, не верю. Признаю, что лишения страшат их меньше, чем иных солдат, а также, что они подвергают себя большим тяготам.

  • Русские имеют своих генералов, которые прославились бы в любой армии мира.

  • Верно, что русские обладают пытливым умом. Не знаю другой нации, которой овладение французским обходилось бы так легко, и которая так же хорошо говорила бы на нем, как они.

  • В славное правление ныне правящей императрицы кавалерия достигла теперешней степени совершенства – я нахожу ее прекрасной и по-настоящему боеспособной. Кирасиры также хороши, как и лучшая кавалерия в мире.

  • Мне было суждено узнать русских тридцать лет назад, ныне я нахожу их сильно переменившимися в лучшую сторону. Бесспорно, этому счастливому преображению немало способствовала вольность, дарованная благородному сословию Петром III и подтвержденная Екатериной II: холоп способен лишь на подлые мыслишки.

  • Когда их принуждали к военной службе, они шли в нее с большой неохотой. Поскольку теперь они свободны, для них – это дело чести и они ищут возможности отличиться.

  • Случившаяся война с прусским королем обернулась к большой выгоде для нации и всегда будет оказывать на нее влияние. Можно утверждать, что эта война сделала их теми, кем они сейчас являются.

  • Как они перезимовали несколько зим в прусских землях, ненависть к врагам обратилась в удивление и расправы над пленными прекратились.

  • Графы Румянцев и Чернышев, молодые полковники, находили удовольствие в том, чтобы содержать свои полки исправными и хорошо обученными, их замечали и награждали одобрением: тогда же пришло осознание, что армия, содержащаяся в опрятности и хорошо дисциплинированная, обходится ничуть не дороже, чем грязная и распущенная.

CONTRA

  • в России нет торгового флота, где офицеры и матросы могли бы освоить морское дело.

  • Казаки пьянству и грабежу предаются с охотой.

  • Среди русских солдат много таких, кто совсем не видит в темноте. Стоит солнцу зайти – их приходится водить, как слепых. Возможно, виной слепоте их жилища, там всегда стоит чад.

  • В гвардейской пехоте недостает муштры и службу несут спустя рукава. Гвардейцы славы России не приносят: с 1742 года никто из них, за исключением 500 добровольцев, доставленных последней эскадрой в Грецию, в войне не участвовал.

  • Такой порядок, естественно, обижает армейских офицеров, не принося ни малейшей пользы: в военном ремесле, безусловно, лучше разбирается человек, приобретший боевой опыт, а не тот, кто лишь щеголял при дворе.

  • Хотя каждый отдельный полк хорошо обучен, однако, на взаимодействие с другими внимания обращается недостаточно.

  • Они затрачивают слишком много времени на ружейные приемы, делая на них основной упор в подготовке.

  • Внешностью русские уступают немцам, полякам и шведам: приземисты, стройные попадаются редко.

  • Еще одним злоупотреблением в российской армии, заслуживающим устранения, является чудовищная писанина - всякая мелочь излагается письменно. Генерал тратит большую часть своего времени на чтение и подпись таких пустяков, на которые в другом месте пожалели бы и клочка бумаги. Я ничуть не преувеличиваю, утверждая, что один русский батальон изводит больше чернил, чем вся прусская армия. Сие требует массу писарей, самый малый деташемент их иметь обязан. Бумага и сургуч причиняют непомерные затраты. Через канцелярщину российская армия теряет, верно, от двух до трех тысяч бойцов, если посчитать с писарями людей для их охраны, обслуживания и т.п.

  • Русским не хватает исправной организации снабжения, припасы магазинов сгнивают, но всё же войскам приходится употреблять их в пищу.

  • Однако, он не может тащить на себе всю экипировку и в придачу хлеб на несколько дней. Двенадцати или двадцати товарищам приходится покупать в складчину лошадь и телегу и содержать их. Отсюда они вынуждены во многих местах обходиться хлебом и водой, часто, в особенности в Варшаве, на содержание обозной лошади уходит все жалование.

  • Русские не заботятся должным образом о рекрутах, многие помирают еще до поступления в полк. Убытка от этого не происходит, так как жалование начисляется лишь по истечении четырехмесячной службы. Такой вот бедный парень, взятый из родительского дома, проделывает двести или триста миль марша, получая на содержание лишь отсыревшую муку или ячменную крупу.

  • У русских недостает фельдшеров: большинство из них немцы, им платят недостаточно и потому не имеют добрых, к ним идут лишь наши посредственные костоправы.

  • На марше и в действующей армии солдат должен сам себе готовить. Жалование выдается раз в четыре месяца и никогда авансом. Как только простой солдат покидает гарнизон, ему приходится довольствоваться хлебом и водой. Отсюда приходит соблазн поедать всевозможные негодные сырые продукты и те приводят его в лазарет, у них – все равно, что в могилу.

  • Солдат, зачастую получающий лишь скверную муку, какую-то малость ячменной крупы и 14 грошей на немецкие деньги, не может ни выпить стакан пива или водки, ни каждую неделю хоть раз поесть мяса. Короче, русский солдат редко может заглушить голод и, едва оставив гарнизон, испытывает нужду во всем, что делает жизнь приятной. По этой причине он, так сказать, и презирает ее.

  • Сам видел, как в Финляндии и в Кронштадте полки ежегодно теряли почти половину солдат из-за одной только цинги.

  • В битве при Егерсдорфе они не брали пленных, невзирая на то, что большинство пруссаков, попавших им в руки, были тяжелоранеными. Офицеры, опасаясь для себя неприятных последствий, не могли остановить резни.

  • Любой дворянин, имевший средства к существованию, был прав, не поступая, коль скоро мог от нее уклониться, на военную службу. По принуждению всё исполняется с неохотой, в особенности, если при этом не раззадорено наше самолюбие – такова человеческая природа.

  • Драгуны, составлявшие при Минихе большую часть кавалерии, пребывали в таком состоянии, что регулярным войском их едва ли можно было признать. Они, скорее, уподоблялись бранденбургским ямщикам и это сравнение, полагаю, им еще льстит.


Об авторе:
Карл-Эмманиул Варнери (1720 – 1786), по происхождению франкоязычный швейцарец, родом из кантона Во. Поступил четырнадцатилетним на военную службу в Сардинии, участник Войны за польское наследство. В 1737 году недолго пребывал на австрийской службе. С 1738 года по 1742 год на службе в России. Участник русско-шведской войны в качестве капитана гренадеров, ранен в сражении при Вильманстранде.
В 1742 году перешел на службу в Пруссию, сделав в качестве гусара быструю карьеру, отмеченную присвоением прусского дворянства, орденом Рour le mérite и чином полковника (командовал гусарским полком N3 с мая 1757 года).
Попал в 1757 году в австрийский плен с частью своего полка (7 из 10 эскадронов) в результате капитуляции крепости Швейдниц. Вернувшись из плена по размену, добровольно предстал перед военным судом и был оправдан. Потребовал военно-полевого суда для всех офицеров, бывших с ним в плену. Дело завершилось конфликтом с королем и вынужденной отставкой в разгар войны.
С 1776 года генерал на польской службе, личный адьютант короля Станислава Понятовского. Продолжал, однако, проживать на прусской территории, в силезском поместье или в Бреслау, где и помер.

Офицер прусского полка "синих" гусар.
Tags: История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments